FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.04.05 Knockin' On Heaven's Door


2015.04.05 Knockin' On Heaven's Door

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Knockin' On Heaven's Door


В эпизоде:
5 апреля 2015;
квартира Линдси Коэна

В ролях:
GM as Chris, Leonhard Cohen

К месту жительства ныне покойного священника Линдси Коэна является блаженный. Блаженный несет несет какую-то несусветную чепуху. Вот только чепуху ли?

2

Пальто было теплым, хотя и вытертым, сильно поношенным. Губы Криса дрогнули в бледной улыбке, когда он взглянул на бездомную женщину, отдавшую ему это пальто. Зубы только стучали.
— Сп-пасибо, Банти, — сказал ей Крис, с трудом вспоминая имя, которое она назвала, когда они столкнулись...
Где? Где он с ней столкнулся? Крис наморщил лоб, пытаясь вспомнить. Было темно. Темно и очень холодно. Стены шершавые, мороз под больничную робу, порванную на колене. Нет, обстоятельства он напрочь забыл. На какой-то момент Криса это напрягло, заставило что-то дернуться внутри, но в следующий он снова привычно погрузился в водоворот чужих мыслей. Только на автомате снова и снова повторял одними губами адрес, который врезался в подкорку его сознания.
Крис зажмурился, кутаясь в пальто.
Банти собьют через две недели на трассе. И никому не будет до этого дела.
— Остерегайся желтых машин, ладно? — сказал Крис женщине, а затем протянул к ней руку и провел кончиками пальцев по свалявшимся волосам, вылезавшим из-под шапки.
"Мы безумны Христа ради, а вы умны во Христе", — мысленно цитировала Банти по памяти. Криса пробило дрожью. Ему пора было идти. В его памяти всплыло имя, которое он так старался ни в коем случае не забыть.

Линдси. Линдси. Линдси. Крис зацеплялся за имя, повторяя его то про себя, то вслух, безуспешно стараясь отстраниться ото всех голосов, врывающихся в его сознание, переворачивающих и бередящих душу.
Мысли того человека — очень злого человека — оказались слишком яркими. Крис не помнил, о чем именно еще думал злой человек, но вбил себе в голову имя и адрес. Линдси, значит, был врагом злого человека? Да? Если так, то только к Линдси Крис мог обратиться. Да даже если не так — у него просто не было других вариантов.
"Почему он не перезвонил? Неужели так сложно?"
"Нашпиговать индейку и забрать Томми из плавательной школы".
"Эта ебаная сука не отожмет у меня полдома, ладно дети, но я ради этого дома..."
"Как же хочется курить".
— Как же хочется курить, — повторил Крис вслух, проводив взглядом паренька с огромными наушниками на голове.
Линдси. Адрес.

— Если "Спартанцы" проиграют, я не буду встречаться с Донни, — бормотал Крис, поднимаясь по лестнице. — Я же не совсем с дуба рухнувшая, чтобы свой статус в школе понижать. Хотя, он красавчик. О, Боже, Марша, мне насрать на твое новое платье. Он хочет развода. Он точно хочет развода. Боже, что мне делать? Я умру, если он попросит...
Крис замолчал, подняв взгляд и увидев номер квартиры, к которой шел. Что он собирался делать?
— Линдси, — сказал Крис вслух.
А затем, затянув руку рукавом пальто, забарабанил в дверь.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

3

Прожив в этой квартире десять дней, Леон поскреб переносицу и с деловитым видом заявил западной стене:
— Знаешь, дружок, тебе и твоим камрадам не помешал бы косметический ремонт. Ничего личного, ваш внешний вид вполне устраивает нового хозяина, да и тот факт, что дом сам по себе до сих пор стоит, тоже заслуживает в определенной степени похвалы. Но ты на себя давно смотрел?
Цвет стен апартаментов Линдси был приемлемым и внимание Леона ни за что бы не привлек, если бы не одно обстоятельство: всю последнюю неделю в его жизни отсутствовали, за редким исключением, какие-либо события кроме работы. Временами звонил Сет. Временами они даже виделись лично. Но деятельному Леону было крайне необходимо девать себя куда-то еще. Йонссона следовало на время оградить от собственного общества — уж хотя бы затем, чтобы тот, психанув, не покинул жизнь младшего Коэна.
Разговор со стеной происходил за чашечкой кофе (нынче утром получилось сделать отличный латте!). Лениво почесывая голеностоп, Леон делал маленькие глотки. Стена наказывала Коэна безразличием. Он саботировал, читая книжку, найденную на одной из многочисленных книжных полок в спальне Линдси. Судя по слогу и частому упоминанию Иисуса, это была католическая библия. 
— Серьезно, Лин, как ты это читаешь? — Леон закрыл книгу, положив ее на пол. — Точнее, читал.
Может, после покраски стен заняться сравнением переводов библии на разные языки?
Услышав громкий стук в дверь, Леон вздрогнул, подскочив на кровати. Проверил телефон — но нет, звонков и сообщений от Сета не поступало. Да и никому он сегодня не был нужен. Открывать дверь Коэн не торопился. Вслушиваясь в частоту ударов и высчитывая в уме ее амплитуду, он пытался понять, на кой черт кому-то понадобилось так срочно ломиться в квартиру.
— Сосед снизу, что ли, пожаловал? — спросил сам у себя Леон. Удары не прекращались. — Ну ладно, ладно. Иду! — крикнул он, перевязав тесемки домашней рубашки. Сняв петлю с двери, он открыл ее и напоролся взглядом на одного из самых чудаковатых людей, какие только попадались ему за последнее время. В правой руке Коэн держал библию.
— Приветствую! Ты сосед снизу? Сверху? Ай, не суть важно. Я что, где-то что-то где-то нарушил? Вроде ванну не принимал, шумных компаний не звал, — вспомнив о старых-добрых временах, Леон как-то подкис. — М-м-да. Не жизнь, а сплошная малина. А? А, да, извини, я задумался. Знаешь, раньше такие вечеринки закатывал — здорово было, уже через час приезжала полиция. Чем я могу помочь? Выглядишь ты... хреново. Чаю хочешь? — Леон потянул нежданного посетителя за рукав внутрь квартиры и довел до кухни, где усадил за стол. Библия легла на стол. Леон перебирал содержимое шкафов. — Так что, может, чаю? Или может быть кофе? У меня еще "Егермейстер" под кроватью завалялся. Если хочешь, откроем.
Леон обернулся к гостю и улыбнулся ему.

4

Сосед? К кому? Крис обернулся, помотал головой, но не увидел никакого соседа. Тогда он тряхнул головой же, пытаясь прогнать из нее все эти голоса.
"Может ли быть аппендицит у младенца? О, Боже, я плохая мать, наверное".
— Может, — ответил ей эхом Крис, не зная вообще ничего ни о болезнях, ни о младенцах. Ни о плохих матерях.
Дверь распахнулась и перед Крисом возник человек. Очень цветастый человек. Крис широко распахнул глаза, пытаясь поймать и запечатлеть в памяти все цвета. Он снова упускал что-то важное. Так и упустил бы, если бы взглядом не выхватил Библию. Слово Божие Крису было хорошо известно. Одна из женщин в больнице постоянно читала ему Библию, хотела, чтобы он научился концентрироваться посредством строк Священного Писания.
— Линдси? — спросил Крис тихо, сипло как-то, прежде чем его втащили в квартиру.
Следом он начал озираться, пытаясь уместить в голове все, что видел. Стены подъезда слишком резко для него сменились приличной обстановкой. Да он не видел приличных обстановок с самого... детства? Да, с детства.
Крис задумчиво почесал щеку. Он не знал, что такое "Егермейстер", но смутно представлял, как себя вести, когда тебе что-то предлагают.
"Кристофер, ты будешь чай?"
"Да?"
"Да, спасибо", Кристофер".
"Да, спасибо", Кристофер?"
— Да, спасибо, Кристофер, — сказал он вслух, кивая головой цветастому человеку.
С апрельского холода в теплой квартире в пальто оказалось жарко. Крис опустился за стол, попутно стаскивая с себя пальто и, словно загипнотизированный, глядя на Библию. Пальто съехало по спинке стула, Крис остался в одной больничной пижаме. На цветастого человека он поднимал взгляд, уже ничего не выражающий. Всем, что помнил Крис, на чем сосредотачивался несколько дней подряд, было найти Линдси.
— Линдси? — спросил Крис, по-птичьи склоняя голову набок. — Я ищу Линдси, — он говорил медленно, зато осознанно, по крайней мере, вспышками сознания где-то надеялся на то, что кажется таким же, как и все.
Он ведь не отличался от окружающих. Две руки, две ноги, два глаза. И совершенно те же мысли, что и у всех, в голове. Потому что в его, почти пустую, они и транслировались, но Крис был таким же.
— Мне нужен Линдси, — еще раз сказал Крис, опуская ладонь на Библию и проводя подушечками пальцев по переплету. — У меня есть адрес Линдси и мне нужен Линдси. И какая разница, выиграют "Спартанцы" или нет? Я всегда могу с ним тайно...
Крис зажмурился и резко ударил себя раскрытой ладонью по виску. Иногда прочистить мозги это помогало. Только ненадолго. Но теперь, когда Крису нужна была помощь, ему нужно было концентрироваться изо всех сил, даже несмотря на то, что фильтровать свои мысли и голоса в голове он постоянно не мог.
— Ты не Линдси, да? — спросил он, едва сощурившись и со всей возможной для него внимательностью вглядываясь в лицо цветастого, которого иначе окрестить в голове уже не мог — начинал устанавливаться триггер.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

5

Выглядел посетитель странно. Леон не сразу это понял, а когда до него дошло, он улыбнулся еще шире.  Хлопнув руками, он привычно тряхнул густой шапкой волос на голове и еще раз окинул странного гостя критическим взглядом от макушки до кончиков его ботинок.
Ни о чем конкретно Леон не думал. Краем мозжечка он на чувственном уровне ощущал необходимость позаботиться о том, кто выглядит куда более неординарно, чем он сам. Одежда гостя явно нуждалась в стирке. Да и его самого не помешало бы как следует облагородить, поезжив по телу мочалкой с мылом.
— Желание гостя — закон, как говорится в этом доме! — Леон отвернулся, протянул руку и включил одну из конфорок электроплиты, поставил туда турку с бронзовым отливом, налил в нее воды. 
Линдси не переставал удивлять. Сначала шикарные, по меркам самого Леона, квадратные метры, которые вполне могли вместить среднестатистическую канадскую семью из трех человек, потом собрание самых разных изданий Библии на полках из дорогого дерева, а теперь вот это — электроплита с сенсорными конфорками вместо привычного электрочайника. И это Коэн еще в шкафах не рылся.
— Кристофер? — повторил Леон. — Это твое имя — Кристофер? — Не дожидаясь ответа, он продолжил. — Знаешь, Кристофер, мне в голову пришла гениальная мысль, точнее, деловое предложение. Ты выглядишь так, будто протащился по двум континентам в этих шмотках. При всем желании, они выглядят неплохо, но их не мешало бы простирнуть! И тебя тоже. Помыть бы не мешало. У меня тут душ такой — закачаешься! И гель для душа с сандалом. Хе, — Леон усмехнулся. Линдси удивил его еще раз.
— Смотрю, тебе приглянулась эта вещь? — Коэн кивнул на Библию и вернулся к приготовлению чая. Снял турку с плиты, налил воду к большую черную чашку с голубоватой изнанкой, бросил туда пакетик заварки с бергамотом. Пододвинул чашку гостю.  — Вот, держи. Сахара тут не водится, так что извини. Так вот, насчет Библии. Линдси?
Леон моргнул. В груди противно заныло. Где раньше были его уши? Этот странный парень только и твердил, что имя его старшего брата. А голова опять была занята другим. Чтобы избежать приступа самоедства, Леон приказал себе опять ни о чем не думать.
— Ты удивительно догадлив, друг мой, — на сей раз улыбка вышла скромнее. Леон облокотился на стол, сцепил пальцы, внимательно смотря на гостя. — Я Леон. Его младший брат. — Он глубоко вздохнул. — Никогда бы не подумал, что сообщать эту новость будет труднее, чем капралу, но... он умер. Его убили. Почти месяц назад. У маяка Самбро. А я... — уголки губ приподнялись. — А я отправил на тот свет тех, кто убил его. По крайней мере, не хочу в этом ошибаться. — Два внимательных взгляда встретились. О стирке и душе для гостя Леон почти забыл. — Я, конечно, не Линдси, но я тоже могу тебе помочь. Мне только нужно знать, чего ты хочешь.

Отредактировано Leonhard Cohen (04.06.2015 14:04:45)

6

— Леон, — повторил имя цветастого Крис.
Не Линдси. Он обхватил обеими руками горячую кружку. Физические неприятные ощущения от соприкосновения с горячим возвращали к реальности. В больнице ничего совсем горячего ему не давали. Или острого. Крис не помнил, когда в последний раз видел какие-то предметы, которыми мог бы сам себе нанести вред, чтобы отвлечься на физическое от голосов в голове и картинок, что во сне, что наяву.
Горячий чай обжигал горло. Крис поморщился. Вкуса он практически не чувствовал, больше сосредотачиваясь на температуре.
— Линдси умеет удивлять, — сказал он, не отделяя чужие слова от мыслей и реагируя на все в равной степени.
Линдси умеет удивлять и Линдси умер. У маяка Самбро. В голове что-то с этим связанное вертелось, противно зудело на периферии, но никак не ловилось за хвост за общим гулом доносящихся от других людей на этаже мыслей.
— Трое, — проговорил Крис. — Отродья. Он приходил каждый день и думал так о них обо всех. Отродья самого Дьявола. Обо мне тоже. Но я знаю "Отче Наш", я говорил ему, как говорила мне сестра Данкан. Дьявола можно изгнать лишь молитвой, Кристофер, а имя ему — Легион.
Голос девочки-подростка в голове не был похож на дьявольский. Да Крис и не понимал самого смысла религии, чертей и божеств: он только повторял то, что ему вбивали в голову чаще всего.
Крис убрал одну руку от чашки и протянул ее к Леону, схватился за запястье его руки. Если Леон может помочь, ему можно рассказать.
— Он был очень злым, — начал Крис, подаваясь вперед и вторую руку крепче прижимая к чашке. — Когда не получил того, что они искали. И когда понял, что мертвы. Но он хотел молиться за них, — Крис суматошно кивнул головой. — Молиться, потому что они погибли за его дело. За то, что правильно. Священная война. Но трое у маяка — им не было бы места на ковчеге Завета. Как и ангцу, жертвенному, Теодору. Он хочет, чтобы мы поняли и сплотились против них. Он шлет послание миру.
Физический дискомфорт переставал помогать. Голос обеспокоенной женщины с младенцем становился сильнее, заполоняя сознание и перемешиваясь с голосом девочки-подростка.
Крис выдохнул, выпустил руку Леона и откинулся на спинку стула.
"Нужно показать его врачу. Джилли на форуме ведь писала, что у ее сыночка была кишечная инфекция, может быть и у моего... Эта Кэссиди такая шлюха, а у меня ведь волосы гораздо лучше, чем у нее".
— Кэссиди — шлюха, — доверительно сказал Крис, глядя на Леона. — А ты ведь и правда их убил.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

7

Леон мотнул головой и всмотрелся в гостя повнимательнее. Он предпочитал не думать в принципе, ровно до тех пор, пока в том не возникает необходимость; пока его собственной жизни не угрожает ни один проклятый мужик с оружием или тот, что слегка подгорел в спальне его старшего брата. Так было лучше для всех. Кроме того, Леон подозревал о существовании в Галифаксе телепатов и предпочитал поостеречься от вооружения их своими мыслями. Мало ли что могло из этого выйти. Собственное подсознание было для самого Леона все равно что лесные потемки.
Всегда лучше спрашивать вслух!
Еще  Леон не очень понимал, хотя изо всех сил пытался, постичь смысл слов загадочного незнакомца. Пока в них было больше поводов для новых и новых вопросов, чем намека на ясность.
— "Он"? "Отродья дьявола"? Ты про Линдси сейчас говоришь?
Лучше бы речь шла о Линдси. Пожалуйста, блядь.
Потому что если нет — все очень и очень хреново.
Леон открыл рот для очередного вопроса, но был застигнут врасплох. Он вздрогнул от неожиданности; все тело от головы до ног прошил кратковременный, но интенсивный разряд страха.
— Я все еще откровенно в душе не ебу о чем ты мне толкуешь, парень, — сообщил несколько обескураженный Коэн. Запястье из рук странного гостя он вызволять пока не стал, и отложил это намерение подальше. Вряд ли незнакомец (Кристовер?) окажется мобильнее, чем от него ожидают и вонзит нож в спину Леону раньше, чем тот успеет огреть его библией по голове. Обрывок мысли мелькнул в подсознании и тут же пропал. Леон пожевал губу. — Но я постараюсь понять, если это имеет отношение к Линдси. К Линдси твоя информация имеет значение? А, парень? Ты Кристофер? Или как там тебя...
Слишком много вопросов. Леон свободной рукой сжал чужое запястье, наклонился, смотря незнакомцу в глаза прямым взглядом. Он научился ему у Маршала. Тот мог не мигая смотреть в глаза другому человеку дольше пяти минут.
— Я их убил, — эхом повторил Леон и все чувства, испытываемые им в момент убийства, заполнили пространство кухни. Свет померк, глаза незнакомца стали как будто меньше и виделись более размытым пятном, даже чай отдавал запахом запекшейся крови. Перед мысленным взглядом Леона появилась и вмиг сгинула картина корчащегося на кровати его брата фигура. — Я никогда этого не делал раньше. Но убил. И мне страшно.
Даже Сету он бы ни за что в этом не признался и дело было отнюдь не в нежелании показывать свою слабость.
— Мне страшно, что это может понравиться мне, — сказал Леон. Он глубоко вдохнул и выдохнул. — И чтобы этого не произошло мироздание послало тебя, да? Говори. — Он ощутимо тряхнул запястье гостя, но тут же погладил его грязную кожу. — Говори больше. Что происходит? Чем я могу помочь? Только давай без этих разговоров о дьяволе, окей?

8

Крис замотал головой, безуспешно пытаясь отогнать от себя мысли Леона об убийстве. Он знал точно — одна из заповедей гласила "не убий". Он не видел противоречий в Библии, ему не хватало своего сознания на то, чтобы что-то обдумывать. Но от этих мыслей ему становилось страшно.
И начинало потряхивать.
— Прекрати, — сказал Крис. — Прекрати об этом думать. Пожалуйста?
Мать и девочка-подросток отошли таки на задний план, потому что Леон успешно перекрывал. Крис схватился за кружку с чаем и сделал несколько крупных глотков — его глотка пересыхала.
Один человек горел. А затем был выстрел. Страшно, да, но и будоражит? Ой как будоражит.
— Может или уже? — спросил он на удивление отчетливо.
На удивление: для самого себя. Крис не умел нормально отгораживаться, но умел кое-как подстраиваться под человека, который заполонял его сознание.
Цветастый Леон не был Линдси и был бездуховен. В Крисе все еще была сильна составляющая мыслей людей, настроенных духовно и агрессивно.
— Отродья, — повторил Крис, начиная раскачиваться из стороны в сторону. — Линдси, Колин, Теодор, Джина. Кристофер. Ленни. Валентин. Многие, среди нас. Бог усмотрит Себе ангца для всесожжения, сын мой. И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего.
Крис провел языком по пересохшим губам. Он не был в той церкви, где агнец был сожжен, но ассоциативно от горевшего на постели человека, вспоминал о том, что происходило еще раньше.
— Ему нужен был список, — продолжил Крис, прикрывая глаза. — И он отправил последователей своих к тому, кому не оказалось бы места на ковчеге Завета, но они не вернулись. Ему нужны поставщики, потому что он не может один отследить их всех. Я не хочу туда возвращаться.
То, в чем Крис был уверен еще более однозначно, заключалось в нежелании возвращаться не только туда, но еще и в клинику. Не после того, как в его голове побывали более структурированные мысли, от которых не так болела голова, несмотря на то, что из было значительно больше.
Крис положил руку на Библию.
— Я не вернусь, — сказал он. — Но они придут за многими из нас раньше. Я видел, — он поднял руку, постучал кончиками пальцев по своему виску. — Ибо земля наполнилась от них злодеяниями. Я не вернусь, нет.
А затем он потерял мысль и потерялся в пространстве: Крис, добравшийся до места своего назначения, начал забывать его, как больше не имеющее значения. Цель достигнута — что дальше, не ясно, пауза, перезагрузка системы, Крис завис.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

9

Леону оставалось лишь догадываться о том, насколько сильное влияние он оказывал на Кристофера (предположительно, но фиг с ним, пускай будет так назван). Обрывки его мыслей, всего лишь крошечные клочки образов, пережитых ранее и врезавшихся в память с настойчивостью и мощью топора, рассекающего кору дерева, похоже впечатлили незваного гостя куда больше, чем можно было ожидать. Леон считал себя человеком достаточно свободных нравов, развязных привычек и абсолютно неспособным на мыслительный процесс вне рисковых ситуаций, но, похоже, по последнему пункту он сейчас крупно скосячил.
Кристофера крыло.
— Прекратить? Дьявол, я не хотел думать, — почти извиняющимся тоном произнес Леон, буравя Кристофера взглядом, как будто пытался постичь то, что находится внутри его черепной коробки. — Правда, я не хотел. Извини. Больше мыслей ты от меня не услышишь.
Подумать, как назло, было нужно много о чем. Леон изо всех сил старался не нарушать данное обещание. Он знал этого замарашку от силы пятнадцать минут, а уже считал себя ему (чуть-чуть) чем-то обязанным!
Услышав вопрос он вздрогнул. Рефлексы сработали быстрее. Начавшая было формироваться мысль о противоречивости незаконного бытия над крайне светским сознанием была убита им в зародыше; вместо нее через рот заговорили потаенные желания, подавляемые не хуже, чем необходимость думать всерьез:
— Уже. — Леон проморгался, даже дыхание задержал, насколько смог. Не хотелось признаваться себе в том, в чем он только что признался. Убивать людей — плохо.
И дело здесь вовсе не в Боге.
Помимо своей воли он снова вспомнил тот момент. Тело, летящее с лестницы, звук выстрела, ошметки кожи на ступенях... лицо лысого мужика, встретившегося им с Сетом. Помотал головой. Нет, это никуда не годится. Кристофер просил не думать об убийствах, и Леону тоже будет гораздо спокойнее, если он о них думать не будет.
Не будет, не будет, не будет!
Кристофер качался как стрелка в метрономе, Леон жадно его слушал. И начинал злиться. Как тут не начнешь думать, когда прямо к тебе в мозг с напором струи из брандспойта стучатся одно за другим важные сведения? 
—  Передать, передать, срочно передать Маршаллу! — Леон высвободил свое запястье, помчался искать любую бумажку, ручку, карандаш — что угодно. Маршаллу нужно сказать, это прояснит... что? Ни одной письменной принадлежности. Телефон в другой комнате. Леон вернулся к Кристоферу, забрал из его рук кружку, сунул туда палец и разводами от кофе принялся выписывать на столе перечисленные им имена.
— Линдси — мертв, Колин... уж не Колин ли это Уоттс? — мертв, Теодор... хоть убей, тут я ничего не знаю, надо запрашивать. Мертв? Джина... рядом с Линдси было найдено еще два тела, и один из них — Колин? Тогда девушка — это Джина, и она тоже мертва. — Леон вздохнул. — Остальных я не знаю. Так, ладно. Хрен с ними. Агнец для всесожжения? Это не тот ли духовный сан, что в церкви сгорел? Так, предположим пока, что так оно и есть. Тогда... блин, как же его имя-то было? Список. Так-так, список. Что-то связанное с распространением какой-то наркотической фигни. Лысый мужик! Лысый мужик, Кристофер!
Леон потряс его, но не похоже было, что ответа можно было добиться сразу. Тогда Коэн нарушил свое обещание и изо всех сил принялся думать об этом лысом мужике. О страхе, который на миг испытал, встретившись с ним взглядом.
Если ему повезет, он найдет связь этого лысого мужика со смертью Линдси.

10

Крис замер. Он и дышать начал тише. Понять, почему ему страшно, Крис больше не мог. Как и не знал причин, по которым убивать ни людей, ни соседских собак нельзя. Нельзя ведь — и все. Доказывать ничего тут не надо. Поэтому страшно? Да тоже нет. Крис не то чтобы не любил разбираться в подселявшихся к нему ощущениях — не умел и не успевал.
А структуры в голове Леона было не на много больше, чем у некоторых людей, с которыми долгие годы Крис был закрыт в лечебнице. Только тут он был один на целый дом относительно последовательно мыслящих, а там — наоборот.
Что его пугало, Крис понял. Правда, совсем не сразу.
— Он злой, — проговорил Крис. — Карлос — очень злой человек, а старик, — вспоминая о Карлосе, Крис и некоторые выражения, которые или шли от него, или касались его, перенимал, — старик считает его цепным псом, которого когда-нибудь придется пристрелить. И он терпеть не может работать со всякими щенками, которые не могут даже за себя постоять.
Крис помедлил, глядя куда-то в одну точку. В памяти всплывало всякое. Слишком обрывочно, чтобы можно было даже примерный паззл в сознании собрать.
— И язык за зубами держать не в состоянии, — в голосе Криса появилась легкая хрипотца. — Бесполезные фанатичные выродки, не многим лучше этих тварей сверхъестественных. Эй, он соображает вообще? Понимает чего-нибудь? Свернуть бы тебе шею, как куренку.
Крис потер шею — нервно и на автомате. Более травмирующими были мимолетные воспоминания о Карлосе — якорились с несколькими ударами армейским сапогом под ребра. Ненависти в Карлосе хватило бы на трех таких Карлосов — и еще бы осталось. Ярче его злых мыслей были только уговоры не думать о жене и дочери тогда, когда он приходил к Крису.
За своими смазанными и дергаными воспоминаниями Крис практически не слушал того, что Леон говорил. В его сознании обрывки своих и чужих мыслей сбивались в нечто хаотическое и очень отвлекающее от происходящего за пределами. То есть, где-то в жизни, в настоящей жизни.
— Лысый мужик — не Кристофер, — проговорил он, запуская пятерню в свои волосы, сальные и свалявшиеся, но присутствующие. — Лысый мужик — злой мужик, — добавил он так, будто это могло быть взаимосвязано. — Очень злой, вот только... — тут что-то не вязалось, потому Крис нахмурился. — Только не убивал никого. В последнее время не убивал.
В отличие от Леона, который не казался Крису страшным. Тут уже — в отличие от Карлоса. Скорее всего, потому что непосредственно Крису Леон ничего не сделал, даже мысленно не так травмировал. И все же перевес отношения Криса был очевиден, что такое хорошо, а что плохо — стиралось, понятия подменялись.
Желудок свернуло спазмом. Когда он в последний раз ел, Крис тоже не помнил.
— Время обеда еще не?.. — он сосредоточенно нахмурился — не перескакивать с одного на другое было слишком сложно.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

11

Леон надеялся обнаружить в голове нового знакомца хотя бы остаточные сведения о лысом мужике, с которым его не так давно свела судьба при личной встрече. Годилось любое воспоминание, слова, приходящие на ум при мыслях о нем, что угодно. Конечно, вряд ли от Кристофера (?) можно было ожидать многого — не в форме был парень; ему бы помыться, переодеться, поесть, наконец.
Он бы не обиделся, закончись его старания неудачей. Кристофер (?) вполне мог за вереницей образов, постоянных информационных потоков, стучавшихся в его мозг чаще, чем университетский сосед в душ в пятом часу утра, ничего не вспомнить. Его нехило крыло ощущениями, идущими непосредственно от него, Коэна. Леон это видел и осознавал на уровне интуиции, инстинктов — ведь обещание не думать с него никто не снимал, а самому делать это пока что тоже не очень хотелось.
Но Леон не был бы Леоном, если бы ему чертовски не везло.
Кристофер, видимо, определившись со знаменем визуального маяка, пришвартовался мыслями к лысому мужику и Леон узнал его имя. Предположительное имя, но это было хоть что-то. Круг поиска сужался. Лысых Карлосов в мире много, но немногие из них способны избежать всевидящего ока камер наблюдения в Галифаксе. У Леона уже начинал созревать план организации рандеву с Карлосом, вот только Крисоферу (?) о том знать не стоило.
Коэн занимался тем, что по своей воле делал крайне редко — даже реже, чем распиливал напополам последнюю модель айфона (которую, само-собой, предварительно экспроприировал во время прогулки по району), подражая недавно увиденному мему про разведенную пару — то есть, молчал и слушал.
Картина происходящего постепенно прояснялась. Карлос (?) был знаком с Линдси — косвенно или лично, но об этом можно узнать и потом — и очевидно что-то от Линдси ждал.
Был в этой истории и какой-то старик — если верить интонации Кристофера (?) тип крайне неприятный, раздражительный. Интроверт восьмидесятого левела. Принцесса на пенсии по инвалидности.
"Интересно, а если пристрелить сразу этого старика — жизнь в Галифаксе наладится?"
— Лысый мужик — злой мужик. Очень злой, — задумчивым эхом откликнулся Леон. У него пока не было ни одной идеи, куда стоит двигаться дальше. Ему требовался Маршалл и тишина, а пока Кристофер (?) заседает на его кухне, то разговор пока пришлось отложить. — Слушай, Крис, а про Линдси что знаешь? Ли-и-ндси. — Леон сосредоточился на своих ощущениях, воспоминаниях о брате. Ему позарез нужно было понять место Линдси во всей этой истории. — Ну, его отношения с тем лысым мужик... Карлосом. Линдси и Карлос? Линдси и тот старик?
Куда ни плюнь — везде чувствовался вкус убийства. Металл на языке. Красный шарф, валявшийся где-то в спальне. Половина трупа, закопанная в могиле старшего брата.
— Нет, ну приехали, — протянул Леон обиженно, будто оскорбленный в лучших чувствах. — Как будто я прям жаждал это делать! По своей воле будто бы их убивал. Ага. Ага. Да. Да, конечно. Во всем виноват Ле... во всем, в общем, я виноват. Убил мужика, который угрожал мне способностью, который выморозить меня хотел! Уничтожить! В целях самозащиты я убивал. В целях самозащиты. — Леон обернулся на Кристофера (?).
В животе как назло заурчало.
Чертова солидарность тел.
— Жрать. Принимать пищу. Так. Момент.
Порывшись по шкафам Леон обнаружил пачку риса и овощи. В морозильной камере обнаружился кусок настоящей свинины. Леон вытащил ее и задорно подмигнув, покрутил ею около лица гостя и отсалютовал как шляпой.
— Жрать скоро будет готово, — Леон поставил на плиту порезанное мясо, вымыл руки и отложил нож в посудомоечную машину. — А теперь, друг мой Кристофер, мы пойдем мыться! Вставай. — Коэн под белы рученьки сопроводил его в ванную комнату, заставил влезть в душевую кабинку и раздеться. Закрыв двери кабинки, Леон сообщил, чтобы Кристофер (?) орал, если ему потребуется помощь.
Ну или Леон его сам помоет. А это редко когда заканчивалось хорошо.

12

Крис не помнил того времени, когда в его голове не звучало чужих голосов. Они жужжали постоянно, лишая его возможности мыслить самостоятельно. Он был слепком тех, с кем находился рядом. В лечебнице — мысли шизофреников. Какое-то время Крис думал, что он — Иисус, например. Об этом он помнил очень смутно. Рядом с людьми фанатичными его возвращали к этому мысли об Иисусе. Он говорил "я — Иисус, сын Божий" и его накачивали лекарствами. Но даже в состоянии практически овоща чужие мысли жужжали, не давая расслабиться.
Сон тоже не помогал никогда. Если у кого-то в мозгу перерабатывалась полученная за день информация, в голове Криса наоборот накапливалась новая. Как-то он говорил санитаркам, что его мать скоро умрет и его переведут в ужасное место. Санитарки не верили. Крис же очень быстро забывался.
Будучи таким вот слепком, он в новой лечебнице нахватался как ненависти к подобным ему людям, так и страха — от них, тех, кого закрывали рядом и готовили под костры новой инквизиции. Оказавшись за пределами — начал откровенно забывать о том, что происходило. Держаться ему было сложно. Крис кое-как понимал, что ему нужно рассказать Леону совершенно все, пока он не забыл. Но начинало затираться то, почему Леону и кто такой вообще Линдси. Не то чтобы про Линдси он и раньше что-то знал.
— Линдси — один из них, — начал пытаться объяснить Крис. — Линдси знал о старике. У Линдси была ин-фор-ма-ци-я, которая нужна старику, но которую он не получил и теперь зол. Лысый человек — все равно злее.
Все. Структурированность окончательно потерялась. Крис покорно поднялся, пошел за Леоном в ванную. Вот это — было рефлексивным. Ни в одной больнице его не кормили с ложки, не мыли самостоятельно. Базовые знания о том, как и что делать, если ведут, у него были. Такие привычки, которые на рефлекторном, не просто вытравить лихорадочным ворохом чужих мыслей. А шум воды немного заглушал какофонию в голове. Незначительно, но все же.
Подставляя лицо под струи воды, Крис закрыл глаза и прислушался к ощущениям, а не мыслям. Получилось с точностью до наоборот — к девочке-подростку, Леону и плохой матери прибавился брокер с другого этажа, который все никак не мог решить, какие акции ему покупать, а какие продавать. И мимолетно думал о том, что надо протравить клопов в гараже у сына.
— Клопов можно выморозить, — глубокомысленно сказал Крис, когда уже выбрался из-под душа и начал отфыркиваться от попавшей в нос и уши воды. — Чего с дезинсекторами связываться? Только бабла отожмут, суки.
Вода капала с волос и заросшего жесткой щетиной лица. Взглянув на Леона, Крис вспомнил еще кое-что важное. На контрасте и ассоциативно с клопами.
— Будет жуть как жарко, — поделился он. — Красивая летающая девочка умрет.
А Криса все равно найдут. Отстранившись наконец-то от паники тех, что его окружали в другой лечебнице, Крис начинал воспринимать какие-то такие вещи спокойно, как нечто само собой разумеющееся. А тем временем подворачивало желудок и слипались глаза.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

13

Мужик внял доброжелательно настроенному Леону. Отлично, одним камнем с души уже меньше.
Коэн признался себе в том, что на иррациональном уровне испытывает некоторое беспокойство относительно того, стоит ли доверять Крису (?) самостоятельно помыться. В его памяти обрывками всплывали многочисленные истории об обварившихся в кипятке родственниках, о немощных стариках за шестьдесят, которым вдруг взбрело посреди дня принять самостоятельно водные процедуры и, вот неловкость, подскользнуться и обвариться тоже. Крис (?) не был ни старым, ни родней, но кто его знает. Всякое может случиться. Вдруг с ним заговорит кто-нибудь по мысленному каналу в душевой (и его опять понесет)? Леон знал одного такого парня. Он жил этажом выше и любил примерно в это время посещать душевую и петь популярные на радио хиты.
Наверняка, думать он умел тоже.
А мужик, между делом, справился и сумел даже избежать ожогов. Вот только аспект его речи опять сместился. Леон развел руками, улыбнулся и утер пот со лба — он простоял в душевой все время, пока Крис (?) отмывал себя от земной скверны и поэтому успел изрядно вспотеть. Он ничего не мог ответить ему по поводу клопов, да и не считал нужным на это как-то реагировать. Попривык уже.
На плечи Крику (?) Леон накинул теплое махровое полотенце, вполне подходящее длиной для того, чтобы утирать им голову или повязывать на бедрах. Облачив гостя в халат, предназначавшийся, судя по размерам, явно не Линдси, Леон вывел Криса и отвел его обратно на кухню.
Из небогатых запасов в холодильнике Леон в течение получаса соорудил некое подобие обеда: сочная котлета с картофелем фри и листом салата, чашка молока, — все это легло перед Крисом (?) на кухонный стол. Коэн присоединился к ему чуть позже, когда достал из закромов холодильника банку кока-колы.
Щелкнув открывашкой, Коэн взмахом ладони смахнул ставший бесполезным кусок аллюминия подальше и принялся за трапезу.
— Блин, Крис, все это на самом деле нифига не смешно, — поделился с гостем Леон спустя пять минут. Свое блюдо он успел умять и теперь наблюдал за тем, как дожевывает остатки своего Крис (?), ковыряя вилкой в столешнице. — Получается, Линдси был замешан в этой истории с лысиком куда серьезнее, чем я предполагал. С ума сойти, он что-то знал о Карлосе! И старике. Так, старик. Гм. Имя старика ты не знаешь? Было бы не лишним. Вдруг мне взбредет в голову зайти к нему, задать пару вопросов... или лучше не так. Лучше вывести его на открытую местность — а там уж схватиться в открытую. Гм. Еще эта девочка...
Крис (?) определенно говорил про Люси Уоттс. Ее неосмотрительность и легкомыслие раздражали Леона, но он смирял себя мыслями о старшем брате. Когда Коэн-младший вот так раздражался, он напоминал самому себе Маршалла, а это никуда не годилось.
И теперь она умрет, причем в огне. Как иначе трактовать слова "будет жуть как жарко"?
— Прибить ее раньше, что ли, — вслух размышлял Леон. Этот вариант всерьез он не рассматривал. — Так, Крис? Крис? Ты доел? Ням-ням, да? Зэ овер? Ты знаешь, как идти к этому старику. Ну или к лысому. Жуть как хочу им в глаза посмотреть.

14

В голове Криса смешивалось все окончательно. Он поедал поставленную перед ним картошку с котлетой, не чувствуя вкуса и просто утоляя голод. Жадно и быстро — да. Но не испытывая удовольствия дальше потребности.
— Я туда не вернусь, — бормотал Крис, жуя и глядя в тарелку.
Это уже — инстинкт самосохранения какой-то работал. Не во всем правильный, Крис не понимал того, что где-нибудь в специализированном заведении, если вдруг его хотя бы изолируют от большинства чужих мыслей, ему будет лучше. Ему в голову и не вбивали никогда такой необходимости — не верили в то, что голоса в голове принадлежат окружающим, а не придуманы им самим, не результат шизофренического бреда.
Но без чужого по-настоящему шизофренического бреда, ему было просто легче. К людям, которым плохо или больно, он возвращаться не хотел. Правда, не знал, как самому от этого отгородиться в случае чего. Да и не думал об этом. "Не вернусь" — и все тут. На большее он просто способен не был. Вот головой помотать только — в подтверждение своих слов.
Голоса в голове перемешивались, на имя Линдси, поняв как-то, что он ему точно не поможет уже, да и забыв, какая нужна была помощь, больше не реагировал. А вот имя Карлоса неприятно дергало что-то внутри.
— Не вернусь, — повторил Крис, неловко сжимая вилку в руке.
Да даже если и знал бы, как туда возвращаться.
Осознав, что тыкаться в тарелку больше незачем, он разжал пальцы. Вилка упала на тарелку с характерным бряцаньем. Крис не обратил внимания, только отодвинул тарелку и сложил перед собой руки на стол.
Он сморгнул. После еды и молока его начинало срубать. Крис сморгнул еще раз, зажмурился, потерся заросшей щекой о плечо, пытаясь, вроде что-то влажное стереть. Заерзал на стуле в надежде откровенно не заснуть. Сон спасал только организм, а не сознание — во сне приходила новая информация, не менее бесполезная как для самого Криса, так и для окружающих. Не обрабатывалось ничего из получаемой.
И все же, отключаясь прямо на стуле за кухонным столом, Крис продолжал бормотать нечто нечленораздельное — перехватывая мысли соседей почившего Линдси.
[icon]http://savepic.net/6885360.png[/icon][nick]Chris[/nick][charinfo]<b>Крис</b><div>32 года, душевнобольной со способностями к телепатии и ясновидению</div>[/charinfo]

15

"Не вернусь", — говорил Крис (?) и ел свою порцию картошки с мясом. Содержимое тарелки стремительно исчезало в его желудке. Леон наблюдал молча, ловя каждое слово, боясь спугнуть. Он был уверен, что Крису после стольких мытарств доставит облегчение, если о нем позаботятся, и выговориться будет легче. Коэн в свою очередь позаботился о совершенно незнакомом человеке, что было свойственно его натуре. Безвозмездно, от чистого сердца, просто потому что не мог иначе и не хотел просчитывать варианты того, как любой другой человек поступил бы на его месте.
Но противная мысль, вопреки собственному желанию, лезла в мозг. Как поступил бы на его месте Маршалл? Линдси? Сет? Юстас? Роб?
"Не вернусь", — говорил Крис (?) и Леон понимал со все возрастающей обреченностью: лимит разумных мыслей у несчастного мужика без определенного места жительства на сегодня исчерпан, как бы не хотелось обратного. Бодро съеденная пища свидетельствовала об отличном аппетите, что не могло не радовать. Но вот речь — выражение мыслительной активности или индикатор физического самочувствия — речь была тревожным сигналом.
Леон подался вперед, протянул руку и взял вилку в ладонь. Не глядя бросил ее в сторону раковины и, как ни странно, попал. Трудно не промахнуться, находясь немного не в себе. Леон положил свои ладони на ладони Криса (?).
— Не вернешься. Никуда ты не вернешься приятель. Только если совсем не поедешь шалашиком. Уж это я тебе обещаю.
Инстинкты и чувство самосохранения в унисон твердили ему не брать на себя такую ответственность, но сейчас Коэн чувствовал себя обязанным Крису (?). По крайней мере, за информацию, которую он предоставил. Теперь вычислить лысого мужика не должно составить проблем. И старик, о котором Крис (?) неоднократно упоминал, его тоже можно вычислить. У Леона за правым плечом был талантливый брат-киберпат, а за левым маячил призрак почившего Линдси.
И в конце-концов, ему было чисто по-человечески интересно разобраться в происходящем. Ключи в его руках, но какую дверь они открывают?
Мужика вырубало. Он откровенно клевал носом. Леон мысленно прикинул, куда его можно положить. Сегодня Крис (?) совершенно точно ночует у него, а вот завтра, куда его девать завтра? Мотнув головой, Леон встал, подошел к Крису (?) и, положив его руку себе на плечо, медленно потащил его в сторону спальни, уложил и накрыл пледом с кресла.
Благо, спален у Линдси было больше одной.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.04.05 Knockin' On Heaven's Door


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC