FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » (AU) Who Are You, Really?


(AU) Who Are You, Really?

Сообщений 61 страница 80 из 80

61

Ал, успевший уже умыться, одеться, собраться и даже выгулять Хана и теперь клевавший носом над чашкой кофе, на поднявшегося Энди отреагировал вяло. В их совместном проживании его устраивало абсолютно все, кроме того, что и до университета, и до центра надо было ехать. Машина спасала, но ненамного.
Поцелуй Энди все делал лучше.
— Даже готовить? — разулыбался Ал. — Вау. Не пропущу ни за что на свете.
Он залпом допил свой кофе и поднялся, размял лениво плечи.
— Да я сам уже выхожу. Если тебе со мной в одну сторону — могу подбросить.

***

Голову по поводу внезапного ужина Ал ломал весь день, никак не мог сосредоточиться на работе. Энди с тех пор, как Ал к нему переехал, не готовил, кажется, ни разу. По крайней мере, Ал этого не помнил. Если он ленился, они просто заказывали что-нибудь на дом или шли куда. Это все было настолько необычно, что прямо из ряда вон.
— Ты сегодня совсем не здесь был, — сказала ему Келли, выходя с ним вместе из здания. — Проблемы?
Ал покачал головой, засовывая руки в карманы. Келли вопросительно подняла брови, как бы намекая, что не отстанет.
— Энди обещал ужин приготовить, — сказал наконец Ал, глянув на нее.
Келли расхохоталась.
— …держись за него обеими руками, парень, другого такого не найдешь, — саркастично заявила наконец она и хлопнула Ала по плечу.
Ал слабо фыркнул в ответ, подумав, что без сарказма это звучало бы намного лучше.
Нет, не так. Правильнее.

***

Мясом в доме пахло уже с порога.
— Энди, я дома! — громко сообщил Ал, закрывая за собой дверь и пытаясь не споткнуться об прибежавшего его приветствовать Хана. Щелкнул замком, коротко потрепал пса по голове. — Привет, привет. Я тоже соскучился, чудовище.
Он стянул с себя куртку и разулыбался как чокнутый, увидев Энди в дверном проеме. Соскучиться он успел не только по псу.
— Чем же ты меня таким сегодня балуешь? — поинтересовался он и, подойдя к Энди, приобнял его за пояс. — Пахнет — отлично.
В кулинарных талантах своего бойфренда он не сомневался: Энди не умел готовить вычурно, но простое у него выходило, на взгляд самого Ала, более чем неплохо.
Ал бы сейчас, пожалуй, съел все, что бы перед ним поставили. Он днем был настолько загружен своими размышлениями и работой, которую, несмотря на них, приходилось делать, что напрочь забыл пообедать. Вспомнил он, как назло, уже когда сел в машину, а перехватить по дороге какую-нибудь шоколадку ему не позволила совесть: сбить аппетит аккурат перед приготовленным Энди ужином было последним, чего он хотел.[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]

62

Энди заказал пиццу. Жрать-то что-то надо, а это проклятое мясо не стоило рисковать даже пробовать. Пожалуй, вообще не стоило лезть в кулинарию дальше приготовления овсянки, яичницы и разогревания готовых блюд в микроволновке. Есть вещи, которые менять не стоило. Сколько угодно можно было менять быт, делать ремонты и все такое, подстраиваясь под совместную жизнь, но готовить — больше никогда.
Энди успел вот только поставить пиццу на столик в гостиной, открыть коробку и притащить пару банок газировки, когда раздался голос Алана. Он очень надеялся на то, что выходя в коридор выглядел не особенно мрачно из-за испорченного ужина и сорванного предложения. Теперь-то кольцу точно в его ящике некоторое время валяться.
— Пиццей, — хмуро ответил он. — Я запорол все, что можно было запороть.
Энди легко вывернулся из объятий Алана. Чувствовал он себя достаточно паршиво, на самом деле. Потому что вроде как приготовился морально к тому, что собирался сделать за этим самостоятельно приготовленным ужином. Теперь снова придется готовиться к предложению и не думать о том, чтобы дать задний ход по принципу "нам и так неплохо живется". Неплохо ведь жилось, ну правда же.
— Извини, в общем, — добавил Энди и двинулся в гостиную.
Испорченное мясо можно было как раз Хану скормить. У него, конечно, свой режим питания, но иногда пса порадовать было можно. Хоть кому-то будет хорошо в этот дурацкий день. Не нравилось Энди, когда какие-то его планы шли не так, как ему хотелось. То есть, половину жизни он пребывал в этом "не нравится" состоянии, аккурат до того, как встретил Ала.
Энди упал на диван в комнате, потянулся за куском пиццы. Вообще, он сам за день практически ничего не ел, сбивая режим питания и себе. И вот пиццей собирался усугубить.
— Я на следующие выходные, — начал он, задумчиво почесывая нос, — пожалуй, столик в ресторане просто закажу, ладно? Особо планов никаких не строй только.
Если уж начал, надо было и закончить. Ронни говорил про то, что он делал предложение в ресторане, а ведь ничего плохого в этом не было. Можно было приплатить официанту, чтобы в бокал с шампанским бросили кольцо и все такое. Он уткнулся лицом в плечо сидевшего рядом Алана. Облажался, зато вроде не спалился.

***
Энди пришлось идти и покупать нормальный костюм. Точнее даже — искать его долго и упорно. Потому что у него самого кроме формы и старого костюма с выпускного еще не было ничего.
— Я тебе подошью все, — сказала Молли после очередного примеренного костюма, у которого и рукава были длинны, и брючины. — Гном.
Энди нахмурился. Но что-то именно подобрать, а не заказывать, еще и не в магазинах для подростков, действительно было несколько проблематично. Полагаться оставалось только на Молли.

***
Энди поправил галстук, пригладил ладонью волосы. Выдохнул, глядя на себя в зеркало. Он решился, он морально подготовился. Косяков не должно было произойти. Была у него мысль вывести свою машину из гаража, но от нее Энди быстро отказался. Не хватало еще на пути к ресторану врезаться в ближайший столб.
— Ал, — он высунулся из ванной, — ты там как, собрался?
Выходя, он нервно улыбался. Будто сам на первое свидание собирался. Энди запустил руку во внутренний карман пиджака, проверяя, на месте ли коробочка с кольцом.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

63

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Печальная судьба мяса Ала не расстроила, скорее озадачила. А вот то, что Энди чувствовал себя не очень — расстраивало более чем. Как и то, что Ал начинал подозревать, что расстройство это было не совсем из-за ужина, который получился комом.
— Да ладно тебе, — успокаивающе сказал он. — Пицца — это тоже потрясающе. Только давай в следующий раз суши, м? Или китайское, о, я соскучился по китайскому…
Ал плюхнулся на диван рядом с Энди и взял себе кусок пиццы. Пицца была уже не обжигающей, но все еще теплой и до кучи божественной. Энди надо было сделать вид, что он ее сам приготовил. Ал бы сделал вид, что поверил, глазом бы не моргнул.
— Окей, — беззаботно сказал он. — Я на работе расписание гляну только. Если что — махнусь с кем-нибудь, скажи только, на какой день.
Ал разулыбался, покосившись на Энди, спешно доел кусок. Облизал пальцы, так и не найдя взглядом салфеток.
— Не грузись ты так. — Ал погладил Энди по плечу. — Я люблю тебя, а не твое умение или неумение готовить. И, кстати, ты выбрал мою самую любимую пиццу.
Он склонил голову, чтобы на секунду прижаться щекой к макушке Энди, а потом решительно потянулся за очередным куском.
Не для себя — для того, чтобы скормить его Энди.

***

Ал вывалился из спальни, на ходу выправляя рукава рубашки.
— Собрался, — заявил он и замер, увидев Энди.
Энди безумно, безмерно и совершенно бесстыдно шел строгий костюм. Ал закусил губу, пригладил и так уложенные волосы: он почему-то ощутил себя немного гадким утенком, хоть и знал, что его собственный темно-синий костюм на нем тоже сидит замечательно.
Ал подошел и осторожно взял руку Энди в свою.
— Ты выглядишь просто потрясающе, — сказал он, заглядывая Энди в глаза, и потянул его за собой к выходу.
Пока Энди закрывал дверь, Ал открывал и заводил машину. Нервозность бойфренда он чувствовал даже на расстоянии.
— Не волнуйся ты так, — улыбнулся ему Ал, когда они уже оба сидели в салоне, и положил свободную руку ему на колено. — Все будет отлично. Не опоздаем.
Опаздывать было нельзя: ресторан был потрясающим, и желающих в нем посидеть всегда было больше, чем мест. Упустят бронь — потеряют славный вечер.

***

На что Ал определенно не рассчитывал — так это на то, что они встрянут в пробку. Он нервно простучал пальцами по рулю.
— Авария там, что ли? — вытянул он шею, но разглядеть поверх потока, в котором они встряли, конечно, ничего не смог. Встряли же они обидно, так, что и не развернуться было по-человечески. Разве что ловить момент и пытаться просочиться в левый ряд, развернуться, поехать другой дорогой… Одна проблема: это будет долго, а они и так потеряли в пробке немало времени.
— Найди на телефоне навигатор, посмотри, сколько еще такое? — попросил Ал и глянул в очередной раз на часы.
Их шанс на ужин в потрясающем ресторане становился меньше с каждой минутой.

64

Энди кусал губы, теребил ремень безопасности, угрюмо смотрел на стоящие впереди машины. Столик он заказывал в хорошем ресторане, о котором без какого-то огромного повода и не подумал бы. Разоделся, как последний дурак, волновался сидел, прикидывая, как вообще будет это самое предложение делать. На Алана, такого невероятно красивого в костюме, без взволнованной улыбки смотреть не мог. А они застряли в пробке.
Он достал телефон, вздохнул, загрузил навигатор.
— Мы не успеем, — объявил Энди. — Вот теперь уже точно. Хотя, если оставить машину и пойти пешком... Да, да, я знаю, что ты не оставишь машину.
Энди убрал телефон, побарабанил пальцами по обшивке на двери. Футляр с кольцом практически прожигал карман.
***
— Простите, — развела руками хостесс. — Но ваша бронь уже была передана.
Энди опустил голову. Да кто бы сомневался. Упустить столик в хорошем ресторане — это ерунда, по сути своей. Упустить возможность сделать предложение — другое дело.
— Ладно, — Энди коснулся ладонью спины Алана, направляясь на выход. — Тогда идем в "Бургер-Кинг", раз все равно в город выбрались.
Ему нужно было обязательно расстройство заесть чем-то вредным. Потом просто пару дней сушки можно было себе устроить — не велика проблема. А вот о том, что уже со второй попыткой сделать предложение не вышло, пора было задуматься. Может, вообще не он должен был об этом беспокоиться? Может, просто время не пришло? Энди не знал. Нервозность повышалась.
***
— Я тебе сейчас по кадыку пропишу, — хмуро обратился к Джесси Энди.
— Не, ну ты серьезно? В школу вождения записаться собрался? Да у тебя же ноги до педалей не доста...
— По кадыку, Джесс, — Энди ткнул друга кулаком в плечо. — Я ни хрена не промахнусь.
— Ладно, ладно, — Джесси поднял руки перед собой. — Но вообще, мог бы просто мне сказать, я б с тобой просто нормально позанимался, заодно колымагу твою бы проверили. И подлатать могли бы, и вообще...
Энди махнул рукой. Ему просто нужно было на что-то отвлекаться. От тренировок особой пользы не было. В голове все равно прокручивалось слишком много всего. Сомнения начинались в том числе. Да, он видел во снах свадьбу и все такое. Но сомнения все равно одолевали. Может, рано. Может, вообще не стоило. Может, само собой получится. Вот и начало в голову лезть всякое "а не записаться ли мне в автошколу" вместе с "а не перебрать ли движок у своей машины".
Часть заполонил звук сирены. Энди переглянулся с Джесси, направился тут же к гаражу. И как раз на ходу услышал адрес, по которому их вызывали.
— Твою мать, — выдохнул он. — Там же Ал мой учится....
В экипировку он влезал с таким шумом в голове, что, кажется, не соображал больше рационально. У самой машины Ронни резко положил руку на его плечо.
— Эй. Порядок? — спросил он.
Энди дернул плечом, кивнул головой. Если бы должно было случиться что-то критичное с Аланом, он увидел бы это во сне. Верно? Вот только не факт. Надежности от способности ждать не приходилось.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

65

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал кусал губы, глядя то на хостесс, то на Энди. Ему было стыдно. Если бы они действительно бросили машину, они бы успели, а так… И все — из-за его упрямства. Разочарование Энди по нервам било особенно, и он почти хотел осторожно заглянуть хостесс в глаза и надавить на жалость. Почти: все воспитание Ала восставало против такого эгоистичного вмешательства.
Он выдохнул и постарался как можно веселее улыбнуться, взял Энди за руку.
— Давай лучше в "Carl's Jr.", — предложил он. — Там бургеры больше. И картошка фри — идеальная просто. И, может, сойдем немножечко с ума и в кино, м?
Он погладил ладонь Энди большим пальцем и заглянул ему в глаза, улыбаясь. Бронь, может, они и упустили, но это не значило, что они не могли устроить себе куда менее пафосное, но зато спонтанное и замечательное во всех отношениях свидание.

***

Когда зазвенела пожарная тревога, Ал дернулся и уставился на профессора. Тот выглядел не менее обеспокоенным, чем студенты.
— Это не учебная тревога. Сохраняйте спокойствие. Берите свои вещи и спускайтесь к выходу, — сказал профессор.
Ал поднялся, спешно запихивая ноутбук и телефон в сумку и пытаясь параллельно привести встрепанные нервы в порядок. Слишком живо вспомнил, как он чуть не погорел в церкви; общее беспокойство на грани паники не помогало ничуть. Ал сделал пару глубоких вдохов, успокаиваясь, и сосредоточился на том, чтобы не считывать эмоции с окружающих, а, наоборот, передавать им свои. Для этого ему нужно было сохранять спокойствие.
На лестнице чувствовался дым. Бледная как смерть девушка, на вид первокурсница, чуть не упала прямо перед ним; Ал подхватил ее, не давая рухнуть, и сбил начинавшуюся у нее истерику ценой усталости во всем теле.
— Спасибо, — пробормотала девушка.
Ал кивнул и, кашлянув, натянул на лицо ворот рубашки.

***

На улице было столпотворение беспокойно роящихся студентов и преподавателей. Черный дым из здания валил коромыслом; уже подъехал и раскрывался пожарный расчет; сирены невдалеке намекали, что расчет — не последний.
Ал тянул шею, но пожарных ему было видно не слишком хорошо, особенно с его близорукостью, так что попытку разглядеть, был ли среди них Энди, он быстро оставил. Он перестал и пытаться гасить общие полупанические настроения. Закрылся от других наглухо и полез за шоколадкой, разворачивал обертку подрагивающими пальцами. Поев и почувствовав себя чуточку лучше, достал уже телефон. Энди если и не приедет, то все равно уже, наверное, знает. Ал не хотел его волновать лишний раз.
— Хей, — сказал он в трубку, когда его перебросило на голосовую почту. — Это я. У нас главное здание университета горит. Я на улице, я в порядке. Не волнуйся, окей? Люблю тебя. Береги себя. Позвони, как… ну, сможешь.
Телефон назад в рюкзак Ал не стал убирать: сунул вместе с рукой в карман и так и оставил, чтобы мгновенно ответить, как только Энди бы перезвонил.
Он волновался.

66

Телефон Энди остался в шкафчике в раздевалке части. Всю дорогу он бездумно крутил в руках каску, отчасти рассчитывая на то, что хоть какое-нибудь видение в пустой башке да пронесется. Может, Алан вообще проспал и решил не ходить на учебу? Может, у него просто занятия уже закончились? Может, там ничего серьезного и даже дымом никто не надышался?
Впрочем, сама дорога времени много не занимала, а на месте времени на то, чтобы лишний раз думать, а не отдаваться на волю рабочих уже инстинктов. На территории кампуса Энди тут же оказался вовлечен в процесс пожаротушения. На автоматизме отчасти, отчасти — смутно пытаясь высмотреть в толпе глазевших студентов (которых активно пытались отогнать начальник смены вместе с Джессом) Алана.
По идее, раз не поднималось особой паники, то все действительно было не так страшно, как могло бы быть. Очаг возгорания нашелся быстро, да и больших проблем с его устранением не оказалось. Именно студенты с вопросами типа "а чо и как" доставляли команде самые большие неудобства. А к парамедикам, сопровождавшим их бригаду, всего несколько пострадавших, надышавшихся дымом и притащили.
Когда огонь был уже сбит, Энди все равно искусал себе все губы, пытаясь высмотреть Алана в толпе. Роста, вообще-то, не хватало, а врезаться в толпу и, собственно, искать возможности не было. Парни уже сворачивали рукав, как раз собирались убирать лестницу. Идея в голову Энди ударила сама собой.
Он рванул к кабине пожарной машины, хлопнул по двери, привлекая внимание водителя.
— Старик, притормози пока, — попросил он, быстро кивнув в сторону лестницы. — Должен буду.
Водитель пожал плечами. Энди коротко кивнул головой и направился к лестнице. Притормозил только на момент, поравнявшись с Ронни.
— Оралом не поделишься? — спросил Энди.
И, не дожидаясь ответа, вывернул из руки лейтенанта рупор. Энди понимал, что пиздюлей он отгребет определенно точно, но ничего поделать не мог. Да, возможно, проще было бы у кого-то даже из толпы стрельнуть телефон и позвонить. Но нет, подумал Энди об этом уже на середине пожарной лестницы, сжимая в руках орало и старательно высматривая в толпе рыжую макушку своего бойфренда.
Он приложил рупор ко рту, нажал кнопку.
— Ал!.. — начал он сипло, но на момент отвернулся от "орала", чтобы прочистить горло. — Алан Рирден! Алан Джеймс Рир... О! Вижу! Отлично!
Энди разулыбался, наконец-то увидев среди студентов Ала. Ронни внизу приложил ладонь ко лбу. Джесси, однозначно, закатил глаза. Начальник смены, не менее точно, начал решать, каких пиздюлей ему выписывать по возвращении в часть. Это все совершенно не беспокоило — у Энди словно груз с плеч свалился, который давил с самого объявления по громкой связи адреса вызова. Облегчение затопило, а вместе с ним отчетливое понимание — да, черт, или сейчас, или никогда. С этого порыва он сам охренел настолько решительно, что решимости только прибавилось.
Он вцепился в бортик лестницы, подался вперед, чуть не полностью перегибаясь через него.
— Ал! — закричал он в рупор снова. — Алан Джеймс Рирден! Ты выйдешь за меня?
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

67

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал стискивал телефон, привставал все равно на цыпочки, даром что нормально на том расстоянии не видел, и дергался с каждой минутой почему-то все больше. Он уже собирался пробраться сквозь толпу поближе к пожарным, когда его вдруг хлопнули по спине. Ал аж подпрыгнул, прежде чем обернуться.
— Эй, эй, я пришел с миром, — фыркнул на него Дрейк. — В порядке все?
Ал потер пальцами переносицу.
— Угу.
Все было не в порядке. Ал не видел Энди, а телефон в его кармане не звонил. Да, пожар был легкий. Да, только пара людей надышались угарным газом. Алу все равно необходимо было на Энди посмотреть. Хотя бы — услышать его голос.
Чего он не ожидал — так это того, что голос услышит так смтерительно и выкрикивающим его имя в мегафон на весь университетский кампус.
Ал стремительно развернулся, прищурился, глядя на фигурку на пожарной лестнице. Разулыбался как последний идиот, помахал рукой и этой же рукой нервно пригладил волосы: на него оборачивались любопытные студенты. Энди был рядом и с Энди все было хорошо — и это было главное.
Пока Энди не заговорил дальше.
Ал застыл, приоткрыв рот, чувствуя, как кровь приливает к щекам, как шумит в ушах, заглушая все остальное. Так и стоял, пока его не подтолкнули в спину.
— Иди, чего тупишь, ну, — сказал Дрейк у него над ухом и заорал: — Эй! Пропустите Рирдена!
Ал бормотал извинения, проталкивался сначала неловко, а потом и все решительнее, когда первый шок прошел. Когда в сознании укоренилась наконец мысль, что Энди взял и сделал ему предложение. При всей толпе эвакуированных студентов, при всей своей смене, при всех этих людях.
У пожарной машины, прямо у подъема на лестницу, Ал слегка неловко посмотрел на пожарных, кладя руку на ступеньку. Он очень не хотел, чтобы его останавливали.
Начальник смены Энди ответил страшно недовольным взглядом, но промолчал. Рон пошевелил на него усами.
Ал полез вверх.
Перила под руками были холодные, сердце в груди колотилось со страшной силой. Ал остановился, вцепился пальцами крепче. Энди был теперь всего парой ступенек выше, настолько неприлично красивый, что у Ала перехватило дыхание. Он стоял и смотрел, и закусывал губу, и улыбался как сумасшедший.
Может, не "как". Может, он правда сошел с ума. Может, и весь мир — вместе с ним.
— Я…
Ал шагнул еще на ступеньку вверх, смаргивая с ресниц что-то влажное, прижался лбом к чужому лбу: они как раз так выходили одного роста.
— Я люблю тебя, Эндрю Престон Мейсон, — сказал он. — Да. Я выйду за тебя.

68

Энди стоял на лестнице и просто смотрел на то, как Алан пробирается сквозь толпу студентов. Он как-то рассчитывал на то, что тот подберется просто поближе. И ему, Энди, придется крепче цепляться за перила, чтобы не свалиться или от жгучего разочарования или наоборот — затопляющего счастья. На то, что Алан полезет на лестницу, он не рассчитывал совсем. И не улыбаться совершенно идиотически не мог.
Чем ближе был Алан, тем четче Энди убеждался в том, что да — это было правильно. По-человечески ведь не получалось. Чтобы вот с кольцом, при костюме или романтичной обстановке. А тут вырвалось и вот пожалуйста — сердце забилось где-то, кажется, в ушах. Учитывая то, что началось у них все вот тоже не как у нормальных людей — самый верный вариант, который уже не  переиграть и не повернуть назад.
На какие-то мгновения мир для Энди просто остановился. Для того, чтобы уже в следующую минуту начать совершенно новую эру для них обоих.
Он, все также крепко сжимая рупор в одной руке, подался к Алану ближе и притянул его к себе в объятия. Большего облегчения Энди, кажется, не испытывал в жизни. Предложение он делал второй раз. Но именно в этот действительно имел в виду то, что готов провести с человеком остаток жизни, вместе состариться, может, даже помимо собаки завести какого-нибудь ребенка (но вообще потом, совсем потом) и вообще долго, счастливо и все дела. Энди ощущал себя реально самым счастливым человеком на планете, чуть омрачало только отсутствие кольца, которое лежало себе дома.
Но ведь все невозможно предусмотреть даже тогда, когда умеешь по-настоящему заглядывать в будущее, верно?
— Я люблю тебя, Ал, — отозвался он. — Блин, ты же сейчас тоже весь в саже будешь... Кстати, кольцо, если что дома в одном из ящиков комода. Если хочешь, могу сказать, где конкретно, а то меня, наверное не...
Энди чуть отстранился, посмотрел вниз, на начальника смены. Нет, скорее всего не отпустят. С другой стороны — он ведь не каждый день делает предложение! Энди поднес "орало" снова.
— Он сказал да, — гораздо тише и глядя на своих сказал он. — Можно мне домой пораньше за свой счет?
Ронни, а за ним и остальная команда, бессовестно заулюлюкали. Энди коротко смущенно улыбнулся, снова взглянув на Алана. Начальнику смены передали дополнительный мегафон.
— Поздравляю, — сказал начальник. — И нет, нельзя.
Энди сморгнул, а затем фыркнул. Ну и ладно, нельзя так нельзя. До утра и окончания смены всего-то полдня и ночь оставались. Энди опустил руку с рупором и свободной снова притянул Алана к себе, чтобы наконец поцеловать своего уже не бойфренда, но жениха. Да, именно так, да именно на виду у всех. Имел полное право.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

69

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал и сам вцепился в Энди, но только одной рукой: отпускать перила он побаивался, они все-таки были достаточно высоко. А не удержаться на ногах он рисковал, потому что ноги его едва держали.
— Плевать, — выдохнул Ал с легким смешком и ткнулся в плечо Энди лбом, чтобы хоть как-то взять себя в руки. — Нет, я…
Кольцо. Свадьба. Алу все еще не верилось до конца, даже когда Энди оповещал в мегафон окружающих. Это было слишком потрясающе, слишком, слишком, слишком. А еще завтра об этом будут знать все в его университете, потому что их газету сделанное с чертовой пожарной лестницы предложение уж точно не обойдет. У Ала от этих мыслей щеки вспыхнули только так.
А, может, и не от них.
Скорее всего, не от них, потому что это все было такой несущественной ерундой в сравнении с тем, что Энди. Сделал. Ему. Предложение. Да даже то, что начальник не отпустил Энди домой, было ерундой, если подумать.
Ал рискнул убрать руку с перил, чтобы положить ее Энди на шею, притянуть его еще теснее и ближе. Прижаться потом лбом ко лбу, чувствуя, как слезы текут по щекам.
— Я раньше думал, что от счастья только в кино плачут, — сказал он и легко-легко коснулся губ Энди снова. — Я подожду. С кольцом. И вообще. Пошли уже спускаться, ага?..
Спускаться не хотелось страшно: наверху они могли прикинуться, что мира вокруг не существовало, что были только они, что внизу нет никаких коллег и никакой толпы эвакуированных студентов.
Ал с огромнейшим трудом заставил себя отстраниться, перехватил перила снова и пошел вниз первым.
В конце концов, спускаться с небес на землю надо было только в буквальном смысле, в фигуральном от него никто этого не требовал.

***

Домой Ала, удачно не взявшего с собой машину, подбросил скалящийся Дрейк. Скалящийся же Дрейк шутливо расспрашивал, кого Ал планирует позвать шафером.
— Стефани. Старшую сестру, — рассеянно ответил ему Ал. У Ала было занятие поважнее, чем болтать о ерунде. Он писал сообщения Энди и чуть не подпрыгивал на пассажирском сидении каждый раз, когда телефон сигналил о новой СМСке.
"Люблю тебя".
"Уже скучаю".
"Хочешь, возьму машину и приеду на станцию?"
Ал вздернул от телефона голову только тогда, когда Дрейк замолчал. И обнаружил, что его уже довезли до дома. И что Дрейк на него смотрел так внимательно, будто хотел дырку прожечь.
— Если ты не пригласишь нас с Мими на свадьбу, чувак, — сказал Дрейк, — я вот на нее все равно приду и тебе вломлю. Честное слово.
— Как только я буду что-нибудь знать — ты окажешься в курсе первым, — пообещал Ал, уже выскочивший из машины и теперь наклонившийся у открытой двери. — Спасибо, что подкинул.
Дома Алу пришлось столкнуться с серьезным испытанием: попыткой одновременно закрыть дверь, погладить примчавшегося встречать Хана, сбросить с себя рюкзак и куртку и умудриться при этом еще как-то принять звонок от Энди.
Псу в итоге пришлось подождать.
— Хей. Я дома. И у меня идея. Дай я только ноут… ай! — Ал чуть не споткнулся об Хана, вылезшего у него на пути прямо из ниоткуда. Чуть. — Нет-нет, я в порядке. Сейчас, доберусь до дивана… Хан, иди сюда. Хороший пес…
Ал в итоге устроился в гостиной. Вытащил свой Макбук, на котором набивал лекции, глянул на уровень зарядки: еще несколько часов, хватит.
— Открой скайп, я тебе перезвоню сейчас на него, ага? Люблю тебя.
Он выключил телефон, нетерпеливо выждал что-то около полминуты и наконец кликнул на кнопку видеозвонка. Подобрал под себя ноги, покачиваясь туда-сюда, пока Хан не пробрался головой ему на колени. Ал глянул на пса мельком, рассеянно почесал его за ухом.
Когда на экране появилось изображение, он подался чуть вперед.
— Ох, как же я хочу, чтобы ты уже поскорее был дома, — признался Ал. — Или хотя бы просто с тобой быть. Точно не хочешь, чтобы я приехал?
Он понимал, что Энди и не может хотеть: присутствие Ала наверняка будет отвлекать его от работы, потому что Ал сейчас не мог думать вообще ни о чем. Ни о том, что надо бы написать братьям и Стеф. Ни о том, что в какой-то момент к ним наверняка ввалится Молли, которой тоже надо будет сказать. Ни даже о том, что Энди — по-хорошему — тоже полагается кольцо.
Только о том, что хотел бы быть здесь, там — неважно, где, но с Энди, вместе и рядом. Сейчас и навсегда, пока смерть не разлучит.
От одной мысли, что совсем скоро именно так и будет, у Ала все внутри теплело.

70

Ронни ткнул Энди кулаком в плечо.
— Ты сегодня скалиться-то перестанешь вообще? — поинтересовался он.
Энди выразительно поднял брови. Вот еще. Переставать скалиться. Не каждый день, все-таки, он предложения делал. Не каждый день эти предложения принимали. Уже в части, развалившись на диване в комнате отдыха, он действительно не мог перестать улыбаться, получая все новые сообщения от Алана.
"И я тебя".
"Ну ты чего? А работать я как буду? Я же не буду!"
"Я утром приеду, только попробуй спать к этому времени!"
"Хотя, можешь спать, я, наверное, за кофе заеду".
Рядом с Энди по обе стороны опустились Ронни  и Джесси.
— Если ты решишь брать Джессику шафером, — начал Ронни, активно шевеля усами, — ты же понимаешь, что тебя ждет на мальчишнике?
— Эй! — через голову Энди возмутился Джесси. — Его ждет лучший мальчишник в городе. У меня есть номер одного стриптизера, который...
— Нет, не продолжай! — Ронни поднял руки вверх. — Не хочу об этом ничего знать.
— А я бы послушал, — отозвался Энди.
— А ты почти замужем, — фыркнул Ронни.
— Вот именно! — сказал Джесси. — Еще чуть-чуть и все, потерянный для общества человек. Вот я бы на его месте...
— На чьем, Алана?
— Пошел ты, Рон, ну серьезно...
Энди резко поднялся. Это все было, конечно, замечательно, вот только прямо сейчас общаться он хотел далеко не с друзьями. Ему как-то остаток смены надо было пережить. Здесь, вдали от Алана, без возможности на него просто взглянуть, он ощущал себя отчасти потерянным. Да, они теперь на остаток жизни повязаны, еще успеют друг другу даже осточертеть, но ведь не осточертели еще. И терять этот по-настоящему восхитительный период Энди не хотел.
Он ушел в сторону кухонной зоны и просто набрал номер Ала. Чтобы хоть голос его услышать.
— Привет, — выдохнул он, прижимая трубку уха и приваливаясь к столешнице. — Блин, хотел бы я быть дома сейчас. Что? А... Ладно, открою, погоди.
О существовании видеосвязи Энди как-то действительно сам не подумал. Возможно, потому что она все равно была только условной заменой. Он действительно очень хотел бы, чтобы Алан приехал: договориться о том, чтобы его пропустили в часть дальше проходной уж сегодня точно не стало бы проблемой. Даже начальник смены не стал бы особенно возмущаться. Но если вдруг пожар? Тут и так балаган какой-то начинался. Энди слышал уже разговоры о том, что пора накрывать поляну и далее по списку. Мол, событие. Мол, семейное событие, которое надо командой же и обмывать. Без алкоголя, но все-таки.
Энди улыбнулся только шире, когда на экране смартфона появился Алан.
— Хана там за меня за ухом почеши нормально, — сказал он. — А то он себя, поди, уже обделенным чувствует. Хан! Эй, Хан!
— Вот забиваете вы себе гвозди в крышку гроба, парни, — объявил глубоко неженатый Гленн, подваливая к Энди. — Вы же геи. Вам же сам бог велел иметь право не жениться, не совершать ошибку. Вас же под каблук никто не тащит и не шантажирует.
Энди поднял голову от экрана смартфона и глянул на Гленна, округлив глаза. Мол, ты охерел что ли. Вон в Америке сколько лет пытались допиться регистрации однополых браков по всей стране и только пять лет назад добились. Они наоборот должны поддерживать и все такое. Раз уж имеют право как раз жениться.
— Кстати, да, — добавил со стороны дивана Джесси. — Я бы, например, за Мейсона замуж в жизни не вышел.
Энди закатил глаза. Балаган решительно не прекращался. Коллеги не могли просто взять и отцепиться от него, дать с новоявленным женихом просто поговорить.
— Ал, погоди еще немного, — сказал он. — Я до гаража дойду, может, там никаких звуковых помех не будет.
Помехи частично фыркнули.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

71

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал фыркнул, кладя руку Хану на голову.
— Когда-нибудь, — пригрозил он, — я точно решу, что ты любишь его больше меня.
Он потянулся к ноутбуку, придвинул его ближе и наклонил экран так, чтобы камера захватывала и пса. А Хана — да, почесал за ушком.
— Хан, поздоровайся с папой.
Экран он потом развернул нормально, чтобы не сидеть самому черепахой. Глядя на Энди на экране, он никак не мог перестать улыбаться. Про любовь он, конечно, говорил в шутку. Знал ведь, что любят его так же, как любит и он сам, ему для этого и эмпатии никакой не было нужно — все было видно и так. В том, как Энди смотрел, в той дрожи в голосе. В том, как его обнимал по ночам.
Как он мог себе в этом когда-то отказывать? Как мог вообще думать, что это — грешно и неправильно? Как вообще такое светлое чувство, как любовь, которая есть Бог, может становиться грешным только из-за того, что вспыхивает не между мужчиной и женщиной? Ал не понимал и не хотел больше ни понимать, ни оправдывать. Бог есть любовь, а все остальное — действительно от лукавого.
Тем возмутительнее было слышать ерунду, которую несли некоторые из коллег Энди. Ал покачал головой, стиснул колено рукой сильнее.
— А тебе никто и не предлагает, Джейсон, — буркнул он себе под нос, не уверенный даже, что и сам Энди его услышал, и моргнул. — А. Конечно.
Пока Энди ходил, он откинулся на спинку дивана и буквально пожирал ноутбук глазами, а принимать повторный звонок дернулся так резко, что потревожил задремавшего головой у него на колене Хана и даже не заметил.
— Господи, — выдохнул Ал, подавшись совсем близко к экрану. — Я так хочу тебя домой скорее… Твой начальник — ужасен. Совершенно.
Это было изощренной пыткой — общаться вот так, через видеосвязь, без возможности коснуться. Чуть ли не хуже отсутствия связи в принципе. Ал смотрел во все глаза, но смотреть было категорически недостаточно. Касаться, прижиматься губами и всем телом, быть вместе — это было все, чего Ал сейчас хотел.
Краем глаза он умудрился заметить на экране движение у Энди за спиной и густо покраснел, узнав начальника смены. Который был ужасен. И который, как он искренне надеялся, этого не слышал.
— У тебя там… давай не буду больше отвлекать, в общем, — спешно сказал Ал. — Перезвони, как сможешь? Сразу с видео. Я буду тут, не буду совсем спать, сейчас кофе себе заварю покрепче… Люблю тебя.
И так и продолжил сидеть, глядя в экран во все глаза. Потянуться к красной кнопке завершения звонка было выше его сил. Он просто не мог.
Он скучал так безумно, будто Энди был не в нескольких километрах от него на работе, а как минимум в другом времени и на другой планете.

72

Для Энди это было тем еще мучением - торчать на работе, пока Ал ждал его дома. Он не представлял даже, как сможет на работе сосредоточиться, если случится еще какой вызов. У него в голове совсем не работа была. Стоило, конечно, заранее думать, прежде чем предложение делать. Вот только когда он думал заранее, что-то решительно шло не так.
И вот пожалуйста, теперь приходилось смотреть на экран и мучиться. Правда при всех мучениях не улыбаться не получалось.
- Ну, его тоже можно понять, - сказал Энди. - Это же не причина срываться, если так подумать. Всего-то до утра подождать, ну.
Если вспомнить, сколько он ждал того, чтобы Ал просто предыдущую свадьбу свою отменил, то и вообще мелочи. Ну, то есть, как ждал.  Пытался осознать, как выкрутиться и в случае чего продолжить жить без, понимая, что надеяться на видения стоит тоже не всегда.
- Я... - хотел он добавить еще что-то, но был вынужден обернуться. -Ой.
Энди удивленно расширил глаза. Начальник смены был не самым тихим человеком, чтобы его приближение можно было просто взять и не заметить. А он взял и не заметил. Совсем, видимо, голову потерял.
- И я тебя, - быстро сказал он Алану прежде, чем сбросить звонок.
- Я тебя еще раз поздравляю, Мейсон, - сказал начальник смены и протянул руку для рукопожатия. А затем добавил: - И вали теперь домой - работать нормально со своим свадебным шумом не даешь.
Начальник едва улыбался. Энди не поверил сразу своим ушам. Это что,  это реально ему давали возможность добраться до дома скорее, чем он рассчитывал? Сначала брови Энди удивленно поползли вверх. Затем он широко улыбнулся и на эмоции порывисто начальника обнял.
- Спасибо, - сказал Энди. - Я такси тогда только вызову. И все, и мешать не буду.
Надо было Алу еще позвонить и предупредить. Чтобы действительно спать не отрубился. Хотя, Энди и не возражал бы, если бы и отрубился. Даже просто завалиться рядом и обнять для него было бы достаточно. Он набрал номер привычного такси, быстро заказал машину. Энди нашел номер Ала в последних вызовах. Но звонить все же не стал. Помедлил только, сомневаясь.
Нет. Сюрприз будет. Словно за день их так мало было.

Свет в доме горел. Энди смотрел на освещенные окна и ощущал, что сердце колотится где-то в горле. Подумать только - они с Аланом уже сколько вместе жили, а он все равно волновался теперь как подросток перед первым свиданием.
Дверь Энди отпирал как можно тише, несмотря на то, что руки немного тряслись - сюрприз ведь.
Который тут же похерил Хан, залаяв за дверью. Никакой конспирации с этой собакой!
- Ал! - позвал он.  - Я дома!

73

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Спать Ал не смог бы, даже если бы хотел. Вместо этого он действительно сделал себе кофе и неприкаянно бродил по дому с Ханом, скачущим за ним по пятам. Он честно пытался не думать о том, что Энди сейчас, наверное, на вызове после очередной выволочки. Где-то там, сражается с огненной стихией — и это вместо того, чтобы быть сейчас с ним, дома, планировать свадьбу и поездку за кольцами. А начальник после того, что сказал Ал, его не отпустит наверняка и утром, загрузит еще мелочами, и…
Ал вскочил и пошел на кухню. Гонять эти мысли по кругу было слишком мучительно, так что он занял руки готовкой. Готовка требовала сосредоточенности, особенно когда речь шла о приготовлении домашней пиццы. Готовка успокаивала.
Ал скармливал Хану с руки кусок колбасы, когда пес вдруг подорвался к двери и залаял. Потом раздался голос Энди.
Ал бы решил, что у него от нервов случились галлюцинации. Но нет: сбежавший Хан, отзвук знакомых эмоций на периферии сознания — все говорило о том, что чудо действительно случилось.
Он все равно не верил. Не верил, когда вышел в коридор, спешно обтирая руки о джинсы — чего обычно не сделал бы никогда, но сейчас у него не было времени ни на какое полотенце. Он не верил даже, когда подошел, хотя скорее почти подбежал, к Энди вплотную.
Только когда прижал его к себе, вдохнул запах, накрыл губами губы и ощутил ясно, а не как сквозь мутное стекло, не свои, но такие родные уже чувства — тогда он поверил.
Ал рисковал задохнуться, но не отрывался, пока не заболели легкие. Прижался ко лбу Энди своим, тяжело дыша и улыбаясь хуже сумасшедшего.
— Твой начальник, — пробормотал он между глотками воздуха, — не ужасен. Он прекрасен. Почему ты… не позвонил? Я бы забрал приехал… ох, да что я — это все неважно, я — я не хочу сейчас разговаривать…
У него это практически вырвалось, но разговаривать он действительно не хотел. Не сейчас. Поэтому он сделал вдох поглубже и снова поцеловал Энди, одновременно пытаясь потянуть его по коридору к лестнице, не разрывать контакт языка с языком, стаскивать с него одежду и не запутаться в ногах и вертящемся под ними Хане. Нетривиальная задача, но он решительно собирался справиться.
Он хотел быть так близко к Энди, как только мог. На разговоры у них потом будет время.
Все время мира.

74

Алан чуть не сбил Энди с ног вместе с Ханом. И тут же заставил едва ли не задохнуться в поцелуе. Собственные эмоции Энди били просто через край. Ему самому до конца не верилось в то, что он вырвался с работы и теперь мог обнимать в ответ, отвечая на поцелуй со всей возможной пылкостью. Нет, Энди любил свою работу, действительно любил. Но выходило как-то так, что Алана он умудрился полюбить сильнее.
— И не разговаривай, — ответил он на выдохе.
Разговаривать не хотелось тоже. Совсем. Он подался к Алану ближе, начиная самостоятельно подталкивать его к лестнице, запинаясь о Хана и чуть не сваливаясь на первой же ступеньке из-за этого. На момент он со смешком ткнулся лбом в плечо Ала, чтобы затем с большим напором накрыть его губы поцелуем и потянуть с него так отчаянно мешавшую домашнюю футболку.
Уже у кровати, практически сваливаясь на Алана, он вспомнил кое о чем еще. По идее, оно могло бы и подождать до тех пор, пока они не надышатся уже друг другом, но нет. Для того, чтобы окончательно осознать, что все, вот оно — они полноценно связывают свои жизни друг с другом, нужно было это самое "оно".
Кольцо.
Энди резко приподнялся над Аланом, выдохнул и на сбитом дыхании сказал:
— Погоди... Сейчас, я... Погоди, короче.
Он коротко коснулся губ Ала своими, прежде чем порывисто подняться и шагнуть до комода. Дергая на себя ящик, Энди обернулся на Алана, понимая, что не может сдержать совершенно дурной и счастливой улыбки. Он откинул несколько вещей, под которыми прятал коробочку, вытащил ее на свет и двинулся обратно к постели. Едва не спотыкаясь уже о разбросанную по полу одежду.
Энди уперся коленом в кровать, порывисто провел языком по губам и, склоняясь вновь над Аланом, раскрыл коробочку. Предложение уже было сделано, не повторяться же.
Не повторяться. Заканчивать начатое, чтобы ступить уже обеими ногами на не менее шаткую и пугающую почву будущей совместной жизни в качестве законных, черт побери, супругов.
— Ал, я... — он замешкался и выдохнул. — Я понятия не имею, чего говорить. Ты же уже опрометчиво согласился за меня выйти, но вот... Вот, короче.
Он протянул коробку с кольцом и улыбнулся только шире. С этой формальностью хотелось уже как можно скорее покончить и вернуться к той, другой, не менее шикарной части в новом статусе.

75

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал протестующе что-то пробормотал Энди в губы, но не стал удерживать. Приподнялся на локтях в попытке понять, ради чего Энди вообще отвлекся. От Хана они дверь заперли…
Он понял, когда Энди полез в комод, сглотнул странный комок и тоже улыбнулся — как-то неверяще. Это все было ужасно нереально. Кольцо, кольцо, он весь вечер думал про кольцо, про то, что они поедут завтра за кольцом и для Энди, чтобы скрепить совсем, чтобы все было совсем правильно — и думал так много, что напрочь забыл о собственном, а потом и о кольце для Энди забыл, стоило самому Энди появиться на пороге.
И вот. Коробочка. Ал снова сглотнул, оперся уже на один локоть. Посмотрел на коробочку. На Энди. Облизнул пересохшие губы.
— И не говори, — полушутливо предложил он.
Пальцы у него, когда он забирал из коробочки кольцо, подрагивали. Ал даже начал бояться его уронить. Стиснул сильнее в ладони, подвинулся так, чтобы опереться спиной на подушки, и потянулся второй рукой взять за руку Энди, заглянул ему в глаза.
— Можно мне?..
Он очень осторожно вложил кольцо в пальцы Энди и повел его руку так, чтобы тот сам его надел. Потом вытянул вверх левую ладонь — посмотреть.
Серебряный ободок на безымянном пальце смотрелся сюрреалистично. Все это смотрелось настолько сюрреалистично, что у него дыхание перехватывало.
Никто не может испытывать столько счастья за раз. Это должно быть запрещено законом.
Ал потянулся и погладил Энди левой рукой по щеке.
— Оно потрясающее. Ты потрясающий, — сказал он. — Я не думал… Я не опрометчиво согласился. Я люблю тебя. И мы завтра поедем тебе за кольцом, ага? Чтобы тоже… И всем… Ох, мне не верится до сих пор…
Мысли Ала бежали намного быстрее, чем он мог их озвучить, и все стремились завладеть его языком разом, и он не смог бы волевым усилием взять и заткнуться, даже если бы хотел. Рот надо было срочно чем-то занимать. Ал съехал рукой с щеки Энди на его шею и снова принялся целовать, подался назад, вжимаясь в кровать и подушки, утягивая Энди на себя. Коробочку в процессе он, кажется, столкнул на пол. Это было неважно.
Все, кроме того, что они были обручены и вместе, было неважно.
За исключением, может быть, наличия джинсов и белья и на нем самом, и на Энди: от этого нужно было решительно избавляться.

76

Микс ощущений грозил разорвать Энди просто на части. То, что тушилось в пророческих снах на деле оказывалось настолько сильным, что невозможно было держаться в здравом сознании и не соскальзывать в бездну счастливого безумия. Память будущего — кромешная ерунда по отношению к тому, что испытывалось на деле.
Он раньше и подумать не мог о  том, насколько сильно может выносить и заводить обычное кольцо на чужом пальце. А то, как прожигали поцелуи и прикосновения Энди бы в жизни не смог передать словами. У него просто не было такого запаса.
Впрочем, это было и не нужно. А нужно — как можно скорее избавиться от остатков одежды и, прижимаясь только крепче, бездумно выдыхать, ловить чужие стоны, перехватывать дыхание и говорить о том, как же безумно он любит.
***
Энди смотрел на себя в зеркало и никак не мог поправить галстук-бабочку так, чтобы она действительно сидела нормально, а не как-то криво.
— Да нормально все, — закатила глаза Молли. — Ты серьезно думаешь, что кто-то будет рассматривать каждую пылинку на тебе? Хотя, ладно, потом же еще фотки пересматривать.
— Ты ни хрена не помогаешь, — отозвался Энди, глядя поверх своего плеча через зеркало на подругу. — Может, выйдешь вообще?
— Ага, чтобы ты как Джулия Робертс в том кинце про сбежавшую невесту дал деру? — усмехнулась она.
— Я не дам деру, — ответил Энди, разворачиваясь.
— Не дашь, — согласилась Молли. — Потому что я проконтролирую.
Пришло время закатывать глаза самому Энди.
Чем ближе был день, тем больше он его выносил. Казалось бы — ерунда. Они зарегистрируются, зачитают приготовленные клятвы, обменяются кольцами и пойдут уже пить шампанское, принимать поздравления и резать торт с фигурками двух женихов на верхушке. Формальность и возможность просто отпраздновать тот факт, что они и так живут вместе и никуда больше друг от друга не денутся.
Ага.
Энди прикрыл глаза, набрал в легкие побольше воздуха и шумно выдохнул.
— А прикинь если в сбежавшую невесту решит сыграть он? — ухмыльнулся Джесси, торчащий около двери и прислонявшийся к стенке со сложенными на груди руками.
— Так, а вот ты точно выйди отсюда, — резко объявил Энди.
— Да я же шучу, — вскинул перед собой руки в защитном жесте Джесси.
— Вот и шути отсюда, блин, подальше с такими заявлениями, — Энди нахмурился и на автомате потянулся к бабочке.
Проклятый галстук начинал душить. Да нет. Алану бы хватило порядочности не сбегать, а в случае чего просто сказать, мол, извини, родной. Не сказал? Ну и все. Ну и нормально пройдет. Энди сглотнул, провел языком по пересыхающим губам.
— Ладно, согласен, — начал Джесси, — если что — процедура развода сегодня не такая уж чтобы геморройная.
— Хули ты все еще здесь-то? — взъелась уже Молли. — Джейсон, блять, скройся с глаз!
Она решительно направилась выталкивать Джесси за дверь. За это Энди ей был невероятно благодарен. Все-таки выбрать ее на роль шафера, а не Джесса или Ронни было лучшим решением. По крайней мере дружить друзья могли теперь против нее, а не против него. Самой-то Молли на это было глубоко наплевать.
— Эй, — она шагнула к Энди и положила руки на его плечи. — Пора, парень.
— Кольца?
— У меня, — кивнула Молли. — Не парься ты так. Потому что сейчас я тебе испорчу прическу.
Молли резко дернула Энди на себя, крепко прижала и бессовестно растрепала волосы ладонью.
В комнату сунулся отец.
— Так что, мне вести тебя под венец? — ухмыльнулся он.
— Да блять, пап!.. — выдохнул Энди, глядя на него аккурат с плеча Молли.
Молли рассмеялась. Энди пришлось присоединяться, хотя волнительное напряжение его и не отпускало.
— Сейчас, момент, — сказал он и шагнул к столику, на котором оставил телефон.
С собой его брать он не собирался, чтобы никакая случайная херня не помешала и не отвлекла. Да и заглядывать в текст клятвы, как раз сохраненный на телефоне, ему тоже было не нужно. И так все отлично помнил и прекрасно переживал. А вот отправить короткое сообщение было, кажется, жизненно необходимо.
"Я надеюсь, ты еще здесь. Я люблю тебя".
Затем он встряхнулся и, отмахиваясь от Молли и отца, двинулся на выход из комнаты.

77

[icon]http://s3.uploads.ru/jVtsW.jpg[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Написано совместно со Стефани Рирден.

Ал чувствовал себя воплощением худших гейских стереотипов, но от зеркала отойти решительно не мог.
— Я выгляжу как клоун, — повторил он уже, наверное, раз пятый за последние часы, но на этот раз добавил: — Энди увидит оранжевый галстук и бросит меня у алтаря.
На нем был синий костюм-двойка, белая рубашка, оранжевый галстук, коричневые ботинки и хитрый цветной платок, торчавший из кармашка. Все это было подобрано методом долгого и мучительного перебора под пристальным надзором Стеф.
Если бы не Стеф, взявшая на себя роль… Ал так и не определился, как ее правильно называть: шафером, как полагается, или все же подружкой жениха. Так или иначе, а без нее он бы ни за что не справился. Ни с чем. Ни с организацией действа в приходе толерантной к однополым отношениям протестантской церкви из Единой Церкви Канады, куда он стал ходить после каминг-аута, ни даже с такой мелочью, как костюм.
Церковь была его условием. Энди хотел, чтобы кольца были у него. Ал хотел церемонию в церкви.
Стеф подошла и развернула его от зеркала.
— Ты выглядишь очень стильно. Эй, я видела, как он на тебя смотрит. Он не бросил бы тебя, даже если бы ты правда был в клоунском костюме. — Она поправила на нем галстук. — Тебе очень идет. Я серьезно.
Ал пожевал губами, косясь на их общее отражение.
— Я знаю. Что не бросит. Я просто... Я до сих пор поверить не могу. Зачем ты уговорила меня на оранжевый галстук?
И на коричневые ботинки. Нет, он точно выглядел как клоун. Никаким местом не симпатичный клоун. Хорошо еще, что они в итоге решили отказаться от розового костюма. Розовый костюм к его волосам бы не подошел совершенно.
— Потому что он тебе идет, глупый, — продолжала поучать его Стеф. — Я тоже, знаешь ли, что-то понимаю в моде. И тоже поверить не могу. Особенно после того, как кое-кто всячески отрицал, что мужчины ему вообще интересны.
Ал выдохнул. Сейчас было сложно поверить, что такое когда-то было вообще. Как будто это случилось с ним в другой жизни.
Хотя… можно и так сказать.
— Ты мне это всю жизнь припоминать будешь, да? — слабо поинтересовался он.
— Только первые пятьдесят лет.
Стеф была сама невинность. Ал дернул уголками губ и крепко ее обнял, уткнулся носом в волосы, чувствуя, как она обнимает его в ответ и похлопывает по спине.
— Ты бы себя видел со стороны. Рыжий и светишься. Энди счастливчик.
Ал слабо фыркает.
— Я идиот. У меня голова пустая-пустая. Ничего не помню. Зато на мне есть старое, новое, синее и взятое взаймы. Как правильная, блин, невеста.
На нем действительно это все было: синий костюм, старые контактные линзы, новое… все, кроме тех самых линз и наручных часов, и взятый взаймы платок в кармашке костюма. Платок ему одолжила как раз Стеф. Стеф же забрала его из дома, где Ал его безнадежно забыл.
— Клятву свою помнишь? Куда идти — помнишь? — Ал кивнул и еще раз кивнул. Стеф широко улыбнулась. — А все остальное неважно.
Он поцеловал ее в висок и чуть отстранился.
— Спасибо, что платок не забыла. Я ведь был уверен, что брал его. Как только голову не забыл.
— Но — не забыл, — безапелляционно сказала Стеф и отпустила его сама. — Ну, готов?
Ал не был готов. Ал совершенно не был готов. Он на самом деле не был уверен, что помнит клятву. Вчера и позавчера мог бы хоть ночью рассказать, если б его разбудили и спросили, а сегодня… У него была бумажка-шпаргалка в кармане и телефон с забитым в заметки текстом у Стеф в клатче, но он все равно был убежден, что все пойдет совершенно не так, как должно.
Если бы не излучавшая уверенность Стеф, он бы уже, наверное, сбежал. А так — только кивнул.
— Пошли выдавать тебя замуж, — сказала она.
Они пошли.

***

Помещение церкви было очень простым, не чета католическим, но украшена она была совершенно потрясающе. Ал, правда, не мог оценить. Он старался считать вдохи и выдохи, когда шел к алтарю, нервно улыбался младшим, которые чуть ли не подпрыгивали на самой передней скамье, был похлопан по плечу Томом, слабо кивнул выглядевшему очень вдохновленно пастору.
Энди еще не вышел.
Стеф передала Алу телефон, и он судорожно вздрогнул, увидев, от кого СМСка. А вдруг Энди?.. А если что-то?..
Но нет. Все было в порядке. Ал прикрыл на секунду глаза, продышался и вернул телефон назад, надеясь, что никто не заметил, как дрогнули у него пальцы. Фыркнул на какую-то дурацкую шуточку Тома, развернулся…
Увидев Энди, Ал замер. Энди был так умопомрачительно красив, что у него просто не нашлось бы слов это выразить.
Он дернулся на пару шагов навстречу. Дыхание спирало нещадно. В голове было по-прежнему пусто-пусто, только одна мысль пульсировала, кажется, в самых висках.
"Господи, мы действительно собираемся это сделать?"
Они действительно собирались это сделать.

78

Бабочка душила, да еще и бросало в жар. По работе зайти в горящий дом — ерунда какая. Электроустановки под напряжением тушить, вот это все. А вот идти банально к алтарю, где тебя ждет уже парень, с которым реально точно решил связать жизнь — самое волнительное и страшное событие в жизни в принципе.
Энди увидел Ала. И не улыбаться у него уже не вышло.
Алан был чертовски хорош в своем костюме и с этим поразительно оранжевым галстуком. Его-то никакая бабочка не душила. Потрясающе красивый Алан заставлял сердце биться сильнее. Как на первом каком-нибудь свидании. Несмотря на то, что они уже и жили вместе, и вообще, внутри все переворачивалось, дрожало, реагировало. Энди и не представлял раньше, что можно кого-то так любить.
И быть действительно счастливым, направляясь к алтарю.
Энди приблизился к Алу, сдержав нервный порыв рукой поправить безбожно испорченную укладку, над которой Молли сначала возилась, а потом вот да. Безбожно испортила, потому что могла.
Приходило время зачитывать клятвы. Из головы Энди, кажется, внезапно вылетело совершенно все. Он протянул обе руки, чтобы сжать в них ладони Алана.
— Я начну, да? — нервозно дернув уголком губ, спросил он.
Он смотрел прямо в глаза Ала. И видел, кажется, в них отражение всего того вихря чувств, которые испытывал сам.
Нет, забыть слова клятвы было совершенно невозможно, даже когда из головы вылетело абсолютно все, что не касалось Ала. Это-то напрямую. Слишком много эмоциональной вовлеченности в нескольких фразах.
— С того самого дня, как я тебя встретил, — начал Энди совершенно честно, — я вот буквально знал, что мы должны быть вместе. Такого чувства близости с человеком я не испытывал в своей жизни никогда. Ты наполнил мою жизнь смыслом, я больше не могу делать что-то ради только себя, ну и Хана. Я живу ради нас. И я действительно готов провести с тобой остаток жизни, состариться вместе, купить одинаковые кресла-качалки на террасу и вообще оборудовать террасу. Я люблю тебя, Алан Рирден.
Энди улыбался и понимал, что еще и краснеет. Он еще в жизни не признавался кому-то в любви настолько публично, предложение не считалось — оно было сделано на эмоциональном порыве. А тут — тут он готовился. Действительно готовился и ждал этого дня. А теперь краснел, но ощущал себя по-настоящему счастливым. И готов был чувствовать себя так снова и снова. На протяжении всего остатка жизни. С террасой и креслами-качалками.

79

[icon]http://s3.uploads.ru/jVtsW.jpg[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Какой же он был красивый. Ал смотрел во все глаза и почти забывал дышать без всякой бабочки. У него горло перехватывало от одной только мысли, что через несколько минут они будут замужем друг за другом.
А были не только мысли. Были еще чувства — и его, и Энди, и всех. Последние — фоном, но выключить их до конца Ал не мог. Слишком сильно чувствовал сам. Слишком ярко чувствовал шквал эмоций на душе Энди, когда сжал пальцы в ответ и кивнул.
Ему пришлось сморгнуть раз или два, чтобы видеть, действительно видеть, как Энли говорит, потому что глаза у него стремительно оказались на мокром месте.
Он сделал паруиглубоких вдохов, когда Энди закончил, прежде чем заговорить сам. Слова клятвы, которые он боялся забыть, сами пришли в голову, стоило прийти их времени.
— До того дня, когда мы встретились, я был убежден, что у меня в жизни может быть только один путь. — Голос у Ала подрагивал. Он кашлянул и стиснул руки Энди крепче, и продолжил чуть более спокойно: — Не знал, что можно чувствовать такое счастье, просто будучи с кем-то рядом. Не верил, что это — вообще для меня. Не представлял себе другой жизни. Я был потерян. Ты показал мне, насколько я был неправ, помог мне найти себя и свой путь, и теперь я не представляю себе этого пути без тебя — жизни без тебя. Без твоей улыбки по утрам. Без Хана, спящего в ногах. И не хочу представлять. Чего я хочу — так это быть с тобой до самого конца, делить горе, радость, болезнь и здравие, дом и собаку. И террасу, да, тоже. Я люблю тебя, Эндрю Мейсон.
Ал шмыгнул носом и улыбнулся. Он был сентиментальным идиотом и наверняка попортил своими слезами не одну и не две фотографии, но ему не было за это стыдно.
От такого счастья не рыдать — моветон. Столько счастья для одного человека — перебор, его можно только делить на двоих, что Ал и делал, без не стеснения перегоняя чувства от себя к Энди и назад и держа поток открытым, не пытаясь даже закрыться. Энди заслуживал того, чтобы с ним делились настолько сокровенным. Энди обязан был знать, насколько Ал на самом деле его любит, потому что выразить это не были способны никакие, даже самые тщательно подобранные и изящно сложенные между собой слова.
Больше жизни. Больше всего на свете.
Рука Ала заметно дрожала, когда пришла его очередь брать и надевать на палец Энди кольцо.

80

Энди не видел больше ничего и никого кроме Алана и кольца на своем пальце. Он протянул руку до шеи своего — теперь уже — мужа, подался вперед, чтобы скрепить брак поцелуем.
Вроде бы ничего не изменилось. Небо на них не рухнуло, земля на самом деле из под ног не ушла. Канада была на месте, даже дождь не  обрушился. Но в то же время изменилось совершенно все. Энди мягко целовал Алана — впервые в жизни как своего собственного мужа. И это было совершенно поразительно.
Он едва коснулся чужих губ языком, прежде чем оторваться и заглянуть в его глаза. Колени, кажется, подгибались.
— Я люблю тебя, — повторил Энди тише, совершенно счастливо улыбаясь.
Они были по-настоящему замужем друг за другом. Энди никогда не думал, что с ним действительно случится что-то такое. После того, как расторгнул помолвку с Лоис, он был уверен, что счастливой семейной жизни с ним не будет. Но Алан, стоявший напротив, бывший теперь полноценно с ним связан, доказывал обратное.
Его рук Энди так и не выпустил.
Присутствовавшие, кажется, хлопали. Энди было все равно. Энди вообще не хотелось, чтобы здесь кто-то кроме них еще был. Но впереди был целый банкет, на котором счастливым женихам нужно было присутствовать, а не отправляться сразу же устраивать первую брачную ночь, перетекающую в медовый месяц.
Улыбаясь, он повернулся к гостям. Руки Алана он выпустил только для того, чтобы в следующий момент приобнять его за пояс. Энди встретился взглядом с отцом, посмотрел на утирающую слезы, но улыбающуюся мать. На друзей и коллег. А потом снова — на Алана. Своего Алана.
Энди потянулся и коснулся губами его виска, а затем притянул к себе покрепче. С самым твердым намерением не отпускать больше никогда в жизни.
— Поздравляю, — коротко и тихо сказал он Алу.
Прежде, чем начались поздравления от других людей.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » (AU) Who Are You, Really?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC