FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.05.17 You Love I. Do I?..


2015.05.17 You Love I. Do I?..

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

You Love I. Do I?..

[audio]http://pleer.com/tracks/13430588THeG[/audio]

В эпизоде:
17 мая 2015 г;
Оттава, съёмная квартира Макинтошей

В ролях:
Калеб, Вэл, Пандора

Wonderful, so wonderful
You turned my heart into a puppet show
If you like me please let me know, ah ah ah

2

[nick]Caleb McIntosh[/nick][charinfo]<b>Калеб Макинтош</b><div>29 лет, писатель</div>[/charinfo][status]she's taken my heart but she doesn't know what she's done[/status][icon]http://40.media.tumblr.com/4ff24549a18e5cca6f576da0176887cb/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o3_r2_250.jpg[/icon] Калеб не был сильно расстроен, когда выяснилось, что у супруги уже есть планы на воскресный день. Посидеть с Вэлом наедине, перетереть за жизнь за бокалом виски (или к чёрту этот пафосный "взрослый" напиток, да здравствует пиво?) казалось прекрасной перспективой. Но Мак был примерным мужем и всё-таки предупредил свою миссис о визите Рауха. Да, того самого, чью музыку Пандора так часто включала пару лет назад. И чьим именем в итоге был назван их чудесный отпрыск, оставленный ещё вчера под присмотром Калебовой мамы. Где-то между первым и вторым воспоминанием затесалось ещё одно, очень старое и смутное.
- А ты ведь должна была его знать... мы же все учились в одной старшей школе. Ну точно. Однажды я видел тебя и Вэла на заднем дворе его дома. Кажется, ваши родители работали вместе, да? А потом ты ещё прибегала извиняться за что-то... я до сих пор не знаю, за что.
Калеб призадумался, но быстро переключился на то, чтобы подать выходившей из квартиры жене сумку, обменяться дежурным поцелуем и закрыть дверь.

- ...да я сам не знаю, как так вышло, что именно мои писульки выиграли конкурс! Звёзды сошлись, наверное, - смеялся Калеб, потягивая пиво. - Ну ладно. Прочитаешь, составишь своё мнение. Критики хвалят мой "лёгкий слог" и на чём свет стоит матерят сюжет. Скучно им типа. Персонажи плоские, не живые. Ситуации притянуты за уши.
Макинтош отмахнулся.
- Каждый раз одно и то же. Уже даже не обидно.
О последнем Мак слукавил. Было обидно и ещё как. Он перманентно думал о том, чего бы такого добавить в очередной роман, чтобы выйти на качественно новый уровень. Думал, добавлял, но наступал на те же грабли. Драмы бы ему... в собственную жизнь. Эмоциональной встряски. Может, какой далёкий родственник помрёт? На более значительные неприятности Макинтош категорически не был согласен. Но судьба, некогда подарившая ему стремительную писательскую карьеру и жену, уже готовила сюрприз.
В коридоре зазвенели ключи и раздались лёгкие шаги Пандоры.
- О, солнце моё, ты вернулась? - расслабленный алкоголем и приятной компанией, Калеб позволил себе не подниматься навстречу. - Вэл, ты помнишь Пандору? Я вот только сегодня вспомнил, что вы знакомы...

3

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon] Так отчаянно сердце в груди не колотилось даже в ночь нападения. Вэл прожал дверной звонок, через минуту увидел сияющего Калеба, тут же узнал, что миссис Мак предпочла провести время с родными, и стало несказанно легче. Увидеть Пандору казалось жизненной необходимостью, но если она останется полузабытой девочкой, может, оно и к лучшему.
В съёмной квартире не было фотографий. В воздухе парил запах незнакомых духов, через приоткрытые форточки доносились звуки с улицы.
- Ностальгировать, так по полной, - хмыкнул Вэл, присматриваясь к этикетке пивной бутылки. Именно это пиво Калеб притаскивал из отцовской заначки в гараже. А после рассказывал, как "предок" обнаружил пропажу и вдарил по первое число. - Ну теперь-то тебе никто по шее не надаёт?
Тому, как гладко складывалась жизнь Макинтоша после школы, оставалось только удивляться. Валентин слушал друга и всматривался в его лицо, пытаясь угадать, не скрывает ли Мак чего. Ну а вдруг. Мысленно Раух проводил параллель между их с Калебом разговором и чёртовыми встречами выпускников, на которых принято хвастать своими успехами. Вот, смотри, я заместитель директора, у меня трое детей и лабрадор, я абсолютно счастлив. И вовсе не собираюсь пустить себе пулю в висок, когда мне стукнет полтинник. Им с Калебом придётся ещё ни единожды так побеседовать, прежде чем придёт время откровений. Если вообще когда-то придёт. Вэл сам отнюдь не был готов раскрывать душу.
- Я обязательно прочитаю, - пообещал Валентин, перелистывая страницы добротного книжного издания с росчерком Калебова автографа на форзаце. Глаза зацепились за посвящение: "Пандоре Т." Значит ли это, что Калеб вписал в этот роман её образ? Вэл подумал, что в надежде найти какие-то ответы в тексте, прочитает роман действительно очень быстро.
Но, кажется, это не понадобится.

"Солнце моё..."

Нет, Вэл бы никогда так её не назвал. Пандора не похожа на солнце. Она не греет, она не сияет. Может быть, во вселенной Калеба вокруг Пандоры и крутятся планеты. Во вселенной Валентина были другие ориентиры. Он бы сравнил Пандору с бризом, лёгким прибрежным ветром, который дважды за сутки меняет своё направление.
- Знакомы... - не своим голосом отозвался Раух и сделал над собой усилие, чтобы поднять глаза на миссис Макинтош.

4

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Цветные сны[/status][sign] [/sign]

Если где-то в душе Пандора думала, что теперь, когда она уже взрослая, жена и мать, ее собственная матушка перестанет с ней обращаться, как с ребенком, сегодняшний визит в отчий дом окончательно ее в этом разуверил. Да что там, и пятницы хватило бы с лихвой, чтобы попрощаться со всеми надеждами. Миссис Теодоракис устроила зятю и дочери полноценное цирковое представление, то кокетничая с Калебом и напоказ радуясь, что хоть кто-то рискнул жениться "на нашей непутевой дочке", то впадала в паранойю, выспрашивая всю его родословную и требуя от дочери заверений, что родителей не позвали на свадьбу не потому что Пандора вышла замуж за какого-нибудь мормона-многоженца. Ненадолго активную матушку удалось отвлечь разговорами о внуке, но эта тема миссис Теодоракис однозначно привлекала совсем не так сильно, как тема свадьбы, работы и прочих вещей, о которых Пандора и с подругами-то не говорила никогда. Хотя после школы Пандора сошлась всего с парой девушек в университете, да и те не отличались ни особенной разговорчивостью, ни особенным интересом к личной жизни подруги. Собственно, за это Пандора их и выбрала.
Напоследок пришлось пообещать матери заглянуть к ней еще и в понедельник. Избавить мужа от лишних встреч с тещей казалось Пандоре самым меньшим из того, чем она могла бы отплатить Калебу. Впрочем, как ей думалось уже по пути, сколько не расплачивайся, а этот долг не вернуть. Как вообще можно расплатиться с мужем, которого любишь недостаточно? В ее же собственных глазах Пандору не оправдывало ни то, что Калеб, казалось, и вовсе не замечал, что какая-то часть Пандоры ему не достается, ни то, что эта часть была надежна заперта на замок и никому другому тоже не доставалась, ни даже то, что к мужу Пандора испытывала самые искренние, теплые и нежные чувства. Он дал ей все, о чем только можно было мечтать - любовь, ласку, свободу везде, где она только хотела. Как его было не любить в ответ? Пандора и любила. Просто недостаточно.
Рука сама потянулась к сумке, нащупала пачку сигарет и сжала в ладони. Пандора не курила. Уже больше десяти лет не курила. Но иногда покупала пачку, импульсивно, не думая, носила ее с собой в сумке, а затем заставляла себя выбросить. Она же не курит, зачем? Только через неделю-другую у кассы снова бездумно просила добавить к покупкам сигареты. Вон те, все равно других никогда не пробовала.
"Это все Оттава виновата, что навевает воспоминания." - решила Пандора и твердо запретила себе думать об этом снова. Ей еще выслушивать мать с ее мнением о Калебе. Лишние воспоминания о школьных временах здесь были совершенно лишними. Пандоры Теодоракис больше нет, есть Пандора Макинтош.

Если бы этим утром Пандора внимательнее слушала мужа, она бы осталась у матери ночевать. Но она, погруженная в собственные размышления, навеянные Оттавой - скорее бы обратно в Торонто, к новой, тщательно выстроенной жизни! - умудрилась пропустить почти все мимо ушей. Запомнила только, что к Калебу придет какой-то гость, даже использовала это для того, чтобы объяснить матери, что ей надо уйти пораньше, а то двое мужчин вряд ли смогут присмотреть за ребенком.
Открыла дверь, убрала ключи обратно в сумку - если не убрать, она непременно забудет их завтра с утра - сняла туфли и двинулась в гостиную, на ходу разматывая шарф. Чудесный элемент гардероба, к тому же по Пандориному выбору, а не по выбору матушки, поэтому вполне подходящий к платью.
Улыбнуться на голос мужа, еще не вникая в смысл произносимых им слов.
"Вэл... помнишь... вспомнил... знакомы..."
"Вспомнил... знакомы..."
"Знакомы..."
"Вэл"
"ВЭЛ?!"
Шарф выпал из рук.
Пандора изумленно уставилась на сидящего в ее гостиной Вэла. Крупнее, с бородой, без дредов... но несомненно Вэла. Того самого - помнишь, Пандора? - с которым... которого...
- Извините. - пробормотала Пандора и нагнулась за шарфом. Вдохнуть. Выдохнуть. Уж это она точно должна Калебу, даже больше, чем спасать его от внимания миссис Теодоракис. Выпрямиться и улыбнуться. - Здравствуй, Вэл. Давно не виделись.
Нужно было срочно придумать хоть какую-то цивилизованную тему для разговора. Хотя бы про... что там он в руках держит? Ах да, точно, роман Калеба.
- Вижу, ты уже показал Вэлу свое детище?
И пиво. Ну да, разумеется, именно пиво. Что же еще могло тут быть.

5

[nick]Caleb McIntosh[/nick][charinfo]<b>Калеб Макинтош</b><div>29 лет, писатель</div>[/charinfo][status]she's taken my heart but she doesn't know what she's done[/status][icon]http://40.media.tumblr.com/4ff24549a18e5cca6f576da0176887cb/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o3_r2_250.jpg[/icon] - Одно из детищ, - улыбнулся Калеб, оборачиваясь к Пандоре. - Наше с тобой общее на сегодня ещё останется у моей мамы, если ты не против, она очень просила.
Простодушный Калеб если и заметил повисшее напряжение, то списал его на не компанейский характер друга и усталость супруги после визита в отчий дом. Пандора и Вэл ведь друг другу совсем чужие, понадобится какое-то время, чтобы понять, на какой дистанции, как и о чём им общаться. Обязанность Калеба - помочь им сойтись, найдя, например, какие-то точки соприкосновения.
- И вообще, Вэл сам попросил! Правда же? - шутливо оправдался Калеб, переглядываясь с Раухом. - Кстати, я говорил? Пандоре очень нравилась твоя музыка. Ну та... из фильмов.
Макинтош предложил Пандоре сесть и принести ей выпить. Например, пиво.
- Знаю, напиток не в твоём вкусе, но раз уж сегодня день ностальгии по тинейджерским временам, без пива никак не обойтись.
Перед тем, как передать жене бутылку, Калеб обтёр её салфеткой от холодной испарины и вскрыл. Бывают женщины, видящие своё предназначение в услужении мужу. А Калеб, по всей видимости, был таким мужчиной, сферическим семьянином, которому нравилось заботиться о жене и крутиться волчком вокруг неё, предугадывая любое желание. С предугадыванием было плохо, но Пандора оставалась Пандорой, не привыкшей перечить и выражать недовольство. И Калеб получал свою порцию благодарностей, светился и множил в себе тёплые чувства. Его любви вполне бы хватило на двоих, даже если бы Пандора не пыталась любить в ответ.
Телефон Калеба завибрировал в кармане брюк.
- Простите, звонок по работе. Я отойду, - сказал Мак и ушёл в сторону спальни, прикрывая за собой дверь в гостиную. Вскоре раздался его бодрый голос, обращающийся к некому Андреасу, бывшему его агентом.

6

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Они встретились глазами лишь на секунду. "Солнце... в какой галактике найдётся такое холодное солнце?", пронеслось в мыслях Рауха.
Вэл не стал изображать улыбку, он перевёл взгляд на Калеба, попутно нервно облизнул губы. В этом жесте ничего не изменилось за двенадцать лет, разве что вместо одного кольца в губе теперь было два.
Когда Калеб вышел из комнаты, Валентин подумал, что готов его убить. Но для этого пришлось бы как минимум встать, а тело будто налилось свинцом, не шевельнуть даже рукой, чтобы закрыть книгу.
Раух начинал злиться на самого себя. Неуверенный в себе мальчишка в безразмерных чёрных шмотках переминался с ноги на ногу и не знал, что сказать, как сказать, сомневался, не лучше ли просто сбежать, стереть из памяти телефона номер Макинтоша и обрубить все мосты. Орал на себя: на кой чёрт припёрся? Хотел пообщаться с другом, для этого есть нейтральные территории, сотни квадратных километров нейтральных территорий. А на ком он женат и какие у них отношения, вообще не твоё дело. Взрослый мужчина, внутри которого был заперт этот мальчишка, понимал, что в чём-то мальчик прав. Но не в том, что надо бежать. Что было, то было. Потрудись быть вежливым с хозяйкой дома.
- Здравствуй, - наконец, произнёс Валентин, и рискнул посмотреть на Пандору.
Одета лучше, стрижка лучше, эмоций меньше. Вот и все изменения. Из-под юбки выглядывали те же стройные ноги. И, как и раньше, Вэлу было неловко на них смотреть.
За такие моменты Раух ненавидел встречи со старыми знакомыми. Они всегда будили в нём прошлого его. Семнадцатилетний Валентин Раух откровенно не был любимой личностью Вэла. Много эмоций, много агрессии и самых разных страхов.
- Этот шарф намного лучше того, - вдруг сказал Раух и всё-таки дёрнул губами в подобие улыбки.
Курить хотелось безумно.

7

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Пандора забралась в кресло, по привычке с ногами, одернула подол и благодарно вцепилась в предложенную мужем бутылку. Пить она как не умела, так и не научилась, ее по-прежнему уносило с самой малости, но, говорят, алкоголь помогает расслабиться. Расслабиться Пандоре сейчас было необходимо, как никогда.
Кажется, ей никогда еще не было так неуютно. И зачем только Калеб рассказал, что она слушает Вэлову музыку? Так бы можно было притвориться, будто она понятия не имеет, что с ним происходило после школы - была бы неплохая тема для разговора. Хотя, если Вэл не изменился со своих семнадцати, его музыка - не лучшая тема для разговора. Ее можно было слушать, ей можно было восхищаться, но о ней не имело никакого смысла спрашивать. К тому же Вэл раньше лучше слушал, чем говорил. А о чем сейчас Пандоре рассказывать? О Торонто, о свадьбе, о тихой семейной жизни, о том, что она бросила почти все, чем увлекалась в школе? Сейчас это все казалось каким-то мелким и неважным. Не стоящим разговоров и рассказов.
От доброй половины бутылки, выпитой чуть что не залпом, легче не стало.
И почему сын остался у свекрови? Матушке Калеба Пандора доверяла куда больше, чем своей, ребенок был однозначно в хороших руках, но если бы он остался здесь, можно бы было сбежать из комнаты под предлогом того, что его надо уложить спать. Впрочем, если бы он остался здесь, пришлось бы объяснять Вэлу, почему ребенка назвали в его честь. Вряд ли же он удовлетворится объяснением, что "Валентин" - просто красивое имя.
И губы облизнул. Зачем вот он так по ним языком проводит? Он, что, забыл, что Пандора будет теперь весь вечер на эти губы пялиться? Хотя, наверное, забыл. Она и сама не подумала бы, что за двенадцать лет реакция на Вэла и его губы останется неизменной. Ей же уже не семнадцать, что ж она... опять...
Еще и Калеб ушел. Пандора беспомощно уставилась ему вслед - и не остановишь ведь, это и выглядеть будет странно, и нехорошо мешать рабочим делам. Хотя сейчас больше всего хотелось, чтобы он остался и за ним можно было спрятаться. Как она успешно пряталась все предыдущие двенадцать лет.
Пандора допила бутылку и почти что потянулась за следующей, но потом почему-то передумала и поставила пустую бутылку на столик. Все равно не помогает совсем. Вот разве что взгляд Вэлов удалось поймать. Сейчас опять отведет или сможет смотреть на нее хоть мгновение-другое? Раньше мог. Но то было раньше. До того, как... в общем, до.
Про шарф Пандора уже успела забыть. Но действительно, так его из рук и не выпустила, хорошо хоть пивом не облила.
- Спасибо. - может, все же начать вторую бутылку? - Тот я больше не ношу. Наверное, надо было его выбросить, но как-то все недосуг было.
В голове вертелось старое знакомое "надо бы извиниться", но слова никак не находились. Как тут извинишься? Да и за что? За то, что сделала не тот выбор? За то, что втянула во все это Калеба, который уж совсем ни в чем не виноват? За то, что боялась?
На мгновение Пандоре показалось, что Вэл опять собирается отвести взгляд и это, почему-то, ужасно разозлило. Она решительно пересела в соседнее с Вэлом кресло. Ладно, у него есть все причины злиться, у нее есть все причины чувствовать себя ужасно виноватой, но почему он на нее даже не смотрит? Это почему-то было хуже всего, даже хуже этих губ, от которых Пандора так не могла оторвать взгляда.
- Ты теперь вообще на меня смотреть не будешь, да?

Отредактировано Chloe Morgan (14.08.2015 01:18:31)

8

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon] - Угу... или сжечь, - отозвался Вэл. А ведь если бы он тогда не поддался на тётушкины уговоры передать ужасный шарф Пандоре, ничего бы даже не началось... не было бы лета с тригонометрией и игрой в гляделки. Не было бы поездки к морю, в ходе которой оказалось, что цвет глаз Пандоры - точно морская вода, то зелёный, то голубой, то серый... не было бы поцелуя, одного единственного, от воспоминаний о котором до сих пор подкашиваются колени. Хотя, казалось бы, ничего ж особенного. Вообще ничего.
Валентин резко захлопнул книгу и с напускной непринуждённостью ответил:
- Не имею привычки пялиться на чужих жён.
Губы сложились в вежливую улыбку. Вэл мысленно отчитал себя за излишнюю грубость, которая, конечно, выдала все его чувства с потрохами. Чувства, в которых он не хотел бы признаться даже самому себе... Обида. Ха, Раух, тебе почти тридцать, а ты до сих пор обижаешься на девочку, которая, грубо говоря, не дала? С такой циничной позиции Вэл ситуацию не рассматривал.
- Извини, я немного нервный последнее время, много чего навалилось, - сказал он, откладывая книгу на журнальный столик.
Посмотреть на Пандору... надо посмотреть на Пандору, не как подросток, который придумал себе крышесносную любовь, а как сознательный взрослый человек мог бы посмотреть на дочь друга семьи. И на жену собственного друга. На бывшую одноклассницу, в конце концов. То есть - спокойно. "Я уже другой человек, она уже другая, верно?"
Когда по собственным ощущениям Вэла самовнушение подействовало, он поднял взгляд на миссис Макинтош.
- Пожалуй, мне стоит поздравить вас... и конкретно тебя. Калеб всегда был отличным парнем. - И доверчивым, правда? - Я просил у него книгу, которую он считает лучшей из написанного. Он выбрал роман, который посвящён тебе. Наверно, это любовь. И наверняка всё повествование крутится вокруг любви. Не люблю такое... но раз уж ему пришлось слушать мою какофонию, придётся и мне прочитать его опусы, - с этими словами Валентин усмехнулся.
"Молодец, продолжай нести нейтральную чушь, как учила Миша".
А ведь Пандора была на расстоянии вытянутой руки... меньше пяти секунд потребовалось бы на то, чтобы притянуть её к себе, обнять и признаться, что много лет подряд корил себя за бездействие. Ведь Раух даже не попытался за неё бороться, когда ещё имел моральное право на это.

9

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Наверное, даже одной бутылки пива было многовато. Во всяком случае, как отстраненно подумала Пандора, мыслилось уже не вполне ясно. Она не была пьяна, вовсе нет, но и полностью трезвой тоже не была никак, поэтому принимаемые решения еще казались более, чем адекватными, но при этом вовсе ими не являлись. Испытываемые чувства - и тем более.
Вроде бы Вэл не говорил ничего обидного. Ну да, чужая жена. Это ведь и в самом деле правда, она действительно жена и несомненно чужая. Только почему-то это было очень больно слышать. Как будто если она попросила его всего лишь на нее смотреть, она уже изменила мужу, а Вэл, весь из себя благородный рыцарь, не повелся на ее грязные предложения. Хотя она имела в виду вовсе не это, ей бы и в голову не пришло... Она просто хотела, чтобы Вэл на нее смотрел. Признавал ее право на существование. Хотя он был прав, разумеется, Пандоре бы и не следовало существовать, потому что люди, делающие другим так больно, люди, делающие такой трусливый выбор - они и вовсе не заслуживают права на существование. Пандора, наверное, и под страхом немедленной смертной казни, не смогла бы рассказать, как невыразимо стыдно ей было за свой страх и за то, что он раз за разом берет над ней верх. Этого не знал Вэл, этого не знал Калеб, этого не знал никто. И, как тут же решила Пандора, это никто никогда и не узнает.
Вроде бы Вэл не говорил ничего обидного. Да и не делал тоже - он всего лишь улыбался вежливо, но улыбался так, что Пандоре хотелось немедленно застрелиться. Когда тот Вэл, Вэл из так и не забытого прошлого, улыбался Пандоре, он улыбался куда искреннее, улыбался весь, целиком, от этого раздражающе завораживающего колечка в губе и до какого-то не вполне понятного Пандоре, но такого приятного тепла в глазах. Сейчас он улыбался, как будто они и вовсе не были знакомы. Как будто он одной улыбкой взял и перечеркнул всю историю их знакомства, переиграл заново, придумал новую действительность. И в этой новой действительности он не позволил Пандоре нарисовать его портрет, не поехал на море, не согласился учить ее математике, не спасал ее тогда из-под стола... И как же больно было жить в этом новом мире.
Вроде бы Вэл не говорил ничего обидного. Всего лишь поздравил ее с браком. Всего лишь похвалил Калеба - он же и правда отличный, и был, и остался. Не проходило и дня, чтобы Пандора не была благодарна за его нетребовательную и какую-то удивительно бескорыстную любовь. Не проходило и дня, чтобы Пандора не удивлялась, почему он вообще на ней женился, такой бестолковой и не умеющей ему ответить взаимностью во всей той мере, которую он заслуживал. И какое вообще право имел Вэл так снисходительно говорить про Калебов роман? И про его любовь? И какое право имел так пренебрежительно отзываться о собственной музыке, которую Пандора слушала раз за разом, восхищаясь его талантом?
Когда-то он так же пренебрежительно отзывался о хоккеистах и чирлидершах, вспомнилось вдруг Пандоре.
Это было больно. Это надо было прекратить.
Пандора дернулась, подалась вперед и накрыла ладонью Вэловы губы, прекращая и слова, и смешок.
- Не смей. - это прозвучало совсем не так отчаянно, как думалось. Тише, почти ласково даже. - Слышишь, не смей.
Сейчас был тот самый момент, когда ей стоило бы отдернуть ладонь, извиниться, сослаться на усталость и ударившее в голову спиртное, и сбежать в ванную. Калеб скоро договорит и выйдет, они и без нее прекрасно развлекутся, а там Вэл уже и домой засобирается. Но алкоголь придавал глупости и пробуждал почти детскую потребность объяснить, доказать, заставить понять...
- Можешь злиться на меня, сколько хочешь. Я, наверное, заслужила. - пояснила Пандора, не заостряя внимания на том, что прекрасно понимает, что заслужила не наверное, а совершенно точно. - Но не смей плохо отзываться о романе Калеба.
На этом тоже можно бы было закончить. Но Пандора не была бы Пандорой, если бы не высказала свою мысль до конца, какой бы дурацкой эта мысль не была.
- И музыку свою какофонией обзывать не смей, слышишь? Просто не смей.

10

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Машинально прикрыв глаза, когда рука Пандоры коснулась его лица, Вэл замер. Чувство времени изменило ему, и казалось, что они просидели так полчаса, никак не меньше. Потом стало казаться, что он всё ещё семнадцатилетний, а вся эта взрослая жизнь без Пандоры ему просто приснилась. Суперспособности сюда же - надо читать меньше марвеловских комиксов. В реальном мире ведь нет никаких таких чудес. И вот Пандора его будит, сейчас он откроет глаза и обнаружит себя в 2003 году. Пандора рядом, и можно будет всё переиграть.
Валентин не любил предаваться мечтам, ему не нравилось видеть сны и надеяться на что-то. Потому что не нравилось разочаровываться. Когда он посмотрел на Пандору и отнял её руку от своих губ, досады было столько, что хотелось кричать.
- Я не злюсь на тебя, - соврал Раух. - Это просто шутка. Уверен, Калеб отлично пишет. Надо попросить его написать песню для моей... - Вэл запнулся, он понятия не имел, кем для него является Ширли. - Для певицы, с которой я работаю. Его слова, моя музыка, её голос. Это будет успех, - безразлично договорил Валентин и, заметив, что всё ещё держит руку Пандоры, тут же разжал пальцы.
- Ты права. Моя музыка не так плоха. И плохо отзываться о ней означало бы плохо отзываться о тех людях, которые находят в ней что-то для себя, - сказал Вэл, смотря уже куда-то в сторону, и пожал плечами. - Если она нравится тебе, я рад. И что ты с Калебом, а не с... - "Не с каким-нибудь дегенератом из числа твоих поклонников в старшей школе..." - Тем же Джеймсом... тоже. - В голосе опять прозвучала обида.
Валентин выдохнул, потёр лоб. Кажется, всё это дерьмо так и будет продолжаться, если не выговориться, один единственный раз. Но захочет ли Пандора слушать? И хватит ли смелости ему самому, чтобы произнести вслух: я не злюсь, я до сих пор тебя люблю, в этом проблема.
"Не хватит", признался себе Вэл, сцепляя руки в замок. Он так и не научился воспринимать такие вещи, как влюблённость, адекватно. За любовь было стыдно. А за бесперспективную любовь, которую консервировал десяток лет, и подавно.
"Давай, я уйду", крутилось на языке. "Ты его любишь?", зудел вопрос. "А меня?..", хотя, какая разница...
- Ты счастлива? - всё же спросил Валентин, тихо и несмело. И также несмело посмотрел на Пандору, а после на простое обручальное кольцо на безымянном пальце.
В тишине, повисшей в комнате, был слышим бодрый голос Калеба, который всё ещё пытался что-то объяснить собеседнику.

ассоциативное

[audio]http://pleer.com/tracks/12896626P8tq[/audio]

Отредактировано Val Rauch (15.08.2015 15:08:48)

11

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Пандора все меньше и меньше понимала, где правда, а где какую-то ерунду подсказывает взбудораженное пивом подсознание. Но в одном она была уверена - сколько бы он не отрицал, он на нее злится. Или обижается. Или и то, и то, сейчас граница между понятиями стерлась почти полностью, оставляя только ощущение каких-то отрицательных эмоций. Хотя они и замерли на мгновение-другое, пока Вэл не убрал ее руку. А может, это Пандоре только хотелось так верить.
На что именно Вэл злится, Пандора тоже понимала все меньше и меньше. Сначала ей казалось, что злится он еще из-за того, школьного, давнего, горького и обидного, когда Пандора перепугалась и сделала неправильный выбор. У нее было двенадцать лет на то, чтобы в полной мере понять и прочувствовать, насколько этот выбор был неверным. Но, казалось, сейчас он обижается не только на это. Уж слишком много обиды было в голосе, когда он внезапно упомянул Джеймса. Не будь это Вэл, Пандора бы могла решить, что он ее ревнует. Но с чего бы Вэлу ее ревновать? Да нет, глупости все это. Пить надо меньше.
Очень хотелось вложить опять ладонь в его, так же было куда правильнее - и на что только Пандора потратила эти двенадцать лет, если до сих пор чувствовала каждое прикосновение так же остро, как и в свои семнадцать? Оставалось только надеяться, что хотя бы не покраснела - еще не хватало, чтобы Вэл все понял.
Надо было на что-то отвлечься. Хотя бы на заданный вопрос, хотя покоя он и не добавлял. Пандоре отчетливо казалось, что это очень важный вопрос и ответить на него надо как можно честнее, но понятия не имела, что же отвечать. Что у нее замечательный муж, чудесный ребенок, отличный дом и вполне радующая ее работа? Не то. Что ей перестали сниться кошмары про автомобильную катастрофу ее детства и теперь иногда снились сны про то, как она делает другой выбор? Снова не то. Что она совсем не случайно сохранила тот шарф, просто не смогла выбросить? Что хотя ей всегда было с Калебом хорошо и приятно во всех отношениях, у нее ни от одного поцелуя так не перехватывало дыхание, как тогда, с Вэлом?
Она была счастлива тем летом. Сейчас все было иначе.
- Не знаю. - это было самое честное, что Пандора могла ответить. И совсем не то, потому что, как подсказывал подстрекаемый употребленным алкоголем внутренний голос, Вэл наверняка спрашивал не об этом. Вот только о чем? О том, почему вышла замуж? О том, почему тогда сделала ему так больно? О том, как относится к Джеймсу, невесть как проникнувшему в разговор?
- Я по тебе скучаю. - это вырвалось внезапно даже для самой Пандоры. Пришлось договаривать. - Всегда скучала. Все эти... не помню уже, сколько лет.
"Все ты помнишь, Пандора. Хорошо хоть дни не стала подсчитывать."
- Как-то оно тогда все...
Не как-то. Отвратительно и подло оно тогда все получилось. Но сказать это не получилось. В конце концов, он же сам сказал, что не злится. И смотрел сейчас так... не сердито совсем, и пришлось сжать крепко подлокотники кресла, чтобы не потянуться снова, не коснуться ладонью щеки.
Потому что произошедшее ведь нельзя простить, да?

12

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Я. Скучаю.
Простые слова с простым, но таким многогранным смыслом. Я скучаю, потому что ты мне нравишься. Я скучаю, потому что с тобой было хорошо. Я скучаю, потому что тебя некем заменить. Я скучаю, потому что со всеми, кто был после, было не так.
Вэл мог бы повторить слова Пандоры: я по тебе скучаю и всегда скучал. Именно потому, что со всеми, с кем сводила жизнь впоследствии, было не так. Пускай в половине случаев всё складывалось куда проще и яснее, без всяких там переживаний, сомнений, придуманного глупыми подростками социального неравенства и прочего дерьма, которое так бесило Валентина. Может быть, забудь Раух хотя бы на некоторое время о разбившей сердце чирлидирше, какие-либо его отношения и переросли в нечто большее, чем ни к чему не обязывающий секс и кофе с утра. "Но как о тебе забыть?", подумал Вэл, разглядывая ничуть не изменившееся за эти годы лицо Пандоры тем своим семнадцатилетним, растерянно-смущённым взглядом.
- Нет, ты скучаешь не по мне, - произнёс Валентин, дёрнув губами в грустной улыбке. Он откинулся на спинку кресла, глубоко вздохнул. Какое-то время постукивал пальцами по подлокотнику и кусал губы, смотря в одну точку перед собой. Наконец, решился договорить. - Ты скучаешь по мальчишке, который был влюблён в тебя и не знал, как это показать. И надо ли вообще показывать.
Вэл хмыкнул. Так, упоминая тогдашнего себя в третьем лице, говорить было в разы проще. Можно признаться в чём угодно и остаться при этом беспристрастным сторонним наблюдателем. Вариант для тех, кто не привык быть откровенным. Или скорее - не научился.
- А когда решился показать... - Раух неопределённо махнул рукой, чувствуя, как подступает ком к горлу. - В общем, не важно. Прошло действительно очень много времени. И моя реакция на тебя намекает лишь на то, что мне стоит посетить психолога. Ты будишь что-то... - "Что и так не забыто", - что не хотелось вспоминать. Когда я встретил Калеба на днях, понятия не имел, что его жена - это ты.
Да, сделай девушке "приятное", скажи, что никогда больше не хотел бы её видеть. Раух был просто мастером комплиментов, что двенадцать лет назад, что сейчас.

13

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Пандоре очень хотелось поспорить со всеми этими толкованиями ее чувств, объяснить, что все совсем не так. Что она, на самом деле, наверное, так до конца и не поняла, что тот, семнадцатилетний Вэл, ее любил. И что уж тем более не поняла, насколько она сама его любила. Что показывать было надо, и нельзя, неправильно, нечестно обесценивать тот поцелуй сомнениями в его необходимости и уместности. Что причем здесь вообще возраст, Пандора же видит, что это все еще Вэл, тот же самый, и неважно, что двенадцать лет спустя, неважно, что изменился внешне, это все ерунда, самое главное-то еще там, еще на месте, хотя она ни за что не сможет сформулировать, обозначить это самое "главное". Что вот именно этого главного-то ей все эти годы и не хватало, именно по этому она так и скучала.
Пандоре очень хотелось поспорить. Она уже даже почти рот открыла, чтобы возражать.
Но снова закрыла.
Потому что "не хотелось вспоминать".
Потому что Вэл, должно быть, и в самом деле прав. Он всегда был умным, куда умнее Пандоры, ничего удивительного, что он и сейчас прав. Прошло много времени. Он изменился, он уже не такой, как был раньше. Это Пандора словно зависла во времени, даже семейная жизнь в ней изменила очень немногое, а Вэл наверняка изменился. У него появились какие-то вовсе не известные Пандоре мысли и стремления, он живет в другом городе, общается с другими людьми. А что он по-прежнему умудряется провести языком по губам так, чтобы Пандора заерзала в кресле, и по-прежнему любит музыку - наверное, это и вовсе не важно. Кого интересуют такие мелочи? И, вполне возможно, в его жизни теперь какая-то совсем другая женщина. Неудивительно, что прошлое ему вспоминать не хочется. Это же Пандора по нему скучала. А он жил дальше.
- Прости. - Пандора вылезла из кресла.- Мне жаль, что так получилось. И прости, что испортила тебе весь вечер с другом. 
Ну вот, это уже сказала. Теперь вечер окончательно признан испорченным, как мысленно, так и вслух. Пандора ухватила со стола еще одну бутылку и двинулась в сторону. Пока Калеб договорит, вечер уже точно не исправишь. Терять было уже нечего.
"Я ему все равно уже не нравлюсь", - вспомнилось старое оправдание всем дурацким выходкам. Ну что же. С чего начали, тем и стоит закончить, это только справедливо. А еще несколько глотков пива только добавили глупой уверенности в том, что терять нечего.
- Загадай желание, Вэл. - протянула Пандора, останавливаясь на середине комнаты. - Это ничего не исправит, конечно, но загадай желание. Я выполню одно. Любое.
Одно желание за порушенные надежды.
Одно желание за все то, что "не хотелось вспоминать".
Одно желание.
И потом Пандора постарается больше никогда Вэла не вспоминать и не портить ему жизнь. Уйдет из комнаты и больше не будет с ним встречаться.
Ни-ког-да.

14

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]- Не надо извиняться, - попросил Вэл, поднимаясь на ноги следом и отходя к окну. Зачем он сказал, что не знал?.. Когда принимал решение прийти к ним, всё он уже знал. Хотел в чём-то убедиться, что сам же выдумал, а на деле растормошил старые чувства. "Какой дурак".
Одно желание?
Раух обернулся и непонимающе посмотрел на Пандору.
- Ты всё также не умеешь пить, - шутливо заметил Вэл и, чтобы скрыть очередную волну подкатывающего волнения, нарочито бодро добавил:
- Опасно такое предлагать человеку, которого толком не знаешь. Мало ли...
Вслушавшись в то, как прозвучало сказанное, Валентин фыркнул. Жуть, какой он опасный. Возьмёт и попросит подарить ему на память почку. Или палец. Безымянный, с кольцом. Раух скользнул рукой в карман, нащупал сигареты и спросил, где можно покурить, но не дождался ответа. Заметил пепельницу на балконе и, дёрнув на себя не запертую на щеколду дверь, вышел. Ему нужно было остаться одному хотя бы на несколько минут, чтобы не сделать ничего опрометчивого.
Уже темнело. На глазах Вэла зажглась вывеска кондитерского магазина напротив. Валентин закурил и облокотился на поручни, тяжело вздыхая. Одно желание... Вэл понимал, что это очень формальное предложение. Дескать, хочешь, мы скатаемся ещё раз на море в Монреаль, вспомним былое, а после заживём, как прежде. Будем поздравлять друг друга с Рождеством, раз уж жизнь снова нас свела. Приходить в гости, оказываясь проездом в нужном городе. "Бред..." Ещё Вэл понимал, что, на самом деле, хочет от Пандоры очень многого. И поездки на море, хотя любви к пляжам и воде за эти двенадцать лет не прибавилось, и ещё одного поцелуя - обошлось бы дело одним поцелуем? Сомнительно. Вэл хотел, чтобы Пандора теперь всегда была рядом. Чтобы она была с ним, принадлежала ему, а не Джеймсу, Калебу, любому другому знакомому или не знакомому мужчине. Он хотел, чтобы Пандора сказала "я люблю тебя, это правда". И чтобы это оказалось правдой. Но что может сказать в ответ на такое желание замужняя женщина с маленьким ребёнком? Ебанулся ты, Раух. Вот и всё. У Пандоры была всесторонне обустроенная жизнь. Влезать в неё, наводить какие-то свои порядки, упустив в своё время шанс стать её полноценной частью, было непозволительно. Тем более, тут замешан друг.
Вэл резко обернулся и встретился глазами с Калебом. Тот смотрел, как и всегда - доверчиво и открыто. Друг. "Какой я к чертям друг, если только что думал, как было бы здорово увести у него жену", подумал Вэл и почувствовал себя безмерно виноватым.
- Извини меня, - сказал Валентин, отводя взгляд. - Я умолчал. О кое-чём важном. Точнее... нет, уже не важном. А когда оно было важным и актуальным, я и предположить не мог, что...
Вэл осёкся. Как всегда, ему не хватало слов, чтобы правильно передать свои чувства. Затушив окурок о дно пепельницы, Валентин раскурил следующую сигарету, собрался с мыслями и выдал признание:
- Я люблю Пандору. Со школы. Мы не общались двенадцать лет, так что я не знал, что она вышла за тебя. А когда узнал в пятницу, мне захотелось посмотреть, как вы живёте. Но... в общем, этого не стоило делать.
Раух нервно дёрнул плечами и подумал: "Какой же я жалкий". Потом его догнала мысль, что не надо было втягивать в это дерьмо Калеба. Но было уже поздно.

Отредактировано Val Rauch (18.08.2015 12:19:17)

15

[nick]Caleb McIntosh[/nick][charinfo]<b>Калеб Макинтош</b><div>29 лет, писатель</div>[/charinfo][status]she's taken my heart but she doesn't know what she's done[/status][icon]http://40.media.tumblr.com/4ff24549a18e5cca6f576da0176887cb/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o3_r2_250.jpg[/icon] Господи, на что я трачу свою жизнь, вздохнул Калеб, наконец, возвращая телефон в карман. Андреас не сказал ничего нового и ничего ценного, а украл у Макинтоша почти час. Будь Калеб в этот момент один и занят вымучиванием очередной главы, он бы не стал ворчать на агента. Но в гостиной Пандора и Вэл были предоставлены сами себе. Вдруг им скучно? Вэл теперь человек всесторонне занятой. Он и раньше не жаловал, когда его время не ценили, что говорить о нынешней ситуации. Макинтошу было интересно, сколько может стоить часовое выступление Рауха, но, даже с учётом былой дружбы, этот вопрос слишком неприличный. Куда более неприличный, чем, предположим, сколько девушек было у Валентина после школы. В школе им, увы, такое обсуждать было бестолку. Ноль он и в Африке ноль.
- Вы как тут, ласточка моя? - спросил Калеб, приобнимая Пандору за талию. - Андреас заболтал, было никак не отвязаться.
Супруга показалась Калебу несколько уставшей или даже расстроенной. Замечая сумрак во взгляде Пандоры, Калеб первым делом думал, а не он ли причина её печали. Может, не заметил чего? Не сделал, что должен был? Забыл какую-то важную дату? Как правило, сомнения оказывались беспочвенны. Во всяком случае, по заверениям самой Пандоры.
- Хочешь отдохнуть? А где Вэл?
Предложив Пандоре идти отдыхать, Калеб вышел на балкон. Помнится, курить они с Валентином начали одновременно. Им было шестнадцать, они строили грандиозные планы по захвату Канадской рок-сцены и, разумеется, должны были пить и курить. Калебу это не особо нравилось, но привычка - вторая натура. Он пытался бросить, когда родился сын, и успешно справлялся с тягой, пока не наступило время засесть за новую книгу. Куда уж там без сигареты.
- Извиниться? Брось, это я должен... - начал было Мак с улыбкой, но умолк, пытаясь понять, к чему клонит Вэл.
Последующие слова Рауха породили в голове Калеба фейерверк самых разных мыслей. Прежде, чем как-то отреагировать, Калебу нужно было додумать каждую и вычленить главное. А пока он возьмёт сигарету, позаимствует у друга зажигалку, молча кивнёт в знак благодарности и уставится вперёд, в пустые тёмные окна дома через дорогу.
- Блин, я ведь действительно не знал... - было первое, что, в итоге произнёс Макинтош. - Хитрая ж ты задница. Как ты вообще скрыл?.. и...
Калеб уставился на Вэла округлившимися глазами и спросил с какой-то детской обидой в голосе:
- Я же был твоим лучшим другом, Раух, почему я не знал? У вас были отношения? Почему вы разошлись?
Что ни говори, Мак мало изменился со времён школы. Он по-прежнему задавал какие-то не те вопросы. Растрачивал своё внимание на неважные мелкие детали. Но пока Калеб не узнает интересующих подробностей, он не сможет как следует обдумать действительно важный момент: окей, Вэл влюблён в Пандору. Это странновато, за давностью лет, но вполне естественно, Пандора же прекрасна. Калебу несказанно повезло, что она приняла его ухаживание, а после и предложение руки и сердца. Но что чувствует сама Пандора? О чём на самом деле она думала, называя сына Валентином? Просто красивое имя талантливого композитора? Ой ли...

Отредактировано Michael Hill (18.08.2015 16:45:48)

16

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Ну и чего она вообще ожидала? Что Вэл и правда загадает вот прямо здесь какое-нибудь желание? Что она сможет выполнить это самое желание и расплатиться с собственной совестью? Нет уж, Пандора, так бывает только в сказках. Только в сказке ловят волшебную рыбку, та исполняет желание, а потом рыбку отпускают обратно в море. Пандору в море никто не выпустит. Хотя бы потому что никто ее не ловил, никто не заставлял - сама влезла в сети, да еще и запуталась как следует, от души.
"Человек, которого толком не знаешь".
Пандоре ужасно хотелось возразить, сказать, что все она прекрасно знает. А что не знает - то чувствует. Ну или хотя бы обвинить Вэла в жестокости, потому что что-то в этом было невероятно жестокое - сказать, что она его совсем не знает. Как будто бы она предлагала что-то двусмысленное незнакомому человеку на улице. Это же не то же самое совсем! А вдруг он и правда решил, что она предлагает ему что-то двусмысленное? Пандора и сама не знала, что она будет делать, если Вэл потребует что-то... что добропорядочной жене и матери делать нехорошо. Совершенно невовремя на ум пришла еще и сказка о Румпельштильцхене, который захотел первенца королевы, и Пандора, уже далеко не трезвая, немедленно испугалась, что Вэл потребует маленького Валентина.
Она уже собралась уточнить эти слова про желания, но обнаружила, что Вэл уже ушел на балкон.
Сбежал.
Ну да, глупо было вообще это говорить. Не нужно Вэлу никакое желание, и извинения ему никакие не нужны, потому что если тогда она умудрилась хоть сколько-то ему понравиться, то теперь-то он ее точно ненавидит.
Вторая бутылка пива закончилась как-то незаметно, мысли как-то тоже закончились и в голове была глухая пустота. Встретились, называется. Надо было оставаться на ночь у матери. Или хотя бы доехать до свекрови и забрать малыша. Ну или, вероятно, не пить, но Пандора даже не представляла себе, как бы себя чувствовала, если бы еще и не напилась. Последние десять лет она и капли спиртного в рот не брала, после выпускного - ни разу. Спиртное осталось неотъемлимой частью старшей школы, в университете таких переживаний даже и близко не бывало.
Как подошел Калеб, Пандора даже не услышала. Но расслабилась сразу, от первого же прикосновения. Калеб - не Вэл. С Калебом все просто, спокойно, уютно. И не дергает от каждого взгляда, не колотит дрожью от поцелуев, не приходится губы подолгу разглядывать, потому что посмотреть на что-то другое просто не получается.
Только сейчас почему-то было очень стыдно. Вроде ничего такого особенного Пандора и не делала, даже вот в виду ничего такого не имела, но все равно казалось, что все произошедшее могло бы Калеба огорчить.
"Я не хочу отдыхать, дорогой, я хочу... в общем, так, как я хочу, не бывает."
Пандора и сама не очень понимала, как именно она хочет. Чтобы Калеб никуда не девался, но еще у нее в жизни был Вэл, а еще чтобы они вместе как-то так слились в одного человека, чтобы ей не приходилось разрываться между двумя - пожалуй, это было самым точным определением. И ни разу не выполнимым.
- Вэл вышел на балкон покурить.
Пандора улыбнулась, коснулась губами щеки мужа и выбралась из его объятий. Так, конечно, можно было стоять сколько угодно, но она и правда достаточно испортила им обоим вечер. Пусть пообщаются.
- Я прилягу, ладно? Что-то я и правда устала.
Пандора не стала раздеваться и даже не стала закрывать дверь в спальню. Просто рухнула на кровать, подтянула к себе подушку и уткнулась в нее лицом. Не плакать уже не было сил, но совершенно не хотелось, чтобы это кто-то из тех двоих услышал или хотя бы понял.
Вот чего она вообще ожидала?

17

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Раух ожидал какой угодно реакции Калеба на свои слова. Гнев, печаль, смех, да хоть жест в сторону двери, дескать проваливай, не порть нам жизнь. Последнее вообще было самым логичным, по мнению Вэла. Он бы, наверное, сам так сделал, окажись на месте Макинтоша. Но семнадцатилетний рубаха-парень Мак снова показался сквозь безукоризненный образ писателя из Торонто и закидал кучей вопросов, которые... блин, которые вообще к делу не относятся! Пришлось отвечать. Пока Вэл говорил о том, как их с мисс Теодоракис "отношения" закончились, не начавшись, буря в его душе успокаивалась, и он начинал понимать, какое желание надо загадать Пандоре. Единственное верное желание в сложившихся обстоятельствах.
"Калеб, какой ты дурень", даже с какой-то нежностью подумал Раух, туша недокуренную третью сигарету. Бесхитростный, доверчивый, верный во всех отношениях, как своей любви, так и своей дружбе. "А я - сволочь". Ничего дурного, вроде, не сделал, но ведь допустил мысль.
Калеб, отчего-то, сволочью Валентина не считал. Ты не сделаешь мне плохо, читалось в его взгляде. Не сделаю, мысленно согласился Вэл и спросил, может ли он поговорить с Пандорой, наедине.

Заходить в спальню Пандоры было также неловко, как и в первый раз, когда, двенадцать долгих лет назад, она вдруг решила нарисовать Валентинов портрет. Убранство комнаты в съёмной квартире не могло ничего рассказать о том, какой Пандора стала. Нейтральные цвета, минимум мебели, семейная фотография на прикроватной тумбочке. Вэл опустился на кровать рядом с Пандорой, положил ей руку промеж лопаток и почувствовал ладонью бешеное сердцебиение. А больше... ничего. Никакой подростковой страсти, никакого недавнего непонимания, как вести себя с той, кого так давно и отчаянно любишь. После разговора с Калебом подросток Вэл уснул, в приказном порядке.
- Почему ты плачешь? - тихо спросил Валентин. На ум пришла дурная шутка: пиво через слёзы выходит?

Отредактировано Val Rauch (20.08.2015 11:23:35)

18

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]

Пандора и сама не знала, сколько уже пролежала и сколько проплакала. Почти как глупая английская девочка Алиса, наплакавшая целое море. Хотя, пожалуй, перспектива наплакать море не такая уж и плохая - разлилось бы здесь море, унесло бы с собой Пандору, и можно бы было не думать, не решать, не пытаться понять себя, Вэла, Калеба. Конечно, жалко немного сына, что он бы потом остался жить только с отцом, но так ему даже и лучше. Вообще, без Пандоры бы всем было куда как лучше, спокойнее, тише. Пандора же вечно все портит.
Вот и сейчас тоже. Вроде и тихо совсем плакала, как же Вэл услышал? А это ведь точно Вэл, еще до того, как спросил, было понятно, что это Вэл. Ничем они, все же, с Калебом не были похожи. И пахли по-разному, и в комнату входили по-разному, и даже коснулся ее Вэл совсем не так, как коснулся бы муж. Калеб бы, наверное, обнял. А Вэл не обнимет, даже если попросить. Хотя просить Пандора ни за что не будет. Хватит уже, уже и так достаточно жизни ему попортила.
- Я не плачу. - отозвалась Пандора и повернулась на голос, надеясь, что если плакать в подушку - потом слез уже не будет видно. Глупости, конечно, все там видно - и слезы, и покрасневшие глаза, и мокрые разводы на наволочке. - Тебя искал Калеб. Вы поговорили?
Она не знала, о чем они разговаривали и даже не была уверена, что хочет знать. Но неизвестность, недосказанность, неясность... это напрягало. Пандора не хотела ничего решать. Пандора не хотела ни о чем думать. Пандора напилась пива и хотела, чтобы прилетела фея, и по мановению волшебной палочки вдруг стало все хорошо. Как именно должно выглядеть это самое "хорошо" тоже думать не хотелось. То ли, чтобы Вэл сейчас вообще не приходил, то ли, чтобы она не выходила замуж за Калеба, то ли, чтобы 2003-ий год и вовсе не случался, то ли еще что-то.
- Про желание. - вспомнила вдруг Пандора. Интересно, стоит ли говорить, что у "выполню любое" все таки есть какие-то ограничения? Или Вэл достаточно благороден, чтобы это понимать? - Я... - нет, пожалуй, такое Пандора сказать не сумеет ни за что. И без того он, кажется, все время в ее словах какие-то оскорбительные намеки видит. Вдруг обидится, что она его считает способным на какую-нибудь гадость? - Ты загадал?
А может, Пандоре даже хотелось, чтобы Вэл загадал сейчас что-нибудь непорядочное. Не чтобы обидеть Калеба, вовсе нет, Пандора бы ни за что не хотела обидеть мужа. Нельзя обижать святых людей, а Калеб меньше чем на святого никак не тянул. Просто вдруг тогда хоть что-то стало бы понятно? Вдруг бы Вэл принял решение за нее, и следующие десять лет не пришлось бы совеститься, что принятое решение оказалось неверным?

19

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Пандора обернулась, Вэл отдёрнул руку. Так, тет-а-тет, принятое решение давалось куда сложнее, застревало в груди, перекрывая дыхание. "Да нет... я всё решил правильно. Наконец-то правильно", говорил себе Раух.
- Плачешь, - утвердительно сказал Вэл. Без сочувствия, без упрёка, своим привычным ровным тоном. После он хмыкнул, - да, поговорили... Калеб, он... - Валентин неопределённо взмахнул руками. - Как будто живёт в своём мире. В таком светлом мире, где все люди братья и сёстры, все проблемы решаются улыбками. А что не решается, то игнорируется или обесценивается.
"Тебе, должно быть, хорошо в этом мире", хотел было добавить Вэл, но лишь задержал взгляд на заплаканном лице Пандоры.
Его собственный мир совсем другой. Оглядываясь на двенадцать лет назад, Валентин видел, как пытался втянуть в своё болото того же Калеба. Учил его во всём видеть плохое, стремиться всегда противостоять каким-то, подчас выдуманным, врагам. Как-то так странно вышло, что жизнь Валентину в те годы давалась тяжело, через силу. Хотя видимых причин для этого не было. У него было здоровье, благополучная семья, которая даже никогда не воспринималась неполной - из Миши получилась отличная мать. На позиции школьного аутсайдера Вэл загнал себя сам, демонстративно. С тем же успехом он мог бы стать тем-самым-грёбаным-хоккеистом, которому положено ухлёстывать за девчонками из группы поддержки и швыряться комками бумаги в "ботанов" и "лузеров". Если бы жизнь сложилась так, была бы нужна ему Пандора?
Ты меня толком не знаешь, сказал Валентин ей часом ранее. И это правда. Но и он совсем её не знает. На протяжении двенадцати лет Вэл любил что-то... кого-то... кого сам выдумал. Девочка с глазами цвета морской волны. Девочка в дурацком платье. Девочка, совершающая странные поступки и говорящая невпопад. Девочка, которую уносит с бутылки пива. К этой девочке тянет, к этой девочке хочется прикасаться, но Вэл даже не знает, что ей нравится, кроме моря и живописи, а что - раздражает, бесит, злит, страшит. Это любовь? Та самая, которая потом рождает семью, детей, совместное имущество, клятвы быть рядом в болезни и здравии и так далее? Сомнительно. Чтобы терпеть каждый день рядом с собой человека, явно нужно что-то большее. По крайней мере Валентину - нужно. Они могли бы сойтись и проверить, насколько действительно подходят друг другу. Если бы не семейная фотография на тумбочке, если бы не Калеб, оставшийся в гостиной.
Вэл вдруг улыбнулся.
- Да, у меня есть желание. Но мне надо кое-что знать наверняка. Тебе нравится жизнь с Калебом? Твоя собственная семья, работа, дом, то, как вы вместе или порознь проводите время. Вообще всё это.

20

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]

Пандора поспешно провела ладонью по щекам, стирая следы слез. Понял все таки. Оно и неудивительно - это только Пандора может смотреть и не замечать самого очевидного, а Вэл-то быстро сообразит. Он умный, это Пандора еще с первого знакомства знала. И добрый. Он о Калебе вот так хорошо сейчас говорил, Пандора даже удивилась, как это - не видеть человека двенадцать лет, а потом вдруг так его описать. Ей бы самой никогда не справиться, она вообще плохо подбирала слова. Вот нарисовать - это да, это куда проще. Только портрет Калеба Пандора бы рисовать не стала. Она же больше не рисовала портреты. Впрочем, Калеба и не нужно рисовать портретом. Его можно нарисовать пейзажем - примерно так его Пандора и воспринимала, теплым, окружающим, защищающим. Как летний дождь, ласковый, им можно дышать, ловить капли в ладони, подставлять лицо и жмуриться от удовольствия.
Совсем иначе, чем с Вэлом.
Нравится ли ей эта жизнь? Конечно, нравится. Целовать мужа утром, отводить ребенка в ясли, ехать на работу. Готовить по вечерам ужин, устраиваться на диване рядом с Калебом, держа в руках кружку с чем-то горячим, и смотреть, как он пишет или вычитывает текст. Читать его романы, он так красиво писал, Пандора искренне восхищалась талантом и фантазией супруга. Укладывать малыша спать. Закрываться в комнате, слушать музыку Вэла и плакать. Исписывать страницу за страницей старомодных бумажных дневников, а потом собирать их и выбрасывать за два квартала от дома, чтобы Калеб случайно не нашел и не прочитал.
Нравится ли ей эта жизнь? Конечно, нет. Ей не хватало этих дразняще улыбающихся губ, на которые просто не получалось не пялиться. Не хватало ощущения сумасшедше колотящегося сердца. Не хватало постоянной потребности протянуть руку, потрогать, коснуться, удостовериться, что Вэл - настоящий, живой. Не хватало постоянных рисунков - то с натуры, то по памяти, потому что его можно было рисовать сколько угодно, он же невероятно красивый, аж дух захватывает. Не хватало тех уроков математики, когда можно было слушать его объяснения, а потом решать и так безумно гордиться собой, когда вдруг получается.
Нравится ли ей эта жизнь? Конечно... конечно...
- Не знаю.
Как-то странно было разговаривать, глядя на него вот так с кровати. И руки толком деть некуда, а потрогать его всегда хочется, но нельзя же! По миллиону причин нельзя, и еще по миллиону - не стоит.
Пандора притянула мокрую от слез подушку поближе и прижала к груди. Так хотя бы руки заняты.
- Не знаю я! - это прозвучало уже почти сердито, потому что было так невероятно нечестно, что он задает такие вопросы. Умный же здесь Вэл, а не Пандора, зачем же он спрашивает? Он и сам наверняка уже все понял, не то, что Пандора. И понял куда лучше, куда вернее. Вот как про Калеба все понял, так и про Пандору все знает.

21

[icon]http://40.media.tumblr.com/8971e79258d386362630f8f6828fc795/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o2_r3_250.jpg[/icon]Пожалуй, Вэл бы сейчас многое отдал за возможность знать мысли Пандоры. Но Майкла рядом не было, его не было в этом городе, его не было больше в жизни Валентина. И Пандоры в ней тоже не должно быть. К этому сводилось решение Рауха.
- Моё желание... - сказал он и протянул руку, легко коснулся щеки Пандоры, смахивая последнюю слезу. - Чтобы ты была счастлива, здесь и сейчас. С тем, что имеешь. Всё сложилось... правильно. Я уверен. Калеб тебе подходит идеально.
"А ты и эта благоустроенная семейная жизнь подходите ему. А мне - нет. Конечно, нет".
Вэл коротко улыбнулся и отстранился.
Ну вот и всё. Конец двенадцатилетней истории. Валентин мысленно поставил точку и почувствовал, как где-то внутри образовалась странная, не понятная пустота. Из головы разом ушли все размышления о прошлом, о вариантах настоящего и будущего, если бы где-то когда-то он или Пандора поступили бы как-то иначе. Наверное, стало легче, но как раз этот момент сейчас не поддавался анализу. Чуть позже накатит незнакомое ощущение полного одиночества в мире. Вэл никогда не задумывался о том, что фантомная влюблённость давала ему куда больше, чем вдохновение для творчества. Образ Пандоры следовал за ним из года в год, как воображаемый друг, которому даже ничего не надо рассказывать, он по умолчанию всё знает и всё понимает. Теперь и дальше - один.
- Мне пора, - Раух поднялся на ноги. Во взгляде Пандоры читался вопрос, но Вэл сказал всё, что хотел. И, прежде чем Пандора решилась что-то сказать, вышел из спальни.

Отредактировано Val Rauch (23.08.2015 14:52:12)

22

[nick]Caleb McIntosh[/nick][charinfo]<b>Калеб Макинтош</b><div>29 лет, писатель</div>[/charinfo][status]she's taken my heart but she doesn't know what she's done[/status][icon]http://40.media.tumblr.com/4ff24549a18e5cca6f576da0176887cb/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o3_r2_250.jpg[/icon] Напоследок Калеб обнял Рауха и стряс с него обещание встретиться как-нибудь ещё перед тем, как они разъедутся по своим городам. В ежедневнике Мака остались все координаты Вэла: номер телефона, адрес в Галифаксе, личный e-mail. Надо было обязательно зайти в Facebook и кинуть запрос авторизации. Современный мир... современные технологии... в очередной раз возник вопрос, почему Калеб не сделал этого раньше? Потому что не хотел, видимо. Но почему не хотел? Неужели боялся?
Дверь в спальню оставалась приоткрытой и, проходя мимо, Калеб заметил, что Пандора, печальнее обычного, сидит на кровати и обнимает подушку. Наверное это был первый раз за всё время их знакомства, когда Калебу не хотелось спрашивать у супруги, что случилось и почему она так грустна. Мак что-то понял и это "что-то", ещё не оформленное в окончательную мысль и, тем более, слова, заведомо ему не нравилось. Он одновременно хотел и не хотел думать об этом. Боялся прийти к совершенно неутешительному выводу. Боялся остаться в дураках, закрыв глаза на нечто важное...
- Милая, всё хорошо?
Калеб всё-таки вошёл в спальню, натянув на лицо беспечную улыбку. Как бы там ни было, Раух бы не сделал ему плохо. А Пандора... Макинтош отмахнулся от этой мысли. Пандора - самое прекрасное, доброе и светлое существо в мире. Задача Калеба - быть достойным такой женщины рядом.
Мак положил ежедневник на прикроватную тумбу, сел напротив жены, перехватил её руку, поднёс к своим губам и легко поцеловал. "Ты ведь не уйдёшь от меня?" - вдруг подумал Калеб и моментально испугался этой мысли. Откуда она только взялась...

23

[icon]http://40.media.tumblr.com/eb0e394dc50e00e63cd9aa5288152571/tumblr_no6n4kXufS1ungdg2o7_r2_250.jpg[/icon][nick]Pandora Mcintosh[/nick][charinfo]<b>Пандора Макинтош</b><div>29 лет, искусствовед</div>[/charinfo][status]Six degrees of separation[/status][sign] [/sign]
Пандора и правда собиралась что-то спросить. Наверное, сама не очень знала, что именно - да что угодно, чтобы Вэл остался еще чуть-чуть подольше. Было в этом что-то чудовищно несправедливое, что он вот так взял и ушел. Задал сложный вопрос, загадал дурацкое и непонятное желание и ушел.
"Будь счастлива" - это, что, желание? Разве бывают такие желания? И как его вообще выполнить? Пандора не умела быть счастливой, счастливой ее всегда делал кто-то другой. Вэл. Потом Калеб. Это Калебу надо было загадывать такое желание, а не Пандоре - пусть он и сделает ее счастливой. Счастье - это подарок, не будешь же сам себе подарки дарить, верно? Вот и счастье самому себе не сделаешь. Да и требовать с кого-то счастья - по меньшей мере странно, так же как и подарки клянчить. Глупо, обидно и даже унизительно - даже если и попробуют осчастливить, всегда будешь помнить, что это выпрошенное счастье, а не от чистого сердца.
Пандора даже села на кровати, так и не выпуская подушку.
Вот что ей теперь делать? Почему-то ей казалось, что, стоит Вэлу вернуться в ее жизнь - все разрешится само собой. И чувство вины к Калебу само собой испарится, и вспоминать 2003-ий год с тоской и почти что отвращением к самой себе больше не придется. Но вот он вернулся, а ничего, ровным счетом ничего, не исправилось. Вины даже и прибавилось. Вэл, конечно, благороден, как Ахиллес, но вдруг бы он попросил что-то куда менее благородное? И как бы она потом смотрела в глаза Калебу? Да что там Калеб, на свое отражение как бы смотрела? Познакомьтесь, это Пандора, предает каждого мужчину, которому не посчастливилось оказаться в ее жизни.
Бррр. Даже думать об этом неуютно.
Голос Калеба прозвучал знакомо, тепло, безопасно. И вопрос... наверное, только Калеба могло заинтересовать, как себя чувствует женщина, обидевшая его лучшего друга, а теперь и чуть не предавшая его самого, будь она хоть трижды его жена. Все ли хорошо? Пандора многое отдала бы, чтобы суметь ответить на этот вопрос.
Она молча смотрела, как Калеб целует ей руку. Приятно. Казалось, во всем Калебе, как не ищи, не найдешь ни одного недостатка - словно он и вовсе не из этого мира, а откуда-то еще, пришел в Пандорину жизнь как ангел-хранитель. Подарки, говорите? Да он же каждый день счастье дарит, хоть лопатой греби. Это Пандора непонятно зачем это счастье то выбрасывает, а то складывает в пакетик и откладывает "на потом".
Да, пожалуй, в желании Вэла было что-то осмысленное.
Пандора даже не пыталась улыбнуться - все равно улыбка получится кривой, неискренней, выражающей что-то совсем не то. Вместо этого отложила подушку в сторону, высвободила руку из Калебовой, передвинулась по кровати к нему поближе и крепко обняла.
- Все хорошо. - это прозвучало куда-то ему в шею, но Пандора не сомневалась, что муж услышит. - Все хорошо. Я тебя люблю.
Она ему это вообще хоть раз сказала нормально? Хоть раз сказала правильно, именно так, как надо, чтобы он понял, что она именно любит и именно его? Да даже если и сказала, это все равно было слишком давно. Самое время напомнить.
Не все Калебу подарки делать. Иногда и самой можно.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.05.17 You Love I. Do I?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC