FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.04.30 Burn It to the Ground


2015.04.30 Burn It to the Ground

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Burn It to the Ground


[audio]http://pleer.com/tracks/274627O7F8[/audio]

В эпизоде:
2015 год, 30 апреля;
какой-то бар

В ролях:
Сэнди Бишоп, Энди Мейсон в роли Патрика Финнегана, Леонхард Коэн

Верная федора, бухло по фальшивым водительским удостоверениям и бро на потрещать впервые с момента побега из дома — что может быть лучше в этой жизни? Вот и Патрик Финнеган считает, что ничего. По крайней мере, пока к федоре и всему Патрику в принципе не пристает какой-то левый мужик, путающий его с его скандально известным кузеном. Опять.
В этом баре сегодня будет не по-весеннему жарко.

2

— Знаешь, что, чувак? Мы должны делать это почаще. А то ну несерьезно как-то, — заявила Сэнди после очередного, щедрого такого глотка пива. Она могла бы заказать и чего покрепче, левые права, подогнанные Троем, уверенно врали безразличному бармену, что ей месяц назад стукнул двадцать один, но нажираться в мясо Сэнди сейчас не хотела. Сэнди сейчас хотела затусить как следует с Джинджером, которого по-человечески не видела с тех самых пор, как этому придурку взбрело в голову сдернуть из дома в никуда. Ну, и за жизнь потрепаться, не СМСками да твитами едиными, в конце концов. Без Джинджера жизнь не останавливалась, ясен хрен, но имбирной рыжины в ней Сэнди что-то как-то не хватало.
Сэнди подтолкнула опустевший стакан в сторону бармена, сделала знак повторить и подперла рукой подбородок. На Джинджера она смотрела внимательно-внимательно, вдумчиво-вдумчиво.
— Ты со своей вчерашней херней-то разобрался? — поинтересовалась она. — Или чего, или как? А то гэнг собрать — дело десяти минут. Ну, ты знаешь.
Устраивать гоп-стоп таинственному шантажисту Джинджера пошел бы даже Вагнер, Сэнди вот побиться об заклад могла. Даром что Вагнер был пиздоглазым мудилой. Не опять, а снова. Потому что забыл про ее день рождения. Или "забыл", но погоды это не делало нихрена. У самой Сэнди память местами была девичья, зато злости хватало, чтобы до сих пор на него выбешиваться при каждом удобном случае.
Но на Вагнера Сэнди Джинджеру успела уже нажаловаться, как и на то, что кое-кто охуел совсем пропускать ее вечеринку, а поэтому ей должен. Как минимум вот заплатить за бухло. Откуда Джинджер, живущий со строгим дядей, на это бабло возьмет, ее волновало мало. В случае чего Сэнди не западло и от разъяренного бармена побегать было бы. Могло бы выйти весело. Не менее весело, чем массово пиздить шантажировавшего Джинджера чувака.
— Только это. Если пойдем кого учить уму-разуму, чур без федоры… на тебе. — Сэнди протянула руку, резко федору с Джинджера сдернула, нахлобучила на себя. Сделала губы уточкой, убирая волосы под шляпой за уши. — Серьезно, нахрена ты до сих пор в ней шляешься? Мне все равно больше идет.
Сэнди поиграла бровями и отвлеклась на придвинутую к ней пинту темного. Хотела было отпить еще, но тут шляпы ее лишили. Сэнди пыталась шляпу поймать, но схватилась уже только за голову.
— Эй! — возмутилась она. — Ну хоть бы зафоткал сначала!
Вот и привязался же Джинджер к этому выкидышу модных приговоров! Сэнди не одобряла, Блонди не одобряла, Вагнер так вообще гиеной с "федоры-пидоры" ржал, и похуй, что похуй на Вагнера. А Джинджер все упирался.
Стиляга, блин, недоделанный.

3

В доме Рирденов Патрику было ужасно скучно. И дядя Кеннет его просто выводил. Опускать глаза в пол и выказывать какое-то смирение Патрику становилось все сложней и сложней. Возникало навязчивое желание к хренам спалить весь дом. Ну, разве что малых отправив куда-нибудь погулять. Вот малые ему даже нравились, несмотря на то, что Патрик к детям относился прохладно. Малые отчасти ему себя самого напоминали вот где-то в таком же возрасте.
Нормальная встреча с Бишоп стала для него просто таки спасением. Ему было мало общения с друзьями по интернету, на смсках долго тем более не проживешь. Еще и Даги успел где-то проебаться, хотя обещал зарулить и вообще крутую пати на днях устроить. Патрик подозревал, что Даги со своими файерщиками куда-то просто умотал, сорвавшись внезапно, но это жутко бесило. Раньше-то он не обращал на такие причуды кореша внимания. Раньше-то у него были не только вписки у Даги, но и гэнг.
— Да еб, — Патрик фыркнул. — Там такая ситуевина... Короче, это девка была. Девка меня запалила за поджогом в подсобке со спортинвентарем. Ну и... Ща ты будешь ржать. Ну и предложила мне прикинуться ее бойфрендом, типа посверкать всякими селфи и погулять по свиданиям. Или она меня сдаст.
Патрик постучал по стакану с ром-колой пальцами, прежде чем опрокинуть остатки в себя. Господи, как же это было здорово — просто сидеть в баре безо всяких дядь Кеннетов за спиной. Телефон Патрик решительно отключил перед походом, чтобы не названивал козел этот. Потом придумает, как отбрехаться. Он собирался сочинить какую-нибудь такую историю, которая несомненно оправдала бы и опоздание домой, и выключенный телефон. Пиздливости бы хватило.
— Короче, оценила подкат, да? — он усмехнулся. — Причем девка, по ходу, жесть как втюрилась в моего кузена, который пидор распоследний. Не, я тебе точно говорю — натуральный пидор, с мужиком живет. Его батя за это из дома выгнал. Потому что запалил с мужиком. Фу, блять.
Он поморщился. О том, что его задрали уже с этим пидором путать, Патрик Бишоп говорить не стал. Оборжет.
Бишоп дернула его шляпу, Патрик резко вскинулся.
— Э, слышь! — выдохнул он возмущенно. — Ты давай на святое-то не покушайся! Я не настолько сильно по тебе соскучился!
Патрик схватил шляпу обратно, водрузил на голову и выпрямил спину. Мол, мое, бля. Не дам и не надейся вообще. Чего Патрик откровенно никогда не понимал, так это того, почему его шляпа вызывала то истерический гогот, то подколы. Нормальная шляпа. Модная дохуя. У него их, вон, целая коллекция собиралась.
— Обнови, брат, — повернулся он к бармену и постучал по стакану снова.
Бармен, конечно, смотрел на них с подозрительным прищуром. Но кореша Даги делали такие поддельные удостоверения, что и не прикопаешься.
— У вас там вообще чего-как? — спросил он, снова поворачиваясь к Бишоп. — Ничего интересного не намечается больше?
[icon]http://sh.uploads.ru/j3cwi.jpg[/icon][nick]Patrick Finnegan[/nick][charinfo]<b>Патрик Финнеган</b><div>16 лет, школьник со способностью к пирокинезу</div>[/charinfo][status]What's wrong with a little destruction?[/status][sign]http://savepic.net/6941499m.gif[/sign]

4

Под конец месяца в компании, к которой Леон основательно прибился телом в периоды новой сессии попоек и параллельного чтения Берроуза (а было это года, кажется, два назад),  обыкновенно принято было подводить итоги, так сказать, проводить предварительную перепись всего, что произошло, могло произойти и рисковало скинуть тебя в помойку истории уже в следующем месяце.
Честно говоря, Леон к той компании не только телом, но ещё и душой прикипеть успел. Подтверждение преданности было налицо. Шутка ли – ежемесячно гробить свою печень? Он всякий раз бездумно играл на полную, делал максимум-ставку, – и редким был день, когда ему обламывалось.
В плане выпивки везло чаще, чем с партнёром на ночь (по койке, всего лишь по койке; но многообещающих взглядов было сегодня предостаточно), но сегодня был Тот Самый День, и поэтому велик был шанс подцепить беднягу, которого как лодку на причале бросила необдуманно девушка. Найти, подцепить и вернуть в стан настоящих мужиков.
Кстати о настоящих мужиках! Один из них как раз сидел неподалёку. Сидел и – чтоб его черти в аду драли –  бесстыже привлекал к себе внимание. Леон тряхнул головой, поднёс ко рту горлышко бутылки с крепким пивом и сделал глоток, неотрывно наблюдая за мимикой парня, сидевшего то вполоборота и лицом, то, наоборот, отворачивался. И тем вызывал досаду. Ну и желание дернуть ещё пива заодно.
– А вот этому перцу вообще повезло. Прикиньте, отбросил копыта!
– Отбросил копыта? – рассеянно переспросил Леон. С парня сняли федору. Брови Коэна удивлённо приподнялись в тональности «гм». Где-то он это лицо уже видел.
Его пихнули в плечо. Леон был упорен.
Минуты через полторы он отвоевал себе право продолжать бесстыже пялиться: игра «камень-ножницы-бумага» с пятью полупьяными фриками с района? Легче лёгкого!
– Определённо, фигня какая-то получается. Это что, это вот в него Энди?.. – Леон повернулся к компании спиной. Держа в правой руке бутылку, а правой потирая переносице, он пытался сквозь пелену хмеля идентифицировать оказавшееся смутно знакомым, лицо.
Где он мог его видеть? Социальные сети. Твиттер-уебывай-из-моей-головы-мысль. Инстаграм-триста-грамм. Фейсбук-где-мой-ноутбук? Рыжее, рыжее.
«...из дома выгнал, потому что с  мужиком живу!» – расслышал Леон. Он понял, что чувствуют герои про которых пишут: «И он возликовал».
Ну ясен пень, это было ясно с самого начала! Ровно как и то, что яблочный девайс всего лишь с одной дырой подобен ущемленной в правах проститутке.
– Фигассе, – опознав в парне, воссоединившемся наконец со своей шляпой Алана (не, Алана?), Леон плавно съехал со стула. Благо было куда.
Его дружественно отпинали. Но бутылку пива удалось отстоять. Нетвердой походкой Коэн направился дать визит вежливости. И шляпу эту спиздить – грех не, ведь этот парень так забавно злится, когда его голова остаётся непокрытой!
– Ты б ещё солнечные очки нацепил, подружбан, – Леон бесцеремонно водрузил федору на копну своих волос, снял, отскочил на пару шагов, отсалютовал. Поржал. – Не, серьёзно, это сейчас модно так? В бар, да с покрытой головой... Ты ж не в церкви! И не на святом, прости господи, причастии! Не, ребят, вы видели? Видели?
Леон продемонстрировал трофей. С дальнего столика отреагировали одобрительным ржачем.
– Пидорская шляпка-то!
– Ты теперь тоже из этих, Леон?
– Охуеть!
– А ему, пидору, все с чужого плеча идёт!
Леон допил своё пиво, а бутылку подхватил резвый официант. Или это был просто любитель пустой тары? Коэн протянул руку, потрепал рыжего по его волосам, крепко обнял, навещал лапши про счастье случайных встреч и горесть разлук с любимыми.
Но чуйка утвердила, что это какой-то хреновый Алан. Вон, явно демонстрирует признаки вербальной агрессии.
И девушка ещё эта. Коэн махнул ей рукой.
– Не-е-е, пока ты рот с мылом не почистить, ээээ, в смысле, не вымоешь, я тебе ее не верну. Понял, да? Выбирай! Шляпа или свобода слова! Даешь демократию в Канаде! Эй, эй, тш-ш. Я вижу, ты уже гориль от ярости!
Коэн отскочил на безопасное расстояние и подвигал бровями, имитируя соблазнение.
– Я теперь тоже модник. Может, прогуляемся до ближайшей подворотни?  А то творить пидорские дела в этой шляпе – недухоподъемно.

5

Сэнди только фыркнула и показала Джинджеру фак, прежде чем отвлечься на свое пиво. Ей все равно федора эта дурацкая шла больше, чем ему, она вот поклясться могла на чем угодно, даже на теткином алтаре в теткином встроенном шкафу.
— Не, пока ничего, — покачала Сэнди головой уныло. — Все обычная херня. Я тебе скажу, если чего, не дергайся. У тебя пока всяко жизнь веселее. Девица прям как знала, кого просить, а? Бойфренд из тебя хоть и фальшивый, но, сука, идеальный! Без всяких там приколов.
Она пьяно рассмеялась. У Джинджера семья была не менее ебанутая, чем у нее — на самом деле даже и более. Мать на валиуме, отец-мудак, гей-кузен, дядя-священник, да еще не простой, а католический… бр-р. У самой Сэнди как-то попроще было. Родители-врачи да тетка с талантами. По маминой линии все были приличные люди, по папиной только тетку она и знала.
Теткины таланты и таланты самой Сэнди, конечно, любых джинджеровых родственников пересиливали, но все равно.
Сэнди сделала глоток, а когда опустила стакан на стол, оказалось, что с Джинджера спиздили федору. И спиздил кто-то, кто был явно не ей.
Сказать, что Сэнди натурально охуела — это ничего не сказать. Она поначалу так и вылупилась. Мужик причем выглядел, ну, старше их. Но бухой был, судя по тому, как себя вел, в мясо. Еще и к Джинджеру обниматься полез.
Ну дела.
— Эй, мистер! — рявкнула Сэнди, когда первый шок прошел. — Ты совсем охуел, что ли?! К людям приставать?! Шляпу, блять, на место положил!
Мужик слетел куда-то в сторону. Сэнди глянула на бармена, который, кажется, обалдел не меньше их, и медленно так принялась вставать.
Сэнди ничем, кроме кроссфита, не занималась, но удар у нее был вполне себе. А еще она умела кусаться и драть волосы как про. Волосы обычно были подлиннее, но и за короткие Сэнди тоже могла б схватиться только так.
Потому что совсем охренел этот непонятный клоун портить им с Джинджером вечер. Напрочь охренел, бесповоротно и окончательно, буквально напрашивался на то, чтобы его отпиздить.
Сэнди сжала кулак.
Эту услугу мужику она собиралась оказать с преогромным просто удовольствием.

6

Патрик ухмыльнулся. Нет, ну еще бы из него выходил не идеальный бойфренд. Если уж даже Бишоп с пьяных глаз это признавала. В случае с фейковостью – уж ей ли не знать. Фотки в инстаграме с момента их "типа как отношений" даже у него до сих пор висели. Вот только Бишоп – бро, да еще и бро, у которой нормально все было и с левой моралью, и с фигурой. А ту девицу Патрик и знать не знал. И, на самом деле, уверен не был в том, а надо ли связываться.
Если подгонит возможность отмазаться от домашки – точно надо. Без профита – пусть сама около его кузена танцы ритуальные танцует.
– Короче, девка охуевшая, – сказал он, – но посмотрим, чего и как. Мне-то больно пофиг, да и...
Договорить Патрик не успел. Шляпа снова слетела с его головы. И на этот раз виновата была отнюдь не Бишоп.
Патрик обернулся. Увидел незнакомого вообще мужика. Причем – мужика, а не пацана какого, которого он мог бы знать. То есть, он знал вообще много кого, но такую татуированную тушу точно бы заметил.
– Слышь, бля, хер с горы! – начал Патрик. – Охуел вообще?
Мужик начал еще и руки распускать, за волосы хвататься. Глаза Патрика расширились. Его захлестнуло праведное возмущение. Он как-то не сообразил даже сразу, что тут опять вся ерунда может быть из-за голубого, блять, как небо кузена. У которого среди знакомцев, поди, не такие пидорасы водились.
Патрик соскользнул со стула.
На его виске начинала биться жилка. Он чуть опустил голову, взглянул на беспардонного мужика исподлобья.
– Ты, блять, – чувствуя, как утяжеляется дыхание, обратился к мужику он, – жопотрах ебучий. Жить надоело?
Чего Патрик совсем не чувствовал, так это того, что температура тела также начинала подниматься. По крайней мере в пальцах точно покалывало, но внимания на это он не обращал.
Из-за спины мужика как раз к стойке двигался официант, на подносе у которого были выставлены пустые пивные бутылки. Патрик резко подался к нему, схватил одну из бутылок. Быстро шагнув к барной стойке он шандарахнул по ней бутылкой, разбивая ее. В руке осталось только горлышко с острой поверхностью. В любом, даже самом разбешенном состоянии, Патрик понимал одно – без оружия он вряд ли против кого-то выстоит. Спортом и боевыми искусствами не занимался, все навыки самозащиты у него крутились вокруг сподручных средств и общей ебанутости, которая затопляла сознание.
Патрик выставил перед собой "розочку".
– Шляпу, блять, вернул, – прошипел он. – Пидорас.
– Э, – услышал он сквозь начавшийся шум в ушах, – я в полицию позвоню. Ну-ка прекратили оба.
Голос принадлежал бармену. Бармену, как раз державшему в руках небольшую газовую горелку для того, чтобы поджигать коктейли типа самбуки или абсента.
– Блять! – донесся его же голос следом.
Чего Патрик со спины не видел и не думал даже замечать, так это того, как увеличилась струя огня от горелки. Он, крепко сжимая "розочку" шагнул к татуированному ублюдку, посмевшему не только его шляпу дернуть, но и бровями тут на него играть. Охуел в край.
[icon]http://sh.uploads.ru/j3cwi.jpg[/icon][nick]Patrick Finnegan[/nick][charinfo]<b>Патрик Финнеган</b><div>16 лет, школьник со способностью к пирокинезу</div>[/charinfo][status]What's wrong with a little destruction?[/status][sign]http://savepic.net/6941499m.gif[/sign]

7

Леон инстинктивно сделал несколько шагов назад и едва не напоролся спиной на очередного помощника бармена, вызвав шквал негодующего шиканья среди этого брата. Кем на самом деле был этот парень? Реально, в самом деле помощник бармена или какой-нибудь студент-фициант на пол-ставки? Парень ли это был вообще? Его блондинистая голова и тощая ссутуленная фигура промелькнула в поле зрения так быстро, что не удавалось определить точно.
Судя по отсутствию мягких припухлостей в том месте, куда угодил локоть Леона при столкновении – это был парень. Хотя черт его знает, с него останется и ваты под футболку подложить... Чего только не сделаешь ради пары лишних баксов!
Ухмылка с лица Леона исчезла так же быстро, как и появилась. Он запоздало, очень вяло, будто заторможенно моргнул и крепче вцепился в шляпу, стащенную с чужой головы.
– Э-эй, стоять, хлопцы! Любовь к предметам материальной культуры ещё никого не доводила до добра! Спустите пар! Закажите ещё пойла у этого славного бармена, он с местной самбукой чудеса творит! Стоять, епта бля!
Позади, конечно, была не Москва, но отступать, тем не менее, все равно было некуда. Так, несколько низких столиков. Казалось бы – фигня вопрос, всего-то и надо, что пригнувшись, быстро спрятаться под одним из них, но вот беда – не выйдет. К низким столикам прилагалась выпивка, а к выпивке – разной крепости и степени опьянения мужики, которые едва ли будут рады столотрясению и пивоводопаду.
Видит Бог, Леон не отказался бы от пивного душа, но при несколько иных обстоятельствах.
Тот факт, что его жизни открыто угрожал пацан, сильно смахивающий на бойфренда одного знакомого Леону славного пожарника, был им усвоен только со второго захода. После феерического посвящения в геи, аж дважды.
Гей на гея дает гея? Гей на гея отменяет гея? Или гей на гея даёт одного гея в квадрате?
Леон отсалютовал шляпой девушке, его хватило даже на воздушный поцелуй.
– Спасибо, голубка. Жуть как приятно чесать с вами языком. Вы такие добрые и понимающие, а ещё проницательные не по годам. Страна вами гордится, ваши родители вами гордятся, а я, я вообще за вас пиздец как счастлив!
Леон во время этих душевных пассажей курсировал между столиками и людьми, не желая получать в глаз прям сразу. Потом он останоыился, осмотрел обоих оппонентов, и понял для себя по крайней мере две вещи.
Во-первых, возраст этих двоих едва ли покрывал нормативно-правовой акт, согласно которому мелочь не допускается к выводку взрослых дядь. Но это черт с ним, любая грань возраста стирается, когда мелочь имеет при себе оружие. И болт положить, что кустарное!
– Штаны подтяни, не то свалятся, брат, – от души посоветовал Алану (?) Леон, потом обратился к девушке: – А ты сперва грудью выйди, потом уже мужиков колоти.
Вот после этого его точно побьют. Ура! Вторая пьяная драка за месяц!
Под одобрительный гул столика, где сидели его друзья, Леон догнал, что по-прежнему цепляется за шляпу. Это и было во-вторых. Степень желания хозяина ее вернуть напрямую влияла на дальнейшее поведение Леона.
– Эй, да это никак признание? – пьяно улыбнулся он, падая на колени перед рыженьким парнем и хватая того за запястья. Шляпа при этом была предусмотрительно зажата меж коленей. Чтобы её поднять, пареньку придётся как минимум нагнуться.
Упустив момент, Леон с громким воплем откатился от горячей парочки подальше. Сгибы всех пальцев очень жгло. С трудом поднявшись на ноги, он посмотрел на свои руки и качнулся, грозя опять свалиться. Устоял.
– Изрядно больно, – сообщил он с вымученной улыбкой, морщась. Шляпа, обагренная пятнышками крови на полах, вернулась на голову Леона. – Если Энди об этом узнаёт... Эй, нет, нет, только не это опять!
Горелка. Газовая горелка не может так ебашить огнём!
Нахмурив брови, Леон громыхнул на весь бар:
– Ещё раз? Нет, нет, только не это. Не трожь мои брови! Иначе шляпу точно отдам в утиль!

8

Сэнди не хотела спускать никакой пар. Сэнди хотела отжать у мужика… нет, этот даже звания мужика не заслуживал.
Сэнди хотела отжать у непонятного уебища шляпу и хорошенько его поколотить пост-фактум, чтобы больше не вздумал к людям приставать. Алкоголь в крови так и кипел.
На "розочку" в руках Джинджера она все равно посмотрела не очень одобрительно. До очередного блеяния непонятного уебища, который посмел отжимать Джинджерову федору.
— А ты сперва мозг отрасти, а потом доебывайся, пидрила! — возмутилась Сэнди. Своей грудью она гордилась, между прочим. Не пятый размер и даже не третий, но зато аккуратная и в ладонь парням помещалась. Это вообще решало. Вагнеру вон тоже нравилось.
Но Вагнера нахуй, конечно. Еще и потому, что тут вот проблема непонятного уебища куда острее стояла. Сэнди почти хотелось себе тоже "розочку" сделать и непонятному уебищу нарисовать несмываемую улыбочку по бокам рта. Чтоб сразу все, блин, видели, что — клоун, а не нормальный мужик.
Напрягал только бармен, грозившийся вызвать копов. Сэнди оглянулась и вытаращилась, а потом выругалась себе под нос чуть слышно. Непонятное уебище, вопившее от боли, отошло на задний план куда-то к Вагнеру. Не до него, когда перед ней замаячила более чем реальная перспектива получить от тетки пиздюлей. За такое откровенное палево в баре та ей голову нахуй свернет. Та ей не раз говорила, чтобы она или бухала и не нервничала, или не бухала: алкоголь, мол, провоцирует. Сэнди кивала, а потом бухала и нервничала, и все было охрененно, а теперь что? Ее не настолько волновала судьба федоры или оскорбления ее груди от непонятного уебища, ну вот честно.
Но больше-то было некому. Значит, это было от нее.
Значит, это было феерически хуево.
Сэнди глянула на горелку. Сэнди глянула на Джинджера. Сэнди снова проигнорировала непонятное уебище. Сэнди сделала глубокий вдох и очень осторожно сжала и разжала правый кулак в попытке горелку утихомирить.
Горелка полыхнула еще ярче прежнего, бармен взвыл матом и ее, кажется, выронил, а Сэнди еле успела вцепиться в руку Джинджера и дернуть его вниз под ближайший стол, чтобы их не зацепило. Вопил уже не только бармен. Когда она рискнула высунуться и глянуть в сторону стойки, она увидела, что стойка очень бодро полыхала.
— Блять, — выразилась Сэнди и потащила Джинджера за собой из-под стола и на выход. — Я тебе новую федору сама куплю, не дергайся!
На отжатую у Вагнера кредитку его матери. Она не настолько дура была, чтобы со своих денег Джинджеру этот фэшн-выкидыш оплачивать.

9

Патрик на то, что у него и температура тела поднимается, и позади что-то полыхает, особого внимания не обращал. Его тут оскорбляли, его задрало то, что его оскорбляли. Серьезно, ну сколько, сука, можно. В школе доставали, в левом кабаке доставали. А Патрик был ни разу не терпеливым парнем.
– Ты сейчас допиздишься! – выдохнул он и попробовал было сделать выпад.
Но Бишоп дернула его на себя. Патрик не сразу сообразил, что произошло, только рукой с "розочкой" по воздуху мазнул. Он недоуменно сморгнул и наконец увидел, что начал твориться какой-то реальный пиздец. Его тут же накрыло паникой. И стойка полыхнула только пуще.
Патрик не умел контролировать эти огненные выбросы. Не представлял даже близко, что с ними делать. И стремался того, что кто-то может просечь, что дело тут в нем. То есть, это круто – уметь что-то такое, но не круто, если об этом узнают. Потому что такая попытка выделиться из толпы не пройдет даром, Патрик же смотрел всякие киношки про супергероев, Патрик догадывался, что крутоту надо скрывать.
– Бля-аааа.... – выдохнул он, расширяя глаза.
На момент про федору он даже забыл. Не так страшна потеря шляпы, как возможность запалиться в прямом смысле этого слова. Он и так как-то брови себе подпаливал. Потом говорил, что рука с зажигалкой просто дернулась реально неудобно.
Он двинулся следом за Бишоп вообще без вопросов. Задерживаться в баре, в котором начался пожар, он не собирался. Ему-то тут при повышенной температуре было совершенно нормально. Но никто не должен был об этом узнать.
Даже Бишоп.
Патрик перехватил ее руку в свою по пути к выходу. Сжал крепко, забывая о том, что температура тела имела свойство подниматься. Вообще-то, ладно, об этом он просто не вспоминал никогда. Желание не палиться сталкивалось с общей дуростью и неумением сосредоточиться на чем-то одном.
Он толкнул дверь и вытянул за собой Сэнди.
– Валим отсюда вообще нахер, – бросил он, имея в виду не только бар, но и район.
Было бы прикольно, например, потусить рядом и посмотреть на панику, вот только, когда приедут пожарные, на них же первых с Бишоп бармен и покажет пальцем. Если сможет выбраться. Патрик впервые подумал о том, что из-за его косяков со способностью когда-то кто-то неизвестный на самом деле может пострадать.
Таща за собой Бишоп, он с некоторым удивлением сознавал, насколько сильно его не волновали возможные жертвы.
[icon]http://sh.uploads.ru/j3cwi.jpg[/icon][nick]Patrick Finnegan[/nick][charinfo]<b>Патрик Финнеган</b><div>16 лет, школьник со способностью к пирокинезу</div>[/charinfo][status]What's wrong with a little destruction?[/status][sign]http://savepic.net/6941499m.gif[/sign]

10

Леонхард не был приверженцем идеи материалистических ценностей, но эти двое на нее будто подсели.  Вернее, не так: на игле модной индустрии шляпного бизнеса крепко сидел так похожий на бойфренда Мэйсона парень с "розочкой" в руке, яростью во взгляде и с подружкой за пазухой. В то, что этот тип – Алан верилось уже гораздо хуже. Пальцы Леона крепче впились в полы шляпы. Тем меньше поводов её возвращать.
И подружка была парню под стать: яркая, напористая.
Коэна пробрало на смех. Видимо, под воздействием алкоголя он предпочитал думать о людях исключительно хорошее. Или его автоматически сносило на мощеную дорогу добра после лишнего стакана пива? Он не помнил. Да и не релевантно это было.
Гораздо важнее сейчас была гребаная горелка, угрожавшая его здоровью чуть более чем полностью! Коэн по-прежнему иррационально подавался всего, что горело не от спичек, да и спички из обихода после знакомства с пирокинетиком резво убрались. Шатаясь, он отошёл на несколько шагов назад, опрокинул пустой (и потому показавшийся волшебно лёгким) столик, и пал сам. Фёдора чудом не слетела с головы. Хватка у Леона была железной.
– Честное слово, малыш, ты смешной! – Пробасил Коэн с пола, не предприняв опрометчивой попытки подняться. – И, ей-богу, такой нерешительный! Ик!.. Только сейчас решил драться по-настоящему? Мне так жаль...
Ответ пришёл скорее, чем можно было ожидать. И Леон поверил в реальность происходящего быстрее, чем любой другой человек на его месте, не знакомый с пирокинетиками. Остаток его речи, сводящейся, в общем, к укору и порицанию, потонул в гуле криков, гневных воплей и стонов ужаса. А Леон улыбнулся, сам не веря в свою удачу.
Он дышал возбуждённо и часто, вбирая так много кислорода в лёгкие, сколько мог предоставить этот бар. Но очень скоро Леон уже не сможет позволить себе эту роскошь. Надо валить отсюда, подальше, как можно дальше, если он умный. Он умный. Собрав себя с пола Коэн прикрыл нижнюю часть лица федорой, посчитав её лучшей защитой, чем ничего, и локтями начал прокладывать себе путь наружу, сквозь маленькую, но донельзя представительную очередь из других страждущих. По пути под ноги попадалось что-то мягкое, пару раз, кажется что-то хрустнуло. Кажется, это были запястья? Леон под ноги старался не смотреть, изо всех сил игнорируя природное любопытство. В памяти всплывал распиленный пополам труп, украденный из городского морга...
Коэн плохо помнил как оказался на улице. Просто в какой-то момент инстинктивно сделал резкий глубокий вдох, убрав от лица федору, осознав, что больше не может себя сдерживать. В черепной коробке было по ощущениям пыльно и грязно.
Когда Коэн поднял голову, то обнаружил себя в некотором отдалении от бара.
К этому моменту уже вовсю полыхавшего.
– Охуеть, – восхищение в голосе боролось с сиплым кашлем. – Я восхищен! – Коэну хватило смил выпрямиться и с высоты своего роста он узрел бегущих прочь людей. Ну и ладно, ну и пусть себе бегут, от такого пожарища попробуй не попытаться сбежать! Но Леон чуял, что неспроста они так резво втопили.
И тогда он втопил следом, не особо прячась. Бежать было тяжело, голова кружилась, да и алкоголь давал о себе знать... Бежал он явно не по прямой. Но преследуемых нагонял успешно. Остановился он только в узком переулке, где и предложил последовать его примеру остальным.
– Ребят, а ребят? Ну ладно, господин и дама. Так вот, не могли бы вы уделить мне чуточку своего внимания? Я хотел бы кое-что некуртуазно у вас спросить.

11

Сэнди хотелось выбраться побыстрее. Температура в помещении ее не волновала, а вот угарный газ никто не отменял. Она кашлянула, прикрыла рот и нос локтем свободной руки и порадовалась, что дальше ее тащил именно Джинджер, а не она его. Ее что-то смутно беспокоило. Она не сразу поняла, что. Наверное, перспектива разводить Вагнера на федору…
Сэнди вдохнула прохладный ночной воздух полной грудью и стиснула руку Джинджера крепче, кивая. Валить действительно надо было. И подальше.
— Давай… ко мне, — выдохнула она.
Огонь был стихией Сэнди, но для того, чтобы думать, он был плох: для этого не горячая голова была нужна, а холодная. На улице думалось легче, несмотря на то, что надо было драпать как можно скорее. И нет, Вагнера на федору разводить она не стремалась. Но что-то все равно было не так. И руке, стиснутой в чужой, становилось как-то… неуютно…
Сэнди моргнула и принялась притормаживать.
— Погоди-ка!..
У Джинджера была очень горячая ладонь. Неправильно горячие. Такие, блять, горячие, как у нее, когда она долго играла с огнем.
Горелка — это была не она. Она такие вещи уже взяла под контроль, ее взрывало только от совсем уж диких эмоций, иначе в доме пожар был бы каждый месяц как по расписанию, несмотря на теткины таланты.
Горелка — это был Джинджер.
— Охуеть, — выразилась Сэнди, округлив на него глаза. — Так это было твое… Вау. Воу! Я имею в виду… Я-то думала, что это я…
У Сэнди обычно не было проблем со словами, но сейчас найти правильные, чтобы выразить, как это было круто, у нее не получалось. Не только ее чокнутая тетка! Не только она! Еще и вот Джинджер, который бро, лучший друг и чувак, на кого можно всегда рассчитывать.
И тут ей в спину прилетело это блядское "ребята". Сэнди встала совсем, отпуская руку Джинджера, и обернулась на непонятное уебище, которое все это время, походу, бежало за ними.
И в федоре. Наличие на нем федоры Джинджера почему-то казалось особенным оскорблением.
Сэнди размяла плечи и глянула на Джинджера, прежде чем внимательно так посмотреть на непонятное уебище. Как раз до конца дыхание восстановила после получившейся пробежки.
— Мужик, — подозрительно ласково сказала она. — Ты своими доебами уже затрахал по самое не могу. Вот у этого, между прочим, есть кузина-коп и нет даже возраста согласия еще. Ты педофил, что ли? Или у тебя вообще встает только на шляпы?
Она склонила голову к одному плечу и другому, не сводя с непонятного уебища глаз. Бойцом Сэнди не была; в сумочке ничего, что могло бы пригодиться в драке, кроме разве что ключей, у нее не было. Ей и не надо было. Она могла отлично справиться своими врожденными талантами.
Которые теперь можно было не прятать от Джинджера. О да.
— Оставь федору и иди уже нахуй, — предложила она непонятному уебищу все тем же ласковым тоном.
Второй раз предлагать она не собиралась.

12

Патрик остановился и обернулся на Бишоп. Ему совершенно не понравилось то, как резко она выдернула свою руку и как теперь смотрела. Он нервно сглотнул и начал оперативно придумывать оправдания. Главным должно было стать, что он ни фига не виноват в пожаре и как она вообще могла подумать о таком. Он же не...
— Я же не какой-то фрик! — выдохнул Патрик. — Хер ли я знаю, что там такое? Может, горелка неисправная, может, утечка газа, я в душе не ебу, окей?
Он не какой-то там фрик. Нормально с ним все. Такие фичи и супергерои в киношках и комиксах не просто так скрывали. Это очень круто — иметь возможность хоть как-то, но взаимодействовать с огнем. Очень круто. Но про Летающую Люси вон в школе говорили вообще с откровенным негативом. А некоторые и со страхом. Патрик никогда не хотел, чтобы его кто-то сторонился. Несмотря на то, что окружающих не очень-то любил и мог без проблем проехаться по недостаткам любого из них.
Патрик дернул плечами и нахмурился.
— Я не представляю, как тебе вообще в твою башку дурь такая пришла, — добавил он быстро, вдруг понимая, что ни о какой дури тут речи не шло — Бишоп конкретизировать не успела, а он на беспокойстве нехило так пальнулся. — Башкой ударилась что ли?
Его решительно отвлек тот чувак, который спиздил его федору и вообще стал причиной всего вот этого вот. Патрик ощутил, что озлобленность возвращается. Необходимость защищаться сменилась желанием наоборот нападать. И отбирать то, что ему, блять, принадлежало. Вот только розочек под рукой больше не было. А единственное оружие, которое у него было, могло ему наоборот на руку не сыграть.
Не при Бишоп.
— Какого хера тебе надо еще? — резко спросил Патрик, шагая вперед и оказываясь плечом к плечу с Бишоп. — Что, блять, за вопросы?
Некуртуазные, ага. Иметь с ним дело Патрику больше не хотелось. Не после уже устроенного пожара.
Однако, жинь человеку можно было испортить и без огненных спецэффектов. И Бишоп как раз навела его на отличную мысль. Патрик полез за телефоном в карман.
— У тебя две минуты на то, чтобы задать свои ебаные вопросы и вернуть мне шляпу, — объявил он. — Я буду засекать. После этого я звоню копам. И заявляю на домогательства. Поверь, чувак, я тебя весьма подробно опишу.
И замечательно сыграет в полицейском участке. И кузена тоже не забудет помянуть. Что Патрик умел делать лучше всего — гнать. И еще раз гнать.
[icon]http://sh.uploads.ru/j3cwi.jpg[/icon][nick]Patrick Finnegan[/nick][charinfo]<b>Патрик Финнеган</b><div>16 лет, школьник со способностью к пирокинезу</div>[/charinfo][status]What's wrong with a little destruction?[/status][sign]http://savepic.net/6941499m.gif[/sign]

13

Леон по глупости ожидал в ответ изысканных эпитетов и приветствий длиной с добрый кусок итальянского побережья, которыми так любил щедрить сам, вот только он успел позабыть, что не прошло и получаса как он выбрался из здания, полыхающего не хуже,чем ёлки из айфонов на Рождество, а молодые люди отнюдь не его приятели.
Облом-с. Если он и возлагал на вежливость и самообладание стоящих перед ним людей хоть какие-то надежды, то мост последней из них спалила своим ответом темпераментная девушка, а пострадавший от потери модного аксессуарами юный друг горячо её поддержал.
Леон глупо хихикнул, утирая нос ладонью. Его лексикон только что пополнился новыми словами. И интонации, интонации были на диво чудными; их всенепременно необходимо применить чуть позже, в более располагающей к шуткам компании. Эти двое имели странное чувство юмора. Даже для него.
— Сколько живу, а до сих пор дивляюсь: и зачем таким молодым и прекрасным молодым людям, школу прогуливать?..
Присев на карточки, Леон оперся на колени и слегка подался корпусом вперёд, не забывая поддразнивать парнишку, периодически приподнимая шляпу над головой. О том, чем и как скоро ему это аукнется, Коэн не задумывался. В настоящий момент в его голове было место только для одной мысли.
«Докопаться до этих двоих на предмет пирокинеза», — Леон приложил кулак, свободный от шляпы, к щеке, с задумчивым видом пожевал губу и ответил, звуча как человек в лёгкой стадии передозировки кофеином:
— Отклоняется! Я ещё не все у вас спросил, – он обратился к девушке. – Точнее, не спросил ничего. В ваших же интересах мне ответить и тогда я съебу в закат, оседлав прекрасного пони. — Губы тронула ухмылка, а палец указал на юношу. – Ну, или оседлав его. Я ещё не решил.
Шума эти двое создавали много. Даже суматоха, доносившаяся до ушей и оставшаяся, казалось, позади, со всеми криками о помощи и призывами к активным действиям, не могла их перебить. Шляпа сползла на лицо. Леон схватил её за полы и лихо взмахнул, словно знаменем над подверженным врагом.
– Не волнуйся ты так, горячий ты наш! Копам я уже позвонил. Когда скорую к бару вызывал. Им будет о чем у вас спросить, ведь я сообщу им приметы поджигателей! Ты весьма добр, – Леон встал, качнулся, но устоял на ногах. Он сделал в сторону парнишки реверанс. — Я постараюсь ответить тем же. Собственно, вопрос у меня всего один, и тот дурацкий: вы пирокинетики? Оба?

14

— Да? — сузил глаза Патрик. — И каким образом ты, приятель, будешь объяснять, как поджигатели сработали?
Патрик сделал шаг вперед. Ему было нервно. Ему было пиздецки нервно, потому что к нему ни разу никто вообще такой термин не применял.
Не будь здесь Бишоп, он бы точно огонька добавил. Но тут приходилось думать головой — они в одной компании, она могла стремануться и растрепать о его странностях всем. Ему это было не выгодно так что, нельзя было усугублять ситуацию. Надо было валить.
Шляпой можно было и пожертвовать.
— Давай, приятель, иди, — ухмыльнулся он. — Заодно прокатишься с копами до обезьянника, потому что тебе точно надо проспаться где-то, алконавт.
Патрик покосился на Бишоп. Может, ей тоже можно было затереть что-то на тему того, что этому чуваку приглючилось, а там просто утечка газа какая-то случилась? Патрик умел быть убедительным, когда ему это было выгодно. По крайней мере, ему так казалось.
Сердце тоже билось гораздо быстрей, чем должно было. Хреновы волнения. Хреновы волнения, из-за которых и происходила такая вот херотень, связанная с огненными приколами. Патрик сглотнул, мысленно просчитал до пяти. До десяти не получалось — не успевал, тормозить тут тоже было нельзя. Хватило счета и до пяти.
— Если ты пойдешь за нами, я точно обвиню тебя в домогательствах, — добавил Патрик, отшагивая к Бишоп. — Она подтвердит, — коротко кивнул он на нее. — И многие в том баре подтвердят тоже добавят, что ты — больной ублюдок, у которого встает только на детишечек, потому что я могу раздуть это до телевидения и прочего такого. Усек? А шляпу — так и быть — оставляй себе. Извращенец.
Патрик махнул рукой, даже не собираясь слушать ответа. Если этот мужик хоть немного соображал, он не стал бы за ними дергаться. Патрик развернулся, перехватил Бишоп за запястье и потянул ее за собой.
— Давай не будем об этом говорить? — тихо произнес он, коротко покосившись на нее.
Правда, рассчитывать на это Патарик не стал бы точно.
[icon]http://sh.uploads.ru/j3cwi.jpg[/icon][nick]Patrick Finnegan[/nick][charinfo]<b>Патрик Финнеган</b><div>16 лет, школьник со способностью к пирокинезу</div>[/charinfo][status]What's wrong with a little destruction?[/status][sign]http://savepic.net/6941499m.gif[/sign]


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.04.30 Burn It to the Ground


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC