FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » (AU) Who Are You, Really?


(AU) Who Are You, Really?

Сообщений 31 страница 60 из 80

31

Ал обычно мало пил, а если и пил — то что-то не очень крепкое, но сейчас без лишних раздумий заказал себе виски со льдом. Присутствие Энди, который был так близко и так недосягаемо далеко, и который изображал, что знать его не знает, перенести на трезвую голову было совершенно невозможно. Тем более что ему не на кого было отвлечься: он тут не знал практически никого, кроме именинницы и парочки ее университетских подружек, которые в общении с ним заинтересованы не были. Он в общении с ними — тем более. Уйти сразу он не мог: раз пришел, то должен был хоть какое-то приличное время побыть внутри из вежливости.
На караоке записался, опять же. Пусть он все еще не знал, что бы ему такого спеть.
После приконченного неторопливо стакана Ал почти собрался плюнуть на караоке и уйти-таки домой, но телефон в его кармане вдруг завибрировал новым сообщением. Неужели?..
Да.
Он улыбнулся, закусив губу, заказал себе все-таки еще стакан. Энди, конечно, не извинялся. С точки зрения Ала, сама СМСка от него после пары дней тишины с натяжкой, но тянула на извинение. Впрочем, возможно, это в нем алкоголь говорил.
Или другое опьянение. Пострашнее.
"Не ты один", — набрал Ал, нажал на "отправить" и, не удержавшись, оглянулся. Мими с упоением фальшивила какую-то жутко попсовую песенку, и ей явно было не до него. Университетские подружки тоже были заняты. Больше его никто не знал. А виски ему, не очень привыкшему пить, уже заметно дал в голову…
Поймав взгляд Энди, Ал с легкой улыбкой отсалютовал ему стаканом и вдруг понял, что знает, кажется, идеально подходящую под вечер песню. Дело было за малым: дождаться своей очереди и не сорваться к Энди, который вроде как был при друге.
Друге, хм.
Ал пригляделся повнимательнее на секунду, но почти тут же выдохнул, чуть не рассмеявшись от своих идиотских мыслей. Друг был настолько очевидно не по мужчинам, что в том, что он был просто друг, сомневаться было нелепо.
Когда друг вместе с переставшей издеваться над микрофоном именинницей куда-то вместе ушли, Ал решил, что дожидаться своей очереди петь — глупо, и подошел к Энди сам. То есть, конечно, не к Энди, а просто ближе к сцене. Чтобы, конечно, быстрее на нее взобраться, когда эта очередь подойдет. Разумеется.
— Я на караоке записался, — сообщил он и как бы невзначай, легко-легко коснулся локтем локтя. Покачал свой стакан с виски, наблюдая за тем, как плавают в напитке кусочки льда. — Скоро очередь должна подойти. А ты откуда Мими знаешь?
Он посмотрел искоса и снова, не удержавшись, улыбнулся.[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]

32

Энди, поймав ответное сообщение, выдохнул и поднял голову от телефона, чтобы в тот же момент встретиться с Аланом взглядом. Легче, однозначно, стало. Он снова ощутил себя, как мальчишка, которому снесло голову не только от первых попыток познакомиться с алкоголем, но и от первой, мать ее, влюбленности.
Влюбленность была не первой, но не отметить ее наличие было бы лицемерно. А с лицемерием перед самим собой он еще семь лет тому назад покончил.
А следом Алан подошел ближе и все начало становиться совсем хорошо даже без повторного шота текилы. С текилой на вечер вообще можно было завязывать. Он, конечно, был не за рулем, но более или менее трезвое сознание хотелось бы сохранить, а не напиваться в хлам. По началу ведь такие мысли в голове были.
— Ты поешь? — спросил он так, будто сам не знал и не слышал во снах ничего из душа. — Здорово. Может, хоть кто-то не будет терзать мой слух откровенной фальшью. Мими славная, но не Агилера, конечно.
Держаться на уровне, когда сознание уже прошило от одного прикосновения, вдруг оказалось достаточно сложно. Энди поджал губы, окидывая взглядом присутствовавших. Ему нравилось сидеть вот так по барам в кругу друзей, но сейчас хотелось, чтобы побыстрее эти посиделки завершились.
— Мими — младшая сестра вон того, который на сцену полез, — ответил Энди. — Сейчас, подожди, — он подался чуть вперед, складывая перед ртом ладони рупором. — Гленн, давай только не Уитни Хьюстон, как человека тебя прошу!
Гленн от микрофона поднял средний палец, выразительно, хотя и сильно пьяно уже, покачав головой. Энди фыркнул и снова посмотрел на Ала.
— А с Гленном мы в одной смене служим, — продолжил он. — Ну и Мими все сменой еще с ее школьных лет знаем. А ты? Не ожидал тебя здесь увидеть, на самом деле.
Да и на хоккее тогда не ожидал, что уж там. Город ведь был достаточно большим для того, чтобы вмещать в себя двоих людей и не сталкивать их лбами на каждом шагу. А если так поглубже покопаться и вспомнить, что его мать дружила с отцом Алана, да и когда сам Энди был еще подростком, точно сталкивался со всем рыжим выводком Кеннета Рирдена, а для кого-то из них даже гаражный перфоманс с гитарой от нечего делать устраивал, удивляться было нечему.
Судьба, опять же. Бессердечная сука.
Гленн, благо, не затянул Уитни, но начал петь зизитоповский "La Grange". Благо, минусовка была громче голоса друга, да и текста в песне было не так много и Энди начал просто отбивать ритм ногой — на автомате. Наплевать на не попадающего даже в тональность друга было проще простого — когда рядом находился Алан. Абсолютно на все наплевать.

33

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал почти жалел о том, что решил подойти: близость Энди слишком дразнила, слишком заставляла терять голову и творить глупости. А он был более чем в настроении для глупостей — по пьяни-то. Присутствие Энди, впрочем, кружило голову сильно крепче алкоголя.
— Пою. До сих пор в церковном хоре, — усмехнулся он. — Не волнуйся, я буду нежен.
Он с ухмылкой покачал головой, глядя на влезшего на сцену друга Энди. Брат Мими, значит. Действительно, присмотревшись, он увидел семейное сходство. Не столько в чертах лица даже, сколько в жестах и открытости миру, что ли.
Заодно еще раз убедился в сугубой гетеросексуальности… Гленна.
— А я — сосед по комнате ее бойфренда, Дрейка, — ответил Ал и сделал еще поглотка виски. — Только вот он ушел по делам и бросил меня одного, а я никого, кроме Мими, считай, не знаю. И вот тебя. Так что я был рад тебя увидеть.
Он действительно был рад, даже больше того — он был, черт возьми, на седьмом небе от счастья от этой случайной встречи, от присутствия Энди, от их примирения. Кажется, счастливее он мог бы быть, только если бы все эти незнакомые и абсолютно лишние люди исчезли. Тогда он мог бы спеть приватно.
Впрочем, спеть только для Энди он мог и так. И не просто мог — собирался.
Глубоко гетеросексуальный Гленн наконец слез со сцены, перестав терзать их уши.
— О. Моя очередь. — Ал опрокинул в себя остатки виски и вручил Энди пустой стакан, коснувшись чужих пальцев, задержав прикосновение на пару секунд дольше положенного. От хлынувших потоком чужих эмоций слегка закружилась голова, и он отлично знал, что это значило. Как знал, что чувствует то же самое. Плевать на всю грешность и всю неправильность. Плевать на невесту. На все плевать.
Если бы он шел не петь, он бы, наверное, просто не смог уйти.
Он никак не мог решить, стоило ли петь именно то, что он хотел: пришедшая на ум композиция была, мягко говоря, не слишком праздничной. Но едва он взобрался на сцену и нашел взглядом Энди, как все сомнения развеялись сами собой. Да и все равно все уже были пьяны.
Он так точно, и совсем не от виски.

My lover's got humour
She's the giggle at a funeral
Knows everybody's disapproval
I should've worshipped her sooner
If the Heavens ever did speak
She is the last true mouthpiece
Every Sunday's getting more bleak
A fresh poison each week
'We were born sick,' you heard them say it
My church offers no absolutes
She tells me 'worship in the bedroom'
The only heaven I'll be sent to
Is when I'm alone with you
I was born sick, but I love it
Command me to be well
Amen. Amen. Amen…

Петь он начинал немного неуверенно, успев ненадолго запаниковать, что забыл слова, но нет: стоило музыке доиграть до места вступления, как текст пошел сам. Ал даже не думал, что настолько хорошо его помнит.

Take me to church
I'll worship like a dog at the shrine of your lies
I'll tell you my sins and you can sharpen your knife
Offer me that deathless death
Good God, let me give you my life…

Он очень любил эту песню. Много раз слушал ее на повторе еще пять лет назад, когда впервые на нее наткнулся. Пытался примерять даже на них с Лео, но она никогда не подходила.
Потом он рассказал отцу и перестал не только примерять, но и слушать. Не хотел травить себе душу. Не думал, что когда-либо найдет чувство такой силы. Не думал, что ему когда-нибудь настолько повезет.
Тем более не думал, что будет петь эту песню кому-то настолько же важному.

No masters or kings when the ritual begins
There is no sweeter innocence than our gentle sin
In the madness and soil of that sad earthly scene
Only then I am human
Only then I am clean
Amen. Amen. Amen
Take me to church…

Алу показалось, что песня закончилась слишком быстро. Он слез со сцены почти оглушенный. Понимал, что ему хлопают, но не слышал аплодисментов. Как-то бессмысленно-вежливо улыбался на похвалы и восторженное улюлюканье Мими.
Видел он только Энди. Весь его мир сосредоточился на Энди, на Энди и на его реакции — и еще на том, как страстно сейчас Ал хотел оказаться с ним наедине.
Кажется, он в жизни ничего не хотел с такой же силой.

34

Энди едва поддел Алана плечом.
— Только потому что знаешь меня рад видеть, а? — спросил он, искоса глянув и несколько криво улыбнувшись.
Он бы все на свете отдал, только чтобы остаться с ним наедине прямо сейчас. Он столько всего хотел бы сказать, даже зная, что все равно не найдет нужных слов, потому что не обладает достаточным красноречием. И столько всего сделать. Нет, серьезно. Он бы даже зубную щетку позволил в своей ванной оставить. Героическое, между прочим, решение для убежденного холостяка.
Только проблема была в существовании Хлои.
Когда зазвучали первые аккорды мелодии, Энди крепко сжал пустой стакан в руке. Он знал эту песню. Не так, чтобы гонять ее постоянно, но несколько лет назад она была достаточно популярна и звучала из каждого радиоприемника. Сам он был человеком классического рока все-таки.
Его взгляд был прикован к Алану. Кажется, он даже почти не моргал, глядя на него. И не дышал почти — тоже.
Своеобразное признание, ничего не скажешь. Кроме "аминь", конечно.
Энди прошивало насквозь. Внутри него все сначала замерло, а следом обрушилось сразу шквалом. Ему не нужно было вслушиваться именно в слова песни, не только потому что их он помнил и так.
Это напоминало замедленное падение в бездну, из которой уже нет возврата. Да, для него тоже. Для него, отрицавшего возможность с кем-то сойтись даже после преследующих снов. Ну, пытавшегося отрицать. И не способного отрицать другое — это сумасшедшее взаимное притяжение, от которого по позвоночнику электрическими разрядами бежали мурашки.
Нет, они не сошли с ума. Наоборот — возносились над.
Больше всего Энди хотелось шагнуть к Алану, дернуть его за руку на себя и всеми возможными способами продемонстрировать ответное. Провозгласить даже — у всех на виду. Останавливало только то, что сам Алан на него тогда вызверился просто из-за того, что Энди рассказал Молли. О том, что Молли знала еще до того, как они непосредственно познакомились, Энди ведь сказать не мог. Да и влюбленность такое шило, которое не утаить ни в одном мешке.
— Это здорово было, — сказал Энди, сердце которого из груди хотело выскочить к чертям собачьим.
На большее слов и правда не хватило — все те же проблемы с красноречием.
Энди протянул руку и неловко потрепал Алана по плечу. Из этого кабака надо было сматываться. И как можно скорее. Он развернулся, дошел до столика, составил стакан на него и нашел взглядом Мими и Гленна.
— Ребят, — обратился он к ним. — Я вас оставлю наверное, ладно? А то еще пара шотов и я не вспомню адрес, который надо назвать таксисту.
Ему нужно было как минимум на свежий воздух. И крайне желательно не одному.
Энди обернулся на Алана. На момент выразительно поднял брови, как бы намекая на то, что вот да — следует последовать примеру. Тем более что кроме Мими никого не знает, а ей откровенно все равно, в ней шампанского уже больше, чем Мими.
Он нащупал сигаретную пачку в кармане куртки, радушно распрощался со всеми и едва ли не пулей вылетел из зала. А снаружи первым делом щелкнул зажигалкой и затянулся, решив, что если ждать ему придется дольше десяти минут, он затерроризирует смсками.
И затягиваясь только крепче, Энди улыбался, как последний дурак. Самый счастливый на свете дурак.

35

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Алу не нужны были слова. Прикосновения и чужих зашкаливающих эмоций более чем хватало, чтобы понять. И одновременно — не хватало совсем, хотелось вцепиться, притянуть ближе, доказать словами, что его собственный Рай действительно был только рядом с Энди — и нигде больше. Другой, обещанный в посмертии, стал неважным и незначительным. До другого еще следовало дожить. И, возможно, Ал был слишком пьян, но несчастным он больше быть не хотел. Не тогда, когда счастье выразительно намекало ему поднятыми бровями на то, что пора бы уходить из бара.
Ал был более чем за.
Он не выдержал и пяти минут: распрощался с Мими и выскочил на улицу, чуть не забыв про куртку. Энди ждал на улице, за углом. Курил.
— Курящий пожарный — это потрясающий оксюморон, — сообщил Ал, ухмыльнувшись. Прислонился рядом с Энди к стене так, чтобы они соприкасались плечами.
Он сам не курил уже года три, только пробавлялся иногда никотиновыми пластырями, когда нервы были на пределе. Сейчас он на секунду подумал, не стрельнуть ли сигарету — и вдруг понял, что не хочет. Несмотря на нервное, почти томительное ожидание-предвкушение. Несмотря на то, что от понимания, что ему никуда уже не деться, было одновременно и дико страшно, и до безумия хорошо. Несмотря даже на осознание, что настало, похоже, время серьезно поговорить с Хлоей — если наваждение с утра, когда он протрезвеет, не сойдет на нет.
Почему-то сейчас, стоя плечом к плечу с Энди, он не сомневался, что оно не сойдет.
— Отвечая на твой вопрос раньше — нет, не только потому, что тебя знаю, был рад. — Ал повернул голову и посмотрел на Энди, закусил дурацкую напрочь улыбку. Энди наверняка должен был уже раз двадцать это понять. Алу просто захотелось повторить вслух. Хотя бы так, раз на "я, кажется, в тебя влюбился" не хватало смелости. У него до сих пор от одной мысли дыхание перехватывало.
Он нашел руку Энди, скользнул пальцами по тыльной стороне его ладони как-то почти бездумно. Снова поднял голову, чтобы на него посмотреть, и на секунду стал почти серьезным.
— Я же не пожалею?
Он почему-то был уверен, что у Энди был ответ на этот вопрос.

36

Вызвать такси, зажимая зубами сигаретный фильтр, Энди успел. Своя машина у него была уже лет пять как, только не использовалась вообще. Чаще как-то они с Молли совершали на нее набеги только для того, чтобы разрисовать баллончиками крыло или капот. Энди же и в трезвом состоянии водил хуже обезьяны с гранатой.
Это чувство, когда сердце начинало биться быстрей, а внизу живота собиралось тепло от предвкушения было ни с чем не сравнимо. И захлестнуло, стоило Алану появиться на горизонте. Энди казалось, что улыбнуться еще шире, чем уже, он не смог бы. Оказалось, что Энди ошибался.
— Не пожалеешь, — ответил Энди, делая последнюю затяжку.
И не врал ведь — точно знал, что не пожалеет. Раскаивавшимся или сомневающимся во снах Алан никогда не выглядел. А вот довольным жизнью — вполне себе. Он мог гарантировать то, что жалеть у Алана желания не появится. Энди был недостаточно пьян для того, чтобы рассказывать об этом, но желание предложить зайти куда-нибудь купить зубную щетку у него возникало.
Он развернул руку так, чтобы соприкоснуться с рукой Алана, заглядывая в его глаза и чувствуя, как снова сгорает изнутри. Отвести взгляд было сложно.
— Такси скоро будет, — сказал он, переводя взгляд на дорогу.
Любое скоро казалось слишком долгим. Энди переплел свои пальцы с пальцами Алана, чуть сжимая, но так, чтобы легко было быстро расцепить. Ему не хотелось этой конспирации и держаться за руки втихомолку, отдельно же сбегая с вечеринки ему не нравилось. Но он готов был смириться и ждать.
— Ты себе не представляешь, как мне сейчас хочется сказать какую-нибудь глупость, — хмыкнул Энди. — Типа, знаешь... "Давай больше никогда не будем ссориться" и прочей супер-наивной ерунды.
И зацеловать до саднящих губ — само собой.
Такси наконец подъехало и Энди с сожалением разъединил руки. В такси он назвал свой адрес, откинулся на спинку заднего сиденья. Таксисту до них всяко не было никакого дела, он даже разговора не попытался завести. И Энди, осмелев достаточно, закинул руку на плечи Алана, чуть притягивая его к себе ближе. Коснулся виском виска, склонив голову набок.
— Знаешь, я бы хотел, чтобы ты на ночь остался, — сказал Энди. — Чувствую, пол дня мы потому что все равно продрыхнем. Чего тебе в общагу тащиться?
И вот, это произошло. Энди впервые кому-то предложил остаться на ночь.

37

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]— Это не ерунда, — заметил Ал. — Давай не будем.
Он легко стиснул пальцы Энди в ответ, оглядываясь по сторонам. Его разрывало от противоречивых желаний: убрать побыстрее руку, чтобы никто не увидел случайно и не узнал — рано ведь еще, он же сказал себе, что на трезвую голову решит окончательно, и неважно, что в тот, какое же он примет, он уже не сомневался ни секунды, — и, наоборот, вцепиться крепче, дернуть на себя и целовать, целовать, пока не закончится воздух в легких.
Приехавшее наконец такси позволило ему вздохнуть свободнее. Пока Энди его не приобнял. Ал взглянул на водителя, закусив губу, но тому и впрямь не было до них дела.
Он чуть расслабил плечи, охотно придвигаясь ближе. Взглянул на водителя снова и положил-таки руку Энди на колено.
— Как пить дать продрыхнем, — подтвердил Ал, поворачивая голову так, чтобы соприкасаться уже лбами, а не висками. — Я еще и похмельный буду наверняка. Как знал, когда планы себе расчищал.
Он скосил глаза на водителя — опять. Решиться поцеловать Энди при ком-то, было куда сложнее, чем положить руку на его колен — даже несмотря на то, что кто-то плевать на них хотел. Это было бы слишком откровенным заявлением для человека, который собирался принять окончательное решение утром.
Только удержаться было совершенно невозможно.

***

Они действительно продрыхли полдня, потому что уснули уже под утро. Ал смутно помнил, что Энди, кажется, вставал куда-то ненадолго, а потом вернулся к нему под бок; не менее смутно подумал, что это наверняка было для того, чтобы выгулять Хана, уткнулся Энди в шею носом и отключился. Второй раз он проснулся уже нормально и, кажется, чуть ли не впервые за много лет чувствуя себя счастливым. По-настоящему.
Решать оказалось нечего.
Ал сел на кровати, взглянул на Энди, незамедлительно разулыбавшись. Энди был потрясающе милым, когда спал. Ал не хотел его будить: легко погладил по голове и пошел в душ, по пути только телефон с тумбочки и джинсы с пола подобрал.
Возвращаться в постель после Ал тоже не стал. Вместо этого он пошел вниз, на кухню. Во-первых, он хотел кофе. Во-вторых, ему безумно хотелось устроить Энди сюрприз: завтрак, может, даже в постель, если Энди не успеет проснутся, пока он будет готовить.
Он бы сделал и сюрприз покрупнее, но тот требовал куда более серьезной подготовки. Начать Ал, впрочем, собирался незамедлительно.
Сбегая вниз по лестнице, он набирал сообщение Хлое: "Надо поговорить. Чем быстрее, тем лучше. Сегодня вечером?" Потому и не заметил, что на кухне уже кто-то был, а когда заметил — едва не выронил телефон.
Та самая Молли.
— Доброе… утро, — сказал он ей, засовывая мобильник в карман джинс. Вышло как-то неловко. Внезапно — не потому, что он спускался из спальни Энди, а потому, что был в одних джинсах. Даже без обуви, босиком. — Энди еще спит.
Он подошел к кофе-машине, изо всех сил стараясь не показать, что ему неуютно в ее присутствии.
— Кофе?

38

В доме Энди было тихо, когда Молли переступала порог. Только Хан, развалившийся у лестницы, подскочил и, завиляв хвостом, двинулся к ней. Молли потрепала пса по ушам, тут же обращая внимание на то, что в прихожей было на одну незнакомую куртку больше. И на одну пару обуви, большего размера, чем остальные.
Судя по тому, как тихо было, она своим явлением не напарывалась ни на что из того, на что напарываться ей бы не очень хотелось. Сверху даже приглушенных разговоров не доносилось, не то что скрипа кровати.
"Да ладно?" — подумала Молли.
Она махнула рукой Хану, прошла на кухню, подняла голову вверх, задумчиво сведя брови к переносице. Или у Энди все было хорошо, или он пошел по пизде на почве расставания с этим своим рыжим. Молли пожала плечами и повернулась к кофе-машине. У нее дома даже растворимый кончился, а новой работы под рукой все не было.
Когда сверху начали подаваться признаки жизни, Молли уже прикончила первую кружку кофе и несколько сэндвичей. Любопытство ее, конечно, разбирало дьявольское. Кто же, кто же? Рыжий или не рыжий? По существу, стоило тихо и мирно свалить домой, захватив еще чего-нибудь пожевать, а потом устраивать Энди тотальный допрос, но нет. Молли не была бы собой, если бы поступала по существу.
В кухню действительно вошел рыжий. Без верхней одежды и уткнувшись в телефон. Молли заинтересованно склонила голову набок.
— Спит? — она фыркнула. — Вау. В лесу, видимо, сдохло что-то крупное, раз он заснул, прежде, чем отправить тебя домой, парень.
На ее памяти единственным мужиком, который иной раз оставался в этом доме до утра, был Ронни. Старый добрый усатый таракан, которому надо было иногда скрываться от Барбары по друзьям. Даже Джесси не удостаивался такой чести. Уж Молли знала. Она все знала о том, что в жизни лучшего друга происходит.
— Ты себе, наверное, и не представляешь, какой бастион взял, да? — Молли уперлась руками в столешницу.
Бастион, который битых пять лет не мог взять Джейсон.
Молли была бы не против порадоваться даже за Энди. Молодец, нашел того, кого хотел оставлять на ночь и на чьи смски улыбался как влюбленная старшеклассница. Вот только рыжий этот в ее понимании был лицемерным мудлом, желавшим и рыбку съесть, и на хуй сесть. Энди мог сколько угодно закрывать глаза на присутствие в жизни его недобойфренда бабы, Молли же считала, что это неправильно. И пусть горят синим пламенем все его эти видения, будущее не высечено на камне, чтобы так слепо им следовать. Может, в этом будущем Алан жене с ним изменял, а не был по-настоящему рядом. Хреновы католические хористики.
— Он никого никогда не оставляет на ночь, — добавила Молли, подхватывая кружку и сама наливая себе вторую чашку кофе. — Теперь ты просто обязан пригласить его на свою свадьбу. Баш на баш.
В ее голосе было столько яда, что можно было отравить целую армию. Она мало о ком действительно заботилась по жизни. Энди был одним из немногих. И промыть мозги его рыжему она считала своим священным долгом, раз уж так "повезло" столкнуться на кухне, пока сам хозяин дома видел десятый сон.
О счастливом будущем поди сон. А-га.

39

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]— Спит. Мы вчера поздно приехали.
Ал передернул плечами, влез в один из шкафчиков — туда, где, как помнил, Энди хранил кофе. Засыпал зерна, проверил воду, поставил какую-то кружку  и, нажав на кнопку, отошел посмотреть, что было в холодильнике. В холодильнике нашлись яйца и молоко. Это был хороший старт. Если он найдет еще и муку — сможет панкейки сообразить.
Значит, он был первым, кого Энди оставил на ночь. Осознание этого потрясающе согревало изнутри. Если бы не то, что Молли сказала потом, Ал бы разулыбался как сытый кот. Но от ее слов улыбаться резко расхотелось. Она, как назло, задевала за живое, не оставляла возможности не отреагировать.
Но без кофе об этом всем разговаривать он решительно не собирался.
— Знаешь, — Ал подошел к кофе-машине и Молли, забрал свою стоявшую уже в сторонуе кружку и, прислонившись к столешнице пятой точкой, щедро отхлебнул. Кофе был, как всегда, божественный. — Благими намерениями выложена дорога в Ад, Молли.
Он отставил кружку на стойку: в кармане завибрировал, сигнализируя о приходе новой СМСки, телефон. Ал полез посмотреть, не Хлоя ли это ответила.
Хлоя согласилась встретиться вечером. Он набрал короткое "ок", отправил сообщение, запихнул телефон назад в карман и снова посмотрел на Молли.
Ему не нужна была эмпатия, чтобы понимать, что он ей не нравится, да и она своей антипатии совершенно не скрывала. Он не собирался спорить: он действительно был не лучшим человеком, пусть и далеко не потому, почему она думала.
Объяснять ей, впрочем, он тоже ничего не собирался. Ей он не был должен ровным счетом ничего, да и вообще — слишком много чести было бы для девушки, из-за неумения которой держать язык за зубами он с Энди не виделся несколько дней.
Мысль о том, что без этой обиды он мог бы и не понять, насколько крепко влип, Ал послал подальше.
— То, что ты за него беспокоишься — похвально, не спорю. Но наши с ним отношения — немного не твое дело, окей? — вежливо улыбнулся он.

40

Молли поморщилась. Дорога в ад, а? Ну, да, рыжему ли не знать.
— Не надо сыпать с утра пораньше религиозной чепухой, — сказала она. — Если ты еще скажешь что-нибудь про греховодство и необходимость праведной жизни во браке с девицей, которую — вот стопроцентно — даже не хочешь, я ударю тебя по лицу.
Алан, впрочем, предпочел состроить козью рожу и отбрехаться тем, что это все не ее дело. И это как раз разозлило Молли куда гораздо больше самой ситуации. Ее лучший друг гробил свою жизнь ради парня, который скоро просто возьмет и женится. Лучше бы и дальше строил вокруг себя стену отчуждения, не впуская в жизнь мужиков дальше койки. Кабы Молли знала заранее о том, что парень обручен, ни за что бы о нем ничего не стала узнавать через мать.
Молли поставила кружку на столешницу, выпрямилась, тряхнув волосами.
— Ошибаешься, родной, — наградив парня тяжелым взглядом, ответила Молли. — Это как раз мое дело. Как ты думаешь, кто с ним будет рядом, когда ты скажешь свое "да" у алтаря? Кто будет отпаивать его текилой и говорить, что все мужики — козлы, а? Я-то как раз никуда не денусь.
Она сделала шаг ближе к Алану, сужая глаза. Молли никогда не была добрым и славным человеком, не собиралась она себя таковой и показывать перед лицемерным бойфрендом Энди. Кто-то же должен нарушить псевдоидиллию и ткнуть носом, желательно обоих, в то, что такая жизнь — ну не вариант. Ронни с Барбарой, насколько она знала, тоже были в этом согласны. Если парень почти женат, а у Энди типа как нет проблем с этим, надо прописывать моральных пиздюлей.
Молли хотела бы, конечно, чтобы у лучшего друга все сложилось. Даже с этим рыжим. Но не сложится, если таки к алтарю он пойдет. А времени ведь оставалось мало.
— Ты — лицемер, рыжий, — сказала она. — И лицемеришь прежде всего перед собой. Это жалко.
Она скривилась, как от зубной боли. Добрым словом и фазером, говорят, можно добиться большего. Добрых слов у нее не было. Фазера — тоже.
— Если ты разобьешь ему сердце, — Молли бросила быстрый взгляд на потолок, — я сломаю тебе челюсть. Окей?
Мол, или двигай восвояси, пока не стало слишком поздно, либо бери уже себя за яйца и прекрати страдать херней. А заодно учись маргариту делать. Кто-то же должен, в конце концов.

41

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал слабо хмыкнул и тоже отставил чашку на столешницу.
— Не насилием ты проблемы разрешать не умеешь? — поинтересовался он. — Я свою праведную жизнь собирался жить в целибате. Окончил бы университет — и пошел в семинарию. Тебе в голову не приходило, что у меня могут быть веские причины жениться?
Он посмотрел на Молли, стиснув челюсти. То, что веской причины уже не существовало, а даже если бы она все еще была, то едва ли пересилила бы его чувства к Энди, было неважно. Его просто поражало это тупое упрямство этой… женщины, которая назначила его на роль злодея без задней мысли.
Злодеем Ал не был. Просто человеком, попавшим в отвратительные обстоятельства. Да, не самым лучшим человеком, только вот не Молли было об этом судить. Она не знала ровным счетом ничего ни о нем, ни о его жизни, ни о его проблемах. Как она только смела о них рассуждать?
— Это ты не хочешь остановиться и подумать. Ляпнуть без задней мысли проще, да? Или ударить? Вот это — жалко.
Он вдруг понял, что злился. Сильно. Он даже не помнил, когда в последний раз так злился. А, нет, помнил: когда Молли на хоккее ляпнула про "того самого Алана", только тогда он вызверился на Энди. Теперь думал, что зря — на него. Виновата-то была именно Молли. То есть Энди, конечно, тоже был хорош, что рассказал, но ляпнула она. Не сохранила, можно сказать, секрет лучшего друга.
И она еще его в лицемерии обвиняла?
Краем глаза Ал отметил, что сидевший неподалеку Хан начал беспокоиться. Остановить его это уже не могло. Он жестко улыбнулся, подался к Молли чуть ближе.
— Научись здраво относиться к собственным поступкам, а потом уже осуждай других. Иначе рискуешь остаться без лучшего друга. Да и вообще без друзей.
Он не угрожал, такое ему бы даже в голову не пришло. Просто констатировал факт.

42

— Веские причины, а? — Молли мотнула головой, издала злой жесткий смешок. — Какие же например? Ее папочка обещал большую сумму денег? Или не хочешь выглядеть в глазах общества грязным гомиком? Так у нас не Средние века и обществу насрать на то, кто кого трахает, если ты не обратил внимания.
Молли развела руки в стороны, передернула плечами. Насквозь, просто насквозь лицемерный парень попался ее другу. Надо было поймать его на серьезный, мать его, разговор еще когда Энди сказал, что у рыжего есть баба. И сразу сказать, чтобы держался подальше от него. Заранее купировать драму, потому что Энди все-таки был профаном и тюфяком в некоторых вопросах. Редкостным.
Институт же брака изначально был построен на выживании, на том, что действуя сообща можно прожить, не особо голодая. Теперь же это было просто выжимом денег. Как коммерческий успех Рождества: на свадьбы тратилось столько, что поддерживать необходимость покупки дорогущих платьев и заказа банкетных залов было необходимо. Сначала выживание, теперь коммерция.
— Дерьмо собачье, — бросила она, — а не веские причины.
У Молли не было бы никаких проблем, если бы Энди просто трахался с почти женатым парнем. Это было бы ерундой. Но тот факт, что Энди действительно оставил его на ночь заставил задуматься о том, что в перспективе текилой его отпаивать и правда придется. Он не умел открываться, а в последствии может закрыться еще больше от такого-то удара. Как бы Молли не была не заинтересована в людях на постоянной основе и не пропускала их мимо себя, подмечала какие-то вещи она с лету с самого детства. Реакции быстрее.
Конечно, она понимала, что если об этом узнает Энди — или спустится вот в самый неудачный момент, обижаться на нее будет с неделю. Это означало, что продукты покупать придется самой и не с кем будет обсуждать абсолютно все на свете некоторое время. Но в конечном-то итоге осознает, что она, как обычно, была права.
А вот пропустить мимо ушей новый наезд Алана Молли не могла.
— Это что же, ты мне угрожаешь, рыжий? — она понизила голос и говорила уже едва ли не с шипящими интонациями.
Глаза сузились. Никакой залетный рыжий не смел ей угрожать. Особенно чем-то таким. Он не знал ее. И Молли готова была поспорить на то, что он, по сути, ни черта не знал и об Энди.
— Я тебе сейчас твои угрозы знаешь куда засуну?! — выдохнула Молли.
И, уже не думая, быстро замахнулась кулаком и тут же этот кулак вписала в нос рыжего. Хан громко залаял. Молли шумно выдохнула. Сама она угрозами физической расправы просто так не бросалась.

43

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал сжал кулаки. Денег отец Хлои ему предлагает, как же. Чем дальше, тем меньше он понимал, как Энди с Молли дружить может вообще. Пока у него создавалось впечатление, что нее в голове были опилки вместо мозгов.
Он поднял брови. Вот, опять, пожалуйста. Как она могла воспринять за угрозу простое предупреждение о возможных последствиях? А последствия были очень даже возможные — с ее-то безумным и несдержанным поведением.
Которое стало еще безумнее, когда Молли все-таки прописала ему по лицу. И больно. Никаких дамских пощечин, сразу кулаком. В нос.
— Твою мать…
Ал отшатнулся, схватившись за пострадавшее место. Посмотрел Молли в глаза, с трудом сдерживая желание выкрутить ей на полную мощность стыд и вину — а он мог, и неважно было, что за удар виноватой себя она не чувствовала. Ему хватило бы даже искорки, даже полунамека, чтобы раздуть пламя.
На то, чтобы этого не сделать, выдержки у него хватило. Вот на то, чтобы и в остальном держать себя в руках — уже нет. Особенно когда рядом заунывно и невероятнт громко лаял пес, а сам Ал, отняв ладонь от лица, увидел на пальцах кровь.
Да, он этот день представлял себе совсем по-другому.
— Твою же мать, — повторил Ал. — Блять. Какого хрена ты сделала? Я сегодня собирался идти разрывать эту проклятую помолвку!
Последнее он почти рявкнул, запрокидывая голову, чтобы не капать кровью на кафель. И только когда уже рявкнул — осознал, что на лестнице появился Энди. Который, кажется, не только проснулся, лишая возможности сделать ему завтрак в постель, но еще и слышал то, что Ал сейчас сказал. Большой сюрприз, значит, тоже отменялся.
Вот это было куда больнее и обиднее, чем удар по лицу.
Ал, скривив губы и задрав голову еще выше, уцепился свободной рукой в столешницу, чтобы не осесть на пол прямо там, где стоял. Сейчас еще до кучи должно было оказаться, что Молли сломала ему нос, чтобы вместо встречи с Хлоей ему пришлось тащиться в ближайшую больницу. Это было бы достойным завершением для так блистательно начавшегося дня.
Зачем он вообще вылез из постели?

44

Окончательно проснулся Энди один. Он почувствовал себя дико разочарованным, когда увидел соседнюю подушку пустующей. Значит, все-таки ушел? Не сказал ни слова и ушел? Энди не удивлялся, но чувствовал себя не очень хорошо. Совсем с утра он поднимался по будильнику выгулять Хана и осознал, что для разнообразия проснуться с кем-то в одной постели даже неплохо. С кем-то, кто не зальет слюнями половину простыней.
Он потер глаза, спуская ноги с постели и осматриваясь. Стоп. Кажется, не вся одежда в комнате принадлежала ему. Да точно не вся. То есть, не ушел?..
Энди поднялся, вытащил из комода пару трусов, собравшись сначала спуститься вниз и удостовериться, а уже потом двигать в душ. И как только он в них влез, услышал заливистый лай Хана.
Хан не лаял обычно просто так. Он мог ворчать, поскуливать, тыкаться мордой. Но не лаять. Из комнаты Энди вылетел моментально, по ступеням начал спускаться через одну, когда до него донеслись слова Алана. На какой-то момент Энди застыл соляным столбом. Ему послышалось что ли? И какое вообще?..
— Какого хуя тут происходит?! — выдохнул он, увидев, как Молли потряхивает кистью руки, а Алан запрокидывает голову.
Энди увидел кровь и последние ступеньки преодолел решительно быстро.
Долго думать, что тут произошло, не приходилось. Молли с предсказуемостью не дружила, тот факт, что она прописала в нос Алану, Энди не очень удивлял. Другое дело, что без причины она тоже не прописывала. Вопреки всему сумасшедшей Молли не была, логика в ее поступках прослеживалась.
Он обогнул Молли, махнул рукой на Хана, пытавшегося начать вертеться под ногами, подошел к Алану.
— Дай взгляну, — сказал Энди, протягивая руку до его шеи. — Дьявол, Молли, на кой черт? — спросил он, бросая на подругу быстрый и злой взгляд.
— Я тебя хотела защитить, — пробурчала Молли, отворачиваясь. — Я же не знала, что он...
— С каких это пор меня надо защищать? — резко перебил ее Энди.
Он снова обратил свое внимание на Алана. Крови было не так чтобы много, но потоки из носа, они как те, что от рассеченных бровей — достаточно неприятные в целом.
— Пойдем, — Энди провел рукой по его плечу, значительно смягчая тон. — Тебе надо умыться. А тебе, — снова обратился он к Молли, — идти к себе домой. Без разговоров.
Молли только повела плечами. С ней Энди еще точно поговорит позже. Сейчас нужно было позаботиться об Алане, а не о внеочередном или вовсе перманентном ПМСе подруги.
Мысленно же он вернулся к словам про помолвку. Немного нервно сглотнул, закусывая губу. Новость ведь потрясающая, а не просто отличная. Даже сводящая с ума, на самом деле. Кабы не кровь и не обстоятельства, окружавшие новость, Энди первым делом бы завелся с пол оборота.
Энди решительно потянул Алана за собой в ванную на первом этаже дома. С бешено стучащим сердцем и попытками с этими чувствами совладать.
— По-моему, не сломано, — сказал он, когда, закрыв дверь в ванную, внимательней всмотрелся уже в разбитый нос Алана и задержал ладонь на его шее. — Так ты, — Энди выдохнул, в легком волнении быстро провел языком по губам, опуская взгляд. — Так ты действительно собрался расторгать помолвку?

45

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал слабо, стараясь поменьше дергать головой, кивнул и позволил Энди утащить себя в ванную. На Молли он больше даже не взглянул. Он бы, может, и хотел бы ей выдать отповедь, рассказать о своих причинах, раз сюрприза для Энди все равно не вышло, втоптать ее морально в грязь — пускай попробует после этого и дальше думать, что он лицемер. Но присутствие Энди рядом, такого Энди, который его защищал без задней мысли, успокаивало злость на ура.
Если б еще кровь носом не шла. И он все еще мог устроить сюрприз. Энди ведь слышал — Ал был точно уверен. Эмоции Энди, как всегда, говорили ему больше, чем Энди хотел бы показать.
— Ты в этом хорошо разбираешься? Переломах носа?
Он вздрогнул от вопроса и опустил голову, чтобы взглянуть на Энди. Боже, как сильно тот нервничал. Алу стало немного стыдно, что он так долго с этим всем тянул. И со свадьбой, и с обидой, и… со всем.
— Да.
Он осторожно снял руку Энди со своей шеи и развернулся к раковине, чтобы капать кровью не на пол хотя бы. Пустил воду, попытался осторожно умыться.
— Я никогда не хотел этой свадьбы вообще. Хотел в семинарию после университета. Сразу. А Хлоя была в меня влюблена еще со школы, а я… ну. Гей. — Ал бледно усмехнулся сам себе. Повернуться назад к Энди он не решался. Слишком боялся, что не сможет тогла договорить, а договорить было важно, потому что он чувствовал, что должен, что иначе не расскажет этого больше никому и никогда. — Мы были на вечеринке вместе, и я был очень-очень пьян, и… У нее должен был быть ребенок. Она его потеряла, когда я чуть не погиб. В той церкви. Но не мог же я ей тогда сказать, что… Это бы ее уничтожило совсем, да и я все равно подумывал, что не так оно страшно, и я смогу податься потом в дьяконы, мой отец так сделал в какой-то момент, я был бы формально женат, да, но соблюдал бы целибат, ну и… Ох. А теперь я встретил тебя. И я не могу с вами так поступать. Ни с ней, ни с тобой. Я хочу… быть с тобой.
Он все-таки попытался умыться, благо кровь, кажется, почти перестала. Поворачиваться к Энди все еще было страшно. Но ему самому стало легче. Слишком долго он носил в себе этот секрет без возможности даже исповедаться по-человечески. Рассказывать об этом он боялся даже не отцу. Больше, чем признаваться в периодических походах в "Menz & Mollyz".
— А теперь я к ней пойду… с таким вот носом, — нервно рассмеялся он и сглотнул странный комок в горле. — Разбитым за то, что я, видите ли, лицемер. Ну ладно, я Молли сказал, конечно, что с таким длинным языком и скорыми решениями она без друзей останется, я знаю, что я не должен был, но она — она такая…
Ал с трудом заставил себя замолчать и вцепился в раковину, поникнув окончательно. Закусил губу, прикрыл глаза. Он бы не удивился, если бы Энди его после таких откровений выставил бы и больше не захотел бы с ним ничего общего иметь.
Был бы этим раздавлен, да, он не мог себя больше обманывать на этот счет. Но не удивился бы.

46

Энди слушал, прислонившись к дверному косяку спиной, скрестив руки на груди и барабаня пальцами по своему плечу. Он как-то не ожидал изливания души и рассказов о переломанных планах на целибат и семинарию. Не готов был. Только и мог что губы кусать и как-то переваривать.
Как-то выходило, что он Алану все планы даже на статус дьяка разрушил, не только грядущую свадьбу. Это было совсем не здорово, конечно, если он на самом деле об этом мечтал. Хотя, вот Энди мечтал стать рок-звездой, а стал пожарным и вполне был жизнью доволен. Тут же пришло в голову сравнение о синице в руках, которое ему радикально не понравилось.
Он тряхнул головой, опустил руки. Алан говорил о том, что хочет быть с ним — чего еще надо-то? Мысли все эти лишние, только эго уязвлять на пустом месте.
Шагнув к Алану, Энди устроил ладонь на его спине, промеж лопаток. Дерьмо случалось. У Энди свои истории тоже были. Правда, рассказывать их он сейчас не собирался.
А Молли же...
— Она живет не так, как ты или я, — сказал Энди. — Между решением и действием у нее почти не проходит времени. Я не оправдываю, это просто... Ну, такая она. К этому можно привыкнуть.
И придется. Привыкать, то есть.
Энди опустил голову, уткнулся лбом в плечо Алана. Было даже приятно сознавать, что свой жизненный багаж он перед ним поставил и открылся. До этого особо личные темы они как-то не поднимали. Ладонью он прогладил Ала по спине, затем чуть отстранился, коротко коснулся губами плеча и поднял взгляд до зеркала, висевшего над раковиной.
— Меня и такой твой нос устраивает, — его губы дрогнули в улыбке. — А к ней ты в этот раз не на свидание пойдешь, а расставаться, так какая разница, что там у тебя с носом?
И это грело душу. Так, словно он снова был младшим школьником и знал заранее, что получит на Рождество от родителей нормальный двухколесный велосипед. Только тут парень и не под Рождество.
— Ко мне потом приедешь? — он вопросительно поднял брови. — Мне, правда, на смену завтра, но это ведь надо как-то отметить, верно? Я пиццу закажу хотя бы. Эй, ну чего ты понурый какой? Все, что не делается, все к лучшему.
Энди похлопал Алана по плечу и улыбнулся только шире. Все, нет, он не мог больше подавлять эту оглушавшую его радость от новости о помолвке. Разулыбался, своим плечом уже поддел Ала.
— Только по пути до меня там не сильно расслабляйся, — добавил Энди. — Нет у тебя свободного окошка на то, чтобы себя одиноким почувствовать.

47

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал чуть вздрогнул от прикосновения теплой ладони к спине, взглянул в зеркало на себя и на Энди, устроившего подбородок у него на плече, и выдавил из себя бледную улыбку. Он знал, что Энди что-то беспокоило — и неудивительно, учитывая, какую историю Ал ему рассказал, — и знал, что решимости быть вместе это в Энди никак не убавило. Любви — тоже.
Почти "и в горе, и в радости", только без слов и клятв.
— Я понимаю. Я просто… вспылил тоже, что она для себя все так быстро решила. Виноват, каюсь.
Ал снова опустил голову. Он и впрямь ведь по носу получил за дело, если подумать. Молли могла быть хоть тысячу раз бешеной и не думающей головой, но он должен был быть выше этого. Должен был подумать, прежде чем говорить, держать себя — в руках, а язык — за зубами. Почему не получалось — он не понимал. Может, потому, что наконец-то перестал чувствовать себя виноватым во всех смертных грехах? А он ведь правда перестал, чувства уже не было, только вбитые в голову установки, от которых избавиться было куда сложнее, но Ал не сомневался, что и это пройдет. Он не мог считать грехом то, как себя чувствовал рядом с Энди. Как щемило сердце не то что от прикосновения — просто от того, что Энди был рядом.
То, что ощущалось настолько правильным, не могло быть грешным.
Ал фыркнул, заулыбавшись увереннее, покачал головой.
— Ну раз ты так считаешь…
Да уж, красавец он сейчас был еще тот — с разбитым-то носом. Хорошо, он смыл почти всю кровь, уже выглядело не так страшно. И боль проходила, так что Энди был, похоже, прав, а ему самому не надо было ни в какую травму.
— Молись, чтобы она не решила, что ты меня бьешь и заставляешь ее бросить. Никогда не понимал, что творится в ее голове.
Он развернулся к Энди, приобнял его за пояс и притянул назад, не давая по-человечески отстраниться. Закусил губу, рассматривая его лицо так, будто видел впервые. Может, так оно и было. Раньше Ал не вглядывался с такой внимательностью.
Зря. У Энди были потрясающе красивые глаза.
— С чего мне вообще чувствовать себя свободным? Разве что от нее. А так я с тобой. Уже. Если ты хочешь, — сказал он тихо. Неловко хмыкнул и продолжил: — Будешь смеяться, но я даже думаю, не перейти ли в протестанты. Некоторые деноминации Церкви Канады отлично относятся к однополым отношениям. И в целибат священников протестанты не верят, так что, — Ал прижал Энди к себе теснее и шкодно улыбнулся, — я, м-м, ничего не потеряю.
Он не был уверен, что хотел стать именно священником, а не продолжать заниматься социальной работой. Это казалось идеальным вариантом, да, как раз из-за целибата, который чудесно решал все его проблемы. До тех пор, пока он не узнал Энди. Пока Энди не заставил его наконец понять, что без простых человеческих радостей праведное посмертие ничего не стоило.
— У меня есть еще пара часов, — выдохнул он Энди на ухо, касаясь губами. — Можем начать отмечать прямо сейчас.
Теперь он собирался брать от простых человеческих радостей все. Надо было, в конце концов, как-то наверстывать упущенные годы.

48

***
Энди выпростал руку из-под еще спящего Алана, широко зевнул и сел на кровати. Надо было идти выгуливать Хана, и так невероятно грустно смотревшего на хозяина каждый раз, когда тот закрывал перед его мордой дверь своей комнаты, чтобы нормально уединиться со своим же бойфрендом. Да и просто поспать. Кровать, конечно, была широкая, вот только вместе с достаточно крупным псом втроем было и неудобно, и жарко. Приучил сдуру пса спать с собой на кровати, что называется.
Он оделся и только закрыв за собой дверь комнаты осознал, что натянул не свою рубашку. Рукава были длинноваты. Энди вполголоса чертыхнулся и посмотрел на Хана.

Утренний кофе Энди только чудом, запнувшись о стул, не пролил на разложенный на кухонном столе с вечера конспект Ала. Выдохнул, подстраховав чашку, мельком заглянул в конспект, уселся по другой конец стола и задумчиво сдвинул брови. В доме за последние месяцы появилось как-то слишком много чужих вещей. Его экосистему это не то чтобы нарушало, но тревожило. Сильно тревожило. Выходило, что они, по сути, практически жили вместе, но только нет. Не жили. Алан все еще то и дело возвращался в свое общежитие. Энди же фанатом подвешенных состояний не был никогда.

Прижав к боку корзину для белья, Энди набирал смс-сообщение:
"Собираюсь в город. Накидай список продуктов".
Отложив телефон и занявшись сбором белья на стирку, он с некоторым удивлением обнаружил, что в корзине далеко не все вещи принадлежали ему.
Зубная щетка на полке в ванной как бы намекала.

Душа поэта не выдержала, когда, открыв шкаф, Энди посреди своих рубашек обнаружил висевшей после стирки рубашку, которую сам себе однозначно не покупал. Он нахмурился, захлопнул шкаф и резко развернулся к Алану. Все, его терпение подошло к концу. Энди так больше жить не мог. С этим постепенным захватом территории нужно было что-то решать в срочном порядке.
— Ал, слушай, — начал он. — Ты задрал уже тут свои вещи оставлять, — прямо сказал он. — Нет, серьезно, я по всему дому натыкаюсь, мне надоело уже.
Он шагнул к отделению шкафа с полками и, распахнув дверцу, через плечо глянул на Ала.
— У меня уже в печенках сидит то, как ты мотаешься туда-обратно, — добавил он. — Иди сюда, будем полки тебе освобождать.
Потому что если уж Алан столько свободного времени проводил здесь, у Энди, то какой в общежитии был вообще смысл? Тем более что Энди и так его бытовые повадки успел выучить, никаких сюрпризов, которые разбили бы лодку отношений об несовместимые с ним привычки не нашлось бы.
Да и Энди просто хотел уже просыпаться вместе на постоянной, а не временной основе.

49

Ал сам не понимал, как все так быстро случилось. Только он, кажется, расставался с Хлоей и забирал у нее обручальное кольцо — и вот он уже проводил у Энди столько времени, что умудрялся забывать конспекты и, один раз, рабочий пропуск. Он выгуливал иногда Хана, когда Энди был на сменах. Он готовил хитрые ужины и почти всегда помнил, какие у Энди в холодильнике были продукты. Он таскал свою стирку к Энди вместо того, чтобы ходить до прачечной: и дешевле выходило, и был лишний повод зависнуть у бойфренда на очередную ночь. Дошло даже до того, что когда он разнообразия ради таки возвращался в свою комнату на кампусе, Дрейк ему шутливо пенял, что он не предупредил. Вдруг, мол, мы бы тут с Мими были заняты друг другом.
Ал божился, что в следующий раз предупредит обязательно, напоминал про негласное правило с резинкой для волос на ручке двери на случай Мими и чертыхался, когда обнаруживал, что опять оставил у Энди какую-то жизненно важную вещь. Иногда даже моментально договаривался и ехал ее забирать. После чего, как правило, уже не возвращался до следующего утра.
Это все было настолько привычно и нормально, что каких-то с этим проблем Ал не ожидал. Наезда от Энди — тем более. Он поднял глаза от ноубука, с которым валялся на кровати, и ошашело моргнул.
— Но ты же говорил, что я могу…
Энди действительно говорил ему, что он может. Ал бы не стал ничего оставлять, если б тот не разрешал. Ну, разве что случайно. Но свежепоглаженную рубашку повесить в чужой шкаф без разрешения он бы не смог. К тому же он прекрасно помнил, как спрашивал, можно ли — и даже хорошенько поработал над тем, чтобы Энди даже не сомневался, что он заслуживает разрешения. Ну и что, что было это с месяц назад? Он же это помнил. Энди тем более должен был помнить.
Возмутиться Ал не успел. Только моргнул еще раз и отставил ноутбук на тумбочку, поднялся, до конца не веря в то, что только что услышал.
— Полки? Во множественном числе? — спросил он и, облизнув губы, добавил: — Так ты… предлагаешь мне к тебе переехать?
Он подошел к Энди ближе, заглядывая ему в глаза. Надеяться было почти страшно. Каждый раз, когда он ночевал на кампусе, он поутру чувствовал какую-то щемящую пустоту из-за того, что просыпался один. Он не хотел больше вообще возвращаться на кампус в комнату, которая теперь казалась удивительно чужой, когда у него, в общем-то, был дом, но и форсировать события тоже не собирался. Он хотел, чтобы Энди сам предложил, даже понимая, что продолжаться так все могло еще долго.
И вот Энди, кажется, предложил.
— Обалдеть. Ты серьезно? Ты точно уверен? — Ал улыбнулся и взъерошил себе волосы на затылке восторженно-нервным жестом, глянул на шкаф, прежде чем снова посмотреть на Энди. — Я точно не уснул за подготовкой к парам на завтра? Блин. Ущипни меня.
Ему категорически не верилось. Слишком хорошо это было, чтобы быть правдой.
Как все их с Энди отношения, если так подумать.[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]

50

Энди был уверен. Чертовски уверен. Алан уже стал неотъемлемой частью его жизни. Той самой частью, без которой все станет так паршиво, что новыми красками уже вряд ли заиграет. И эту часть хотелось пропечатать не только в сердце и голове, но и на своей территории. Сделать ее общей. Таких желаний раньше у него не возникало. Это несколько пугало, но в то же время будоражило ощущением предвкушения чего-то настолько правильного, что сомнений не оставалось.
Он кивнул.
— Уверен, — сказал он прямо. — Ты и так тут практически живешь, самому не надоело мотаться?
Да и какие в общежитии условия? Временные, вечно в общаге жить же не станешь. А тут Ал уже и кухню оккупировал, открыв перед Энди отличные кулинарные возможности, и Хану он нравился, и даже Молли уже перестала беситься. То есть, на самом деле, перестала она достаточно быстро, но некоторое время все равно не рисковала привычно соваться без звонка или стука в дверь. Продуктов некоторое время в холодильнике было как-то слишком много.
Энди уперся рукой в грудь Алана, чуть запрокинул голову, легко улыбаясь.
— Я не буду тебя щипать, — ответил он. — Давай сначала определимся что и куда, а потом уже и про щипки поговорим.
Он посмотрел на не очень аккуратно разложенные по полкам вещи. Наверное, если все как-то получше сгруппировать, освободить полки выйдет и не рассовывая ничего по углам. Не утрамбовывая. Обычно Энди не особо заботился о том, как и что у него лежит, главное, что то, что в стирку просто сразу отправлялось в корзину, а не в шкаф. А складывать и разбираться... Да ну на фиг, и так сойдет. Сходило. Когда он не планировал жить с кем-то.
До Энди только-только начало доходить, что сдвигать что-то нужно будет не только в шкафу, а и на полках. Для солдатиков была отдельная, но с книжной лишний хлам убрать можно, а диски с фильмами перетащить в гостиную под телевизор, чтобы место не занимали. Только шлем имперского штурмовика Энди не дал бы перемещать, ну и стойку с гитарой из угла комнаты, а остальное — ерунда, на самом деле.
А еще как-нибудь можно заморочиться и вовсе сделать капитальный ремонт.
— Ты только реши, когда будешь вещи перевозить, — добавил Энди. — Я Ронни с машиной дерну, чтобы не на общественном транспорте. Или мою можешь взять, если она вообще заведется. В этом я, правда, не уверен, я давно не пробовал заводить и вообще ею заниматься. И... ох.
Он выдохнул, понимая, что протараторил все на одном дыхании. Энди улыбнулся шире.
— Нет, знаешь, что? — начал он, подаваясь ближе, глядя в глаза и несколько понижая голос. — Забей пока на полки, разберемся еще с ними.
Отметить решение ведь надо было. Этим Энди и собрался заняться, устраивая ладонь на шее Алана и притягивая его к себе за поцелуем.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

51

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]— Очень надоело. Еще больше надоело периодически просыпаться не с тобой, — улыбнулся Ал, глядя на Энди сверху вниз, и накрыл его ладонь своей. Чуть сжал.
Ему на самом деле быть все равно, где ночевать. Он бы продолжал мотаться хоть до бесконечности, если бы Энди мотался с ним. Дом был там, где они были вместе — и какая разница, в каком здании.
Но в своем доме было, конечно, удобнее.
Ал улыбнулся шире и глянул поверх головы Энди на шкаф.
— Я думаю, пары полок и куска вешалки в основном отделении хватит пока. У меня не так много вещей. А там уборку генеральную сделаем, все распределим как надо, — сказал он задумчиво. Засмеялся, слушая, как Энди строит планы по перевозке. — Хей, хей, полегче! У меня своя есть. Ее надо забрать из гаража Тома, правда, но она на ходу. Я к тебе приезжал как-то даже, помнишь? Бордовый "Форд" такой… И мы вдвоем справимся, у меня не так и много вещей. Хоть посмотришь, где я жил.
Энди ни разу не был у него. На работе — да, а вот с кампусом и комнатой как-то не случилось. На территории Энди встречаться было удобнее, да и Ал не очень привык светить свою ориентацию направо и налево. В университете о нем только Дрейк, кажется, и знал.
Это все сейчас казалось чертовски неважным. Осознание, что они будут жить вместе, все еще отдавало безумием — потрясающим до глубины души, лучшим, идеальным безумием, которое будоражило и возбуждало.
И не его одного.
Ал придал Энди к себе теснее, целуя в ответ как-то почти яростно, скользнул ладонями по его талии, потом по спине вниз, чуть стиснул его ягодицы. В какой-то момент посмотрел в глаза Энди и замер, не в силах ни взгляд отвести, ни справиться с нахлынувшим шквалом эмоций.
Подумать только: еще недавно он и представить не мог, что мог бы быть настолько безудержно и беззаветно счастлив. Сейчас он не мог представить, как жил без этого счастья.
Без Энди.
— Я люблю тебя, — выдохнул Ал, чтобы почти тут же впиться в его губы следующим поцелуем. Потому что словами показать, насколько, казалось ненужным и невозможным.

52

Это было настолько невероятно и восхитительно в перспективе, что у Энди не нашлось сразу слов. Его будущее начинало сходиться с тем будущим, которое он видел и некоторый фатализм его удовлетворял.
Слова нашлись после. Когда он уже откинулся на подушку и взглянул на потолок. Потолок давно надо было покрасить, а сам Энди никогда не нашел бы на это времени. Он повернул голову к Алану, протянул руку, чтобы легко коснуться его щеки.
— Я тебя тоже, — сказал Энди, улыбаясь совершенно искренне и безотчетно.
Теперь он был по-настоящему счастлив, а не только смотрел на дофига счастливого себя во снах.

Энди отцепил карабин поводка от ошейника Хана, потрепал пса по холке и выпрямился.
— Я думаю, ему надо будку во дворе наконец-то сколотить, — задумчиво сказал Энди, наблюдая за понесшимся куда-то вперед псом. — Или кровать купить пошире, чтобы всем помещаться.
Или повесить врезать замок на двери, которую умный пес научился открывать, поддевая лапой посреди ночи, чтобы втиснуться на кровать. Пусть в ногах, но туша ведь большая.
Забот с ремонтом было много, одной перестановки все же не хватало для того, чтобы переделать дом в обитель не одного человека с собакой, а двоих с перспективами. В том, что перспективы будут, Энди не сомневался — видел. Сны отправляли теперь еще дальше в будущее, в котором они с Аланом становились совсем семьей. Сейчас-то были просто парой, сожителями, партнерами. А в будущем... А о будущем Энди все так и не решался рассказать. Понимал, что его возможности вряд ли отпугнут Алана, но чем больше тянул с рассказом, тем сложнее было начать разговор. Было много других. И разговоров, и занятий, и, опять же, забот.
— О, кстати, — Энди вскинул брови, вспомнив. — Я же на смене завтра. А подрядчик вроде как должен прийти во второй половине дня. Ты ведь уже дома будешь?
Он повернулся и взглянул на Алана, выпуская из поля зрения Хана. Пес все равно никуда не убежит, в этом парке выгуливался то и дело, а к чужим людям не имел привычки подходить, пока хозяин не скажет, что можно. Хоть в чем-то Энди пса выдрессировал. Или собаки и правда были копиями своих хозяев.
Энди протянул руку, перехватил руку Алана, переплел свои пальцы с его.
— Пройдемся? — спросил он, улыбаясь.
Вот просто так, по аллее, пока Хан, как полоумный, носится где-то поблизости. Простые мелочи, которыми полнилась жизнь и от которых теперь было бы невозможно отказаться.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

53

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал проводил Хана смешливым взглядом и посмотрел на Энди с улыбкой.
— Кровать шире. На холод его выгонять жалко, да и я привык уже. Даже странно иногда без него в ногах просыпаться, знаешь?
Энди, конечно, знал, и знал наверняка лучше самого Ала. Подумать только: они жили вместе совсем недолго, а Ал уже не представлял себе, что когда-то могло быть по-другому. Ремонт его не смущал, скорее наоборот — обещал что-то большее, чем просто сожительство и просто… партнерство. Ал старался не думать об этом слишком много, не искушать судьбу, которая и так отвалила ему джекпот в виде потрясающего пожарного с домом и собакой. Не хватало ему пока только кота. И, может быть, отцовского одобрения его отношений, но на это после устроенного тем скандала он и не надеялся. Слава Богу, хотя бы Том от него не отвернулся. Ал думал, что выйдет наоборот, но брат, всегда очень откровенно высказывавшийся насчет намотанного на запястье розария ("Опять ты с пидорским браслетиком?") и пения в душе, оказался толерантнее священника, которому по статусу положено было прощать.
Ала это беспокоило — но, положа руку на сердце, беспокоило куда меньше, чем он думал. Когда же Энди так на него смотрел, ему вообще становилось все равно.
Он не сомневался в своем выборе.
Ал чуть сжал ладонь Энди в ответ, кивнув с задумчивой улыбкой.
— У меня утренняя смена в центре, я завтра с тобой выхожу. Могу до станции подбросить, — сказал он. — К пяти должен вернуться уже, если подрядчик приезжает после — я дома, да. Ну… или я отпроситься могу попробовать на час-другой раньше.
Гулять со своим бойфрендом по парку, держась за руки, для Ала все еще было немного внове. Он надеялся, что никогда не привыкнет, даже если они проживут вместе много лет и вместе же состарятся.
…нет, ну что такое. Он же обещал себе об этом не думать.
— Только ты помнишь, что я ничерта не разбираюсь в строительстве? Я понимаю, что он оценивать фронт работ только, но тем не менее. И, кстати, цвет. Мы так и не выбрали цвет. По магазинам поедем или ты сдашься насчет того небесно-голубого из каталога?
Ремонт полным ходом шел пока на кухне, а Ал хотел, чтобы там все успели закончить к Пасхе. Он очень настаивал, даже заставил Энди пообещать, что они постараются. Ал, правда, так и не сказал, зачем это ему. Хотел дождаться идеального момента.

54

— Лучше отпросись, — ответил Энди. — У меня-то сутки, без вариантов отпрашиваться ради подрядчика, заикнусь — и голову снимут.
Он легко усмехнулся, проследив взглядом за носившимся по парку Ханом, так же державшим их в поле зрения. Привыкнуть ко всему удалось слишком быстро, как бы раньше от изменений в жизни не отмахивался. Особенно от таких радикальных, как заведение не просто бойфренда, а еще и сожителя.
На редкие неодобрительные взгляды Энди внимания не обращал. Да и людям по большей части было наплевать на то, что под носом ходит двое мужчин, банально держась за руки. Не каменный век уже. Волновало это только пару мамаш, зашоренных до невозможности да некоторых пенсионеров.
И, конечно, отца Алана. Вот уж с кем имели место быть неприятные моменты. Энди не почувствовал бы удивления, если бы отец Кеннет вдруг явился его матери мозги прочищать, например, с тем, какая же он невыносимая скотина, мало того, что свою жизнь губящая, так еще и его сына с пути истинного стянувшая. Отец Кеннет его в принципе никогда не любил, Энди, став постарше и еще как-то пытаясь поддерживать мать, появляясь на ее ужинах для ее же друзей, достаточно быстро это просек. Вот только раскаиваться ему было не в чем.
— Дался тебе этот нежно-голубой, — чуть поморщился Энди. — Так оглянуться не успеем, а на кухне треугольные бокалы для мартини появятся. С блядскими зонтиками, Ал. Я не хочу быть человеком, у которого на кухне есть блядские зонтики. И потом, я же отказался вот от идеи плазмы во всю стену в спальню.
Он поднял брови, глянув на Ала. Мол, жертву же свою принес? Принес. Ну и все. Не смотреть ему телек целыми ночами прямо в постели. Ладно. Можно пережить. Но не зонтики, ни в коем случае не зонтики. Он бы вообще какой-нибудь оттенок бежа или зеленого предпочел. И как бы не лень было ехать по магазинам, в этом вопросе лень можно было пересилить.
— Кстати, в выходные еще мой папа приедет, — вспомнил Энди. — Пластинки с чердака заберет, да заодно хлам, который в гараже, разберем с ним. Пора уже, наверное.
А там и Пасха уже не за горами. На которую к ним так же не менее однозначно придут родители Энди, отец обещал посерьезнее поговорить с матерью на эту тему. С самим Энди она всегда общалась хорошо, пока не упоминалась ориентация. Тогда ей становилось просто неловко. Но тут-то уже не отвертеться: в кой-то веки Энди завел себе постоянного парня, с которым будущее для него запланировало жизнь минимум вплоть до свадьбы.
Свадьба. Господи. Ужас-то какой. Или нет? А, не суть важно. Рано думать, даже если все уже видел.

Энди успел только ухватиться за стену, когда это накатило. Судорожно, подушечками пальцев жестко проехавшись по едва поклеенным и покрашенным структурным обоям.

Взрыв был мощный. Утечка, скорее всего. С мерзким железным скрежетом обрушилась вывеска с искрящей кеглей для боулинга на ней. Под обломками уже не видно было людей. В этот боулинг Энди достаточно часто заходил поиграть с друзьями. Яркие краски взрыва же теперь слепили его и заставляли дрожать.
Его кто-то звал. Кто-то настолько близко знакомый, что внутри все замерло, чтобы обрушиться болью и паникой в следующий момент.
Энди сбивал пальцы в кровь, пытаясь разгрести обломки. Только ничего не менялось. Он был там, но его в то же время не было. Нечего сдвигать. Некому помогать.
Больно и страшно.

Дышал Энди тяжело, смаргивая марево видения. Наваливались не во снах они крайне редко и связаны были исключительно с ближайшими событиями. И ближайшими людьми.
Он не сразу осознал, что успел осесть на лестнице, цепляясь за стену. И что на него крайне обеспокоенно смотрит Ал.
— Порядок, — просипел Энди, проводя тыльной стороной ладони по пересохшим губам. — Я... Мне надо...
А что надо? А позвонить Рону, спросить, когда там они собирались в боулинг. И в сам боулинг тоже — предупредить об утечке газа. При необходимости — угрожать нагнать все возможные службы, только чтобы они все проверили и взрыв предотвратили. По губам пришлось еще и языком провести, замедленно, только чтобы так не сушило.
Энди, упираясь в стену, начал подниматься. Голова слегка кружилась. Отблески видения перед глазами все еще стояли: фантомные, на периферии.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

55

[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]Ал фыркнул.
— Но черный, белый и тот голубой так классно сочетались. И голубого этого там было бы чуть. Ты помнишь же! — он шутливо ткнул Энди в бок и крепче стиснул его руку. — Ладно. Ладно. Так и быть. Никакого голубого. Никаких зонтиков. Но я тогда накладываю вето на зеленый.
Он глянул по сторонам, сам не очень понимая, зачем, ведь открыто не одобрять их прогулки  все равно никто не решался. Посмотрел на Энди и невольно залюбовался. Он все еще не верил, что ему так повезло. Каждое утро, каждый день, каждую минуту, проведенную с Энди вместе. Слишком это здорово было, чтобы быть правдой.
Но ведь было.
— Ага. Еще как пора. Мой Форд не одобряет ночевок на улице, знаешь ли, — с ухмылкой сообщил Ал и выпутал пальцы из пальцев Энди только для того, чтобы секундой спустя по-хозяйски приобнять его за пояс и притянуть к себе ближе. Целовать он не решался даже сейчас, не хватало смелости, как бы сильно ни хотелось это сделать. Но вот так — так он мог.
Пускай все ханжи подавятся.

***

Контактные линзы сводили Ала с ума. Он не любил ни их, ни очки, и не носил ничего, несмотря на поставленную еще в семнадцать близорукость: она была не сильной, и он мог спокойно жить, не обращая на нее внимания. Только вот с годами зрение портилось дальше, и Ал, в очередной раз поймав себя на том, что щурится, пошел к офтальмологу. Очки он не любил больше, но обзавелся ими для чтения дома; для университета и работы он решился на линзы. Решиться-то решился, да только надевать их не умел. Вот и торчал полчаса, по-всякому пытаясь извратиться.
Не получалось.
Услышав снизу странный звук, Ал выпрямился. Услышав гавкнувшего Хана — оставил злосчастные линзы в покое и вышел на лестницу.
К осевшему Энди.
Алу на секунду показалось, что у него серде остановилось. Он слетел к Энди на одну ступеньку, перехватил за руки.
— Энди? Энди!
Энди был… будто в трансе, другого слова  не подберешь. И эмоциями его жгло нещадно. Ал сглотнул, совершенно не представляя себе, что делать. Вызвать "скорую"? А чтотон им скажет? Ударить, может? Вдруг Энди выбросит из этого состояния, чем бы оно ни было?..
Он не успел придумать ни единого решения: Энди очухался и посмотрел на него почти осмысленно, и Ал заново открыл в себе способность дышать.
— Слава Богу. — Он сглотнул комок в горле. — Господи Боже мой. Ты… хей, хей, стой…
Он вскочил и подставил Энди плечо, решительно отбрасывая собственные страхи и плохие воспоминания в сторону. Не время было сейчас. Сначала надо было привести Энди в порядок, паниковать можно будет потом, когда станет ясно, что все будет в порядке.
Ал довел его до гостиной. Усадив Энди на диван, он устроился рядом, взяв Энди за руку одной рукой и кладя ему на шею вторую, и заглянул ему в глаза.
— Все хорошо, окей? Тебе не о чем так волноваться, — успокаивающе говорил он, и сам делая так, чтобы буря эмоций Энди улеглась, перестала отдаваться в его собственном теле там и тут. Нежно, но решительно; скорее всего, заметно. Он не думал, как станет объяснять, если Энди задаст вопрос. Раньше он не хотел рассказывать — по разным причинам, но в первую очередь потому, что боялся признаться и быть отвергнутым. Сейчас все это казалось нелепым и суетным. Несущественным.
— Лучше? — тихо спросил Ал, убирая руку с шеи Энди, когда решил, что тот пришел в себя достаточно. — Сиди. Я пить принесу. Не смей вставать никуда, окей?
Он вернулся очень быстро — с двумя стаканами, потому что и у самого у него в горле тоже пересохло. Но сначала он проследил, чтобы напился Энди. Только отставив его и свой стаканы в сторону, Ал наконец спросил:
— Что это было?
Энди должен был знать. Ал был почти уверен. Он чувствовал в той буре страх, но знал, что страшно Энди было не за себя; чувствовал понимание происходящего. Ему самому понимания не хватало категорически.
Ал сцепил руки на коленях почти до боли, чтобы Энди не увидел, что его начинало колотить.
Он никак не мог сморгнуть встававшую перед глазами картинку из прошлого: ему десять, он спускается со второго этажа на кухню, а в кухне мама без сознания лежит на полу.

56

Обычно эти страх и беспокойство после видения еще достаточно долго Энди одолевали. Он давно научился абстрагироваться, но никак не в первые пятнадцать минут после. На Ала он посмотрел с удивлением. Отступало ведь. Почему? Фактор наличия обеспокоенного бойфренда? Бред.
Не важно.
— Телефон, — сказал Энди, проведя тыльной стороной ладони по губам. — Мне срочно нужен телефон.
Он осмотрелся, нашел взглядом свой мобильник, который обычно в этих местах и валялся, потянулся за ним на другой конец дивана. Прежде, чем пытаться объясниться, нужно было разобраться с увиденным.
Энди первым делом набрал номер телефона Ронни.
— Рон? — выдохнул он, жмурясь и потирая пальцами переносицу. — Слушай, вы когда в боулинг собирались? В пятницу? Не вздумайте. Я... Я про утечку газа там у них только что услышал, мало ли чего. Серьезно, Рон, я тебе в рожу вцеплюсь, если пойдете. Окей? Ладно, до встречи.
Первый пошел. Выдохнул. Не глядя на Ала, поднял указательный палец вверх, мол, подожди, еще не все. Следующим был номер Молли.
— Моллз? Позвони в газовую службу. В боулинге на Норд-стрит утечка. Да, блин, да. Рванет там. Видел, да. В пятницу как раз рванет. Я тоже позвоню, чтобы как-то шевелились побыстрей.
Второй пошел. Номер газовой службы же еще нужно было найти, да и звонить не прямо сразу — потому что Молли-то тормозить с этим всяко не станет, иначе просто забудет в противном случае. И он, и она об этом знали. Теперь же предстояло выдохнуть и как-то объясниться со своим бойфрендом.
Энди не привык к тому, что после видений достаточно быстро было легко. Это в голове еще надо было как-то тоже уложить. Действовал быстро по обзвону он ведь исключительно на выработанной годами инерции — сначала дело, потом все остальное. Сначала жизни надо спасать, есть такая работа даже за пределами непосредственной работы.
Он отложил в сторону телефон и откинулся на спинку дивана. Повернул голову к Алу — нужно было, чтобы глаза в глаза.
— Я... — начал было он, но тут же выпрямился и накрыл ладонью его руку. — Ты чего? Все в порядке.
Алан казался каким-то резко побледневшим. Энди со всем круговоротом мыслей и обрывочных воспоминаний от видения, не сразу сообразил, что, видимо, из-за него. На первый план выводилось теперь состояние Ала.
— Со мной все в порядке, — добавил Энди, сжимая крепче его руку. — Я не болен, ничего такого. Вот только... Черт, я даже не знаю, с чего тут начать.
Взгляд он все-таки опустил, понимая, что силы оставались только вот на то, чтобы не отпускать его руку. Снова появилась боязнь того, что Алан, узнав о его достаточно радикальном читерстве, благодаря которому отношения и состоялись, эти отношения решит резко оборвать. Только не отвертеться уже.
— Еще тогда, когда я не знал твоего имени, — начал он тихо, бездумно водя большим пальцем по коже тыльной стороны ладони Ала, — я уже знал обо всем, что между нами будет. То есть, не прямо обо всем-всем, но многие моменты, которые уже произошли или еще произойдут в будущем, я видел уже тогда. Когда только-только вытащил тебя из той церкви. О церкви я, кстати, тоже знал, но просто по факту, в отрыве от твоего существования.
Он замялся. Хорошо, что уже на диване сидел, иначе земля бы из под ног точно начала уходить.
— Сейчас на лестнице я видел взрыв в боулинг-клубе, куда мы с друзьями обычно выбираемся. И, вот, если газовая компания вовремя не среагирует, ты в пятницу же сможешь убедиться в том, что я сейчас не вру. Правда, это ни хера не смешно.
Оставалось самое сложное. Хотя, казалось бы.
— И, если ты решишь сейчас назвать меня каким-нибудь больным лунатиком и пойти собирать вещи, я пойму. Пойду и надерусь с Молли до зеленых чертей, конечно, но... Попробую понять.
Ожидание "вердикта" казалось мучительно болезненным.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

57

Ал на удивленный взгляд даже внимания не обратил — слишком переживал за Энди. Оглядывался вместе с ним в поисках мобильника, потом — ждал. Терпеливо, стискивая ладони крепче, чтобы не дрожать. Давить он не хотел, даром что успел себе придумать тысячу и один вариант того, что с Энди могло быть не в порядке. Что Энди говорил по телефону, он вроде слышал, но не слушал. Не был уверен не то что в том, что сможет повторить — что вообще его слова осознавал.
Он моргнул, сжал ладонь Энди в своих. Медленно кивнул, закусил губу, глядя на него. Слушал — на этот раз так внимательно, как только мог.
Смеяться ему захотелось почти сразу, несмотря на то, что это все и правда не смешно было. Но — в тысячу раз лучше, чем все воображенные им потенциальные ужасы. Не как было с мамой. Облегчение навалилось просто колоссальное.
Ал потянулся, не отпуская рук Энди, коснулся губами его губ.
— Ты меня перепугал до полусмерти, — выдохнул он, прижавшись лбом к его лбу. Заглянул ему в глаза, улыбаясь немного нервно. — Не денусь я никуда. Ты, может, и больной лунатик, но… ну, я тогда тоже.
Он отстранился чуть дальше, перехватил руку Энди так, чтобы сжимать его ладонь в своих обеих. Теперь надо было рассказывать самому; теперь, когда его попустило от беспокойства, сделать это было еще тяжелее. Но "а" он уже сказал, не сказать "б" было просто нельзя. И, в конце концов, чем дальше он будет тянуть, тем сложнее в принципе будет признаться.
Признаваться же было нужно. Энди ведь сказал, что у них есть какое-то будущее, Ал это услышал очень четко и ясно. И Ал не хотел тащить в это будущее такую недоговоренность. Особенно — теперь, когда знал секрет Энди.
— Я могу, — начал он и застопорился на секунду, подбирая слова, — чувствовать то, что чувствуют другие. И управлять этими эмоциями — чуть-чуть. Обычно я этого не делаю, не считаю, что это правильно, так играть с чужой свободной волей — и с тобой раньше не делал тоже. Только сейчас. Я не должен был, я знаю, просто так перепугался после твоего — не знаю, видения? Как это правильно называть? И… мне, в общем, хотелось сделать хоть что-то.
Ал облизнул губы, глянул на Энди беспокойно.
— Знаешь, я еще никого такого же не встречал. За пределами семьи. И не рассказывал никому никогда. Некому было. Сам понимаешь. И я, — торопливо добавил он, — правда не влезал раньше к тебе в душу. Ни разу. Клянусь.
"Разве что несознательно", — додумал Ал, но об этом уже решил промолчать. Во время секса он свои способности, например, все еще контролировал потрясающе плохо. С Энди — так и вообще никак: не мог и не хотел ни о чем другом думать. Может быть, и делился в какой-то момент собственными ощущениями. Вреда от этого всяко не было бы, да и, наверное, Энди бы даже не заметил. По крайней мере, пока не знал, точно не заметил бы. Сам Ал точно не пытался никогда размышлять, сколько в его удовольствии на самом деле чужого.
Он вздохнул и опустил голову, посмотрел исподлобья.
— Но если ты мне сейчас скажешь собирать вещи… Я с Молли надираться до зеленых чертей не пойду, конечно, но тоже попробую понять.
Ал слабо улыбнулся. Он был почти уверен, конечно, что никуда Энди его не выгонит. Энди знал, что такое — обладать подобным даром, и говорил, что у них есть будущее… Но пока "почти" было, Ал даже на секунду вперед загадывать боялся.
На всякий случай.[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]

58

Сначала Энди выдохнул от облегчения. Затем — тихо рассмеялся.
— Молли просто уржется, — сказал он. — Она просто, ну. Тоже такая же. Только с другими спецэффектами. Нет, если ты не хочешь перед ней палиться, я слова не скажу.
Это было как-то потрясающе невероятно. Во-первых, Алан не обозвал его действительно лунатиком. Во-вторых, еще и сам признание совершил. И на свои места встало то, как быстро после видения он смог оправиться. Задумываться о том, лез Алан или нет, он права не имел. Все-таки, их отношения, можно сказать, начались до того, как вообще начались. С той путаницей, в которую он попал, когда не мог отличить свои настоящие ощущения от тех, которые должен был испытать в будущем, там с влиянием, наверное, совсем поехать можно было.
— Короче, никто никакие вещи собирать не идет, — решительно сказал Энди. — И, так. Вот сразу. Я не буду тебе рассказывать, что я уже видел.
Он приподнял брови, прямо глядя на Алана. Пусть хоть для кого-то сюрпризом будет. Он и Молли никаких деталей обычно не рассказывал. Даже не потому что было слишком личным. Просто как-то неэтично таким делиться. Да он и сам ведь знал не все. Вот про способности Ала, например, сны ему ничего не рассказывали. Странная у них вообще была механика. Энди никогда не стремился пытаться ее понять.
И уж тем более не собирался рассказывать про свадьбу. Вот, например, он сам понятия не имел, каким образом будет делать хреново предложение. И вообще — он ли? Он помнил только, как должен был зверски из-за этого волноваться. Способность, все-таки, давала ему простор для додумывания и попыток что-то придумать. Тем более что идея женитьбы его стремала в принципе — даже несмотря на то, что он уже знал о том, что это произойдет.
Энди сжал руку Алана в своей, переплел их пальцы.
После смерти Ли он действительно не думал никогда о том, что сможет ощущать себя счастливым с кем-то рядом снова. И до сих пор не мог полноценно утвердиться в мыслях о том, что это вот — оно как минимум надолго.
— Ты не лезешь в мои чувства, я рассказываю тебе только о возможных экстренных ситуациях, — добавил он. — Договорились?
Уточнить это было важно. Особенно теперь, когда в их отношения действительно добавилась такая вот откровенность.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]

59

Ал облизнул губы и засмеялся тоже. Еще и Молли. С ума сойти.
— Давай скажем ей чуть позже. Это не тот каминг-аут, на который я сейчас готов, — сказал он, отсмеявшись.
У него за последнее время и так было достаточно каминг-аутов, рассказывать кому-то еще за пределами семьи про свои способности он пока готов не был точно. К тому же с Молли они все еще были в невероятно странных отношениях. Ал привык периодически натыкаться на нее в кухне и к тому, что она — лучшая подруга Энди, и у него даже мыслей не возникало как-то пытаться эту ситуацию поменять, но желание проверить, в порядке ли его нос, в ее присутствии все равно нет-нет да появлялось.
— Окей, окей, — улыбнулся Ал. — Договорились. Я не спрашиваю и не лезу в твои чувства, пока ты меня сам не попросишь.
Спрашивать на самом деле хотелось ужасно, но… наверное, это было честно. И Энди, если подумать, уже сказал достаточно. Вряд ли он стал бы упоминать какое-то будущее, если бы у них его не было. А раз оно было, то Ал не против был пребывать в неведении и узнавать все по ходу развития событий, как нормальный человек. Он и так-то знал больше, чем нормальному человеку положено. Например, что Энди сейчас был не менее счастливым, чем он сам — а он был до одури счастлив этой перспективой, в которой не то чтобы сомневался. Энди умудрился дать ему то, в чем Ал сам себе много лет отказывал как в грешном и неправильном. Теперь ему сложно было понять, как он вообще мог так думать — и как вся католическая церковь может так думать до сих пор. Бог все-таки есть любовь, а не секс исключительно размножения ради.
Ал выдохнул и повернулся, обнимая Энди, прижался щекой к его щеке на пару мгновений. Теперь, когда Энди знал его секрет, кажется, последний из тех, что действительно могли бы сказаться на их отношениях как-то плохо, и мало того, что не отправил его паковаться и переезжать на кампус, так еще и сам оказался таким же… Это было потрясающе здорово.
— Но, — заметил он, — своими эмоциями я же делиться могу? Я, вероятно, уже так делал… нечаянно.
Ал ненавязчиво соскользнул рукой по спине Энди ниже.
— Могу гарантировать, что ты не пожалеешь. — Он потянулся сорвать у Энди поцелуй и одновременно съехал рукой еще чуть ниже, забираясь пальцами под кромку джинс — совсем чуть-чуть, так, чтобы коснуться кожи и передать нотки собственного одуряющего напрочь счастья и примешивающегося к нему смутного желания. — Можем даже… провести полноценный тест-драйв прямо сейчас. Если хочешь.
Ал улыбнулся. Настаивать он не собирался, готовый в любой момент убрать руку и просто посидеть на диване в обнимку. Но теперь ему страшно хотелось показать, до чего классно может быть с эмпатом.
Он ни с кем еще этим не делился вот так. Ни с кем не хотел делиться.
Ни с кем — до Энди.[icon]https://www.dropbox.com/s/3z2hjmmycnli8p2/cameron-monaghan-23-1.gif?dl=1[/icon][charinfo]<b>Алан Рирден</b><div>22 года, студент, сотрудник центра для трудных подростков со способностями к эмпатии и эмпатической мимикрии</div>[/charinfo][status]For now we see through a glass, darkly[/status][sign]Take me high and I'll sing
Oh you make everything okay, okay, okay ('Kay, Okay, Okay)
We are one in the same
Oh you take all of the pain away, away, away ('Way, away, away)
Save me if I become
My demons

Starset — My Demons
[/sign]

60

Против тест-драйва Энди точно ничего не имел. И доказать это решил сразу делом. Он подался вперед, одновременно с этим дергая Алана на себя и накрывая его губы поцелуем. Раз уж он после видения ощущал себя по-настоящему хорошо, то терять время не стоило. Более чем хорошо. Желание, едва возникшее, разгоралось так, словно небольшое пламя спрыснули керосином. На момент отстранившись, Энди толкнул Алана на диван, чтобы в следующий момент над ним нависнуть, мимолетом улыбнуться и снова коснуться губами губ, проводя языком по зубам, проталкивая язык внутрь.
Больше не имея за плечами никаких таких тайн, которые могли Алана испугать или отвернуть от него, закрепить такой вот успех было жизненно важно.

***
— Вот ты как Барби делал предложение? — спросил Энди Ронни, плюхнувшись на диван рядом с ним.
— Да как все, — пожал плечами Ронни. — Позвал в ресторан, заказал хорошего вина и подарил кольцо. Ты бы слышал, как она визжала! Потом мне еще говорила, что была уверена в том, что я предложение сделаю только если она залетит.
— Банально, — вздохнул Энди.
— И что? — спросил Ронни. — Нам подошло. Если ты хочешь изъебнуться, ну...
— С чем он хочет изъебнуться? — спросил Джесси, подходя.
— Да, по ходу, Алану предложение делать собрался, — ответил Ронни за Энди.
Джесси стиснул зубы. Затем опустился на диван по другую сторону от Энди.
— Серьезно? — спросил он.
— Я просто пока об этом думаю, окей? — Энди выставил перед собой руки, приподнимая брови. — Давайте вот без этого всего, ладно? Чтобы без подъебов и прочей херни типа "ну давай, скажи, кто будет шафером".
— А кто будет шафером? — тут же спросил Ронни.
— Да блять! — выдохнул Энди.

***
Энди сломал себе всю голову о том, что бы он такого оригинального мог придумать. С оригинальностью, увы, у него были большие проблемы. С уверенностью в том, что он не торопит события — тоже. Но они с Аланом отлично уживались под одной крышей, ему сложно было уже представить, что когда-то было иначе. И если бы не сны, он бы в жизни не подумал о том, что надо делать какое-то предложение и играть свадьбу. Потому что им ведь необязательно было расписываться, чтобы знать, что они друг друга любят и всяко еще долго будут вместе.
С другой стороны, брак давал определенные преимущества. Со страховкой всякое, да и с имуществом. И если что-то вдруг случится, например, на работе у Энди, его, как члена семьи, в первую очередь поставят в известность. Энди, думая об этом, невольно вспоминал о Ли.
Но нельзя было просто так взять и сказать "слушай, а давай узаконим отношения". Надо было это как-то обставить.
Энди спустился вниз с утра, коротко коснулся губами щеки Алана, вытащил стакан из сушилки. Он полез в холодильник за соком, затем прислонился к столешнице.
— Вечером сегодня не задерживайся, ладно? — попросил он, стараясь выглядеть как можно более спокойным. — Я сегодня готовить буду. Ужин, все такое.
С учетом того, что даже когда жил один, Энди готовил себе только простые блюда, такое вот поведение должно было быть весьма знаковым.
— Ладно? — Энди улыбнулся. — М, блин, — тут же оборвался он, глянув на часы, — я погнал уже. Есть еще в городе дела.
Кроме похода в зал, еще нужно было забрать из ювелирного заказанное кольцо.

***
Готовить выходило хреново. Просто отвратительно плохо. Мясо в духовке покрылось зажаристой корочкой, но внутри было совершенно сырым. Пока Энди резал овощи для овощного салата, он два раза порезал палец. Хотел еще сделать какой-то десерт, но после приключений с овощами решил, что рисковать не будет.
Вытащив мясо, Энди ушел в гостиную. Ни о каком самостоятельно приготовленном ужине уже речи не шло. Он вздохнул, потянулся за телефоном. Набрал номер пиццерии. Нет, под пиццу он точно предложение делать не собирался, но о еде нужно было позаботиться в любом случае.
[charinfo]<b>Энди Мейсон</b><div>29 лет, пожарный со способностью к предвидению</div>[/charinfo]


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » (AU) Who Are You, Really?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC