FREAKTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.03.25 Mother of the Year


2015.03.25 Mother of the Year

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Mother of the Year

В эпизоде:
16 марта 2015 года;
полицейский участок

В ролях:
Brooklyn Sutherland,
Stephanie Rearden

Брукс приезжает в полицейский участок забрать оттуда младшую дочь и заодно поговорить с офицером, который дочь арестовывал.
Которая дочь арестовывала.

Отредактировано Brooklyn Sutherland (26.04.2015 01:13:45)

2

Звонок разбудил Брукс. Она дотянулась до лежавшего на тумбочке телефона, приняла вызов и пробормотала:
— Бруклин Сазерленд, слушаю вас, — так и не подняв голову от подушки и даже не открыв глаза.
Звонили из полицейского участка. Мэдди натворила дел. Каких именно — Брукс не вслушивалась. Она сообщила звонившему, что не собирается сейчас с этим разбираться, а Мэдди полезно ощутить последствия собственных действий на собственной же шкуре, поэтому весь мир подождет до утра.
Положила трубку, вызвала голосовой помощник, потребовала напомнить заехать с утра в полицейский участок по такому-то адресу и отключилась.
С утра пораньше она неторопливо позанималась йогой и не менее неторопливо приняла душ. Затем отзвонилась своему ассистенту-интерну, который с какого-то перепуга до сих пор спал, чтобы сообщить, что задержится, и в школу Мэдди — сказать, что та будет ко второму уроку. Непосредственно в участок Брукс отправилась не сразу: сначала добралась до Старбакса, где бариста за шесть лет были вышколены до расово верного лонг блэка, и взяла там два кофе — для Мэдди, конечно, латте, не доросла до лонг блэка еще — и два пончика с собой.
Пончики и кофе для Мэдди она оставила в машине.
— Доброе утро, — сказала Брукс первому попавшемуся офицеру и склонила голову так, чтобы солнечные очки съехали на кончик носа. — Я пришла забрать малолетнюю преступницу, к кому мне для этого обратиться?
От формальностей хотелось откровенно раззеваться, никакой лонг блэк не спасал. Брукс мужественно терпела и позволила себе только вздохнуть с облегчением, когда поставила последнюю подпись. Оставалось одно маленькое дельце.
Она попросила дежурного офицера не выпускать пока малолетнее чудовище и заодно — ткнуть ей в арестовывавшего офицера, если такой был в участке. Ей ткнули. В девушку, яркость рыжины волос которой заставила Брукс нацепить очки назад и посмотреть внимательнее уже сквозь них.
— Офицер… Рирден, так? — Она перехватила полупустой стаканчик с кофе в левую руку и протянула правую для рукопожатия. — Бруклин Сазерленд, мать Мэдисон. Хочу уточнить обстоятельства ее ареста, если у вас найдется минутка. Юная леди разговаривать со мной после ночи в обезьяннике не захочет, а мне, понимаете, без знания обстоятельств не решить, на сколько ее наказывать.
Брукс улыбнулась и отхлебнула кофе, рассматривая офицера Рирден с интересом. Та оказалась на редкость очаровательной. И юной настолько, что без всяких натяжек годилась Брукс в дочери. Считать ее очаровательной было, наверное, нехорошо. Было бы, знай Брукс точно, что ей хотя бы столько же, сколько Элле с Гэби. А так — офицер Рирден просто хорошо сохранилась для своих лет.
Отлично прямо сохранилась.

3

У офицера Рирден смена выдалась та еще. Много разных происшествий, одно накладывалось на другое и от этого уже несколько часов ныла голова. Стеф закинулась обезболивающим и голову нехотя отпускало, но все же не настолько, чтобы выдержать еще и разговор с нервной мамашей. Бруклин Сазерленд ждали всем участком, особенно после того, как она сообщила, что приедет за дочерью только утром. Кто-то говорил, что она не приедет вообще, кто-то, что ей пофиг. Сама Стеф считала, что Бруклин либо не расслышала офицера, который ей звонил, либо хотела навести красоту, прежде, чем ехать разносить полицейский участок.
С нервными мамашами Стеф имела дело, еще когда училась в школе. Тогда мама одного из ее парней застукала их целующимися. В горизонтальном положении. Стеф до сих пор не могла понять, почему та мамаша так распсиховалась - не голыми же она их застала, в конце-то концов. Так вот, родители, которые приходили забирать детей, вели себя примерно так же. Вернее, мужчины - еще куда ни шло. Пытались выяснить, что произошло, кто виноват и что делать. Мамаши просто начинали орать. В основном о том, что их "золотце и прекрасный ребенок" не мог так поступить, его подставили, напоили и так далее, а полиция должна ловить настоящих преступников, а не несчастных детей.
В общем, когда Сазерленд пришла в участок, Стеф ожидала скандала и намеренно держалась в стороне, потому что голова все еще болела, нервы были расшатаны и тут можно не сдержаться, начать отвечать, за что начальство по головке не погладит.
В стороне-то она держалась, только Бруклин решила подойти к ней сама. На скандалистку она была, впрочем, не похожа. Хотя хрен их знает, этих мамаш.
От спокойного тона и вопросов Стеф замерла, заморгала и сначала вообще не поверила ушам. Потом заставила себя включить голову и довольно ровно, на автомате ответила:
- Ваша дочь каталась на машине в нетрезвом виде. Она была за рулем, в салоне находились ее друзья, но как только мы их остановили, они разбежались, оставив ее в машине. Имена она не говорит. Так как это первое происшествие, у нее только забрали права на месяц, для получения...
Стеф говорила и никак не могла перестать таращиться на Сазерленд. Осознав это, она повернулась к своему столу, взяла кружку с кофе и снова оказалась лицом к лицу с Бруклин.
- Извините, - устало и чуть смущенно улыбнулась она. - Вы просто первая мать, которая не устраивает истерику и не пытается обвинить нас во всех смертных грехах. Это круто. Серьезно.

4

Брукс льстило, что хорошо сохранившаяся офицер Рирден не могла глаз от нее отвести, но что-то ей подсказывало, что причина этого внимания была вовсе не в ее животном магнетизме. Для этого у офицера вид был, пардон, слишком затраханный — и не в хорошем смысле. Ходячая анти-реклама для всех романтиков, желающих вступить в ряды полиции ради причинения добра и нанесения справедливости.
— Ясно, — кивнула Брукс вдумчиво.
Мэдди, значит, обмывала и тестировала новенькую машину. Молодец. Брукс могла предсказать ее будущее, не сходя с места, на котором стояла. Например: права ей в ближайшее время не светили, что бы там ни говорила офицер Рирден. Ей грозил не только месячный домашний арест, но и перспектива добираться в школу на своих двоих или на автобусе аж до конца учебного года. Как всегда — она была сама себе злобная. А крайней окажется, конечно же, сама Брукс. Потому что не приведи Господь в свои смешные годы знающей жизнь от корки до корки Мэдди обвинить в собственных проблемах себя даже разнообразия ради.
Брукс отхлебнула кофе и опять склонила голову, скептически взглянула на офицера Рирден поверх очков.
— Первая, — повторила она и скривила губы. — В самом деле? Какой кошмар. Вашу страну уже ничто не спасет, это точно.
Носиться с детьми она не умела. Мамочки-наседки одноклассниц и одноклассников Мэдди вызывали у нее дичайшую головную боль. Если бы ей еще и по работе постоянно пришлось с такими сталкиваться… Офицеру Рирден впору было посочувствовать.
Брукс сочувствовала во всю широту своей австралийской души.
— Если вы бы ее не арестовали, она могла бы во что-нибудь влететь. Или кого-нибудь сбить. Или сама расшибиться, — пожала Брукс плечами. Покосилась на кружку в руках офицера Рирден и лукаво улыбнулась. — Я должна по меньшей мере угостить вас кофе. Приличным, а не этой растворимой бурдой. У вас есть визитка?
Тему проблем Мэдди Брукс считала закрытой. Что случилось — она узнала, с наказанием — про себя все решила, забрать дочь из каталажки собиралась буквально через пару минут. По сути ей только и оставалось, что отблагодарить офицера Рирден за хорошую работу. И взять у той визитку или еще что-нибудь еще личное. Чисто ради потакания своей привычке: такую слепящую рыжину Брукс не смогла бы забыть, даже если захотела бы.

5

Стеф поморгала, уставившись на Бруклин так, как будто у женщины выросла вторая голова. Она что, ее клеила? Серьезно? Вот прямо сейчас, когда у Стеф все еще болела голова, когда она не спала хрен знает сколько и выглядела страшнее смерти? Нет, это совершенно не укладывалось в голове. Стеф не могла вспомнить, когда ее в последний раз клеили. Тем более - женщина. Да еще и мать, дочь которой попала в участок. Ситуация такая, что нарочно не придумаешь. Говоря откровенно, Стеф не считала себя красавицей и привыкла проявлять инициативу сама. Этим и брала, да еще своим бешеным темпераментом и неподражаемым чувством юмора. Наверное, поэтому многие парни думали, что у нее легкий характер. А некоторым было похрен и они просто хотели с ней переспать. Но никогда - в таком виде, как сейчас.
Правда, Стеф совершенно точно могла сказать, что в данный момент ей хотелось оказаться в кровати исключительно с подушкой и одеялом. Может быть, Стеф вообще показалось. Именно потому, что она устала и хочет спать. Вдруг у этой женщины стиль общения такой. Всякое бывает.
Даже если нет... какой смысл делать из этого какое-то большое событие? Кофе - всего лишь кофе, о чем бы там не намекали всякие умельцы.
Все-таки Бруклин ей нравилась. В том самом смысле примера для подражания. О своих детях Стеф старалась не думать, а когда думала, ее каждый раз пугала эта мысль. И кто вообще сказал, что она сможет стать хорошей матерью? После ее собственного папаши-то? Но если бы вдруг произошло чудо и у нее появился бы ребенок, она хотела бы быть примерно такой матерью, как Бруклин. Спокойной, способной признать вину своего ребенка, но при этом позаботиться о нем.
После некоторых сомнений Стеф все-таки сказала:
- Визитки нет, но свой телефон я вам запишу. И... кофе - это отлично, но не обязательно. Вы и так сделали мой день.
Она бледно улыбнулась, отставила кружку и записала номер телефона на бумажке, склонившись над столом. Голова стремительно проходила, и это был еще тот кайф.
- Ваша дочь скоро выйдет, - протягивая Бруклин клочок бумаги с номером телефона, сказала Стеф. - Надеюсь, она больше к нам не попадет.

6

Номер телефона для Брукс был не настолько же актуален, как визитка. Номером телефона нельзя было воспользоваться как напоминанием об офицере Рирден на случай, если Брукс захочется на нее посмотреть или будет нужно ее разыскать. С другой стороны, забыть такую рыжину у нее в принципе бы не получилось: глаза без очков с такой яркостью до сих пор справиться не могли.
— Надеюсь, я сделаю вам не только этот день, офицер Рирден, — подмигнула Брукс и, убрав бумажку с телефоном в карман, обернулась к проходившему мимо дежурному. — О. Выпускайте кракена, пожалуйста.
"Кракен" по имени Мэдди вылетела злая как черт знает кто. Брукс только вздохнула, посмотрела на офицера Рирден очень выразительным "никогда не обзаводись детьми" взглядом и неторопливо пошла вслед за собственным злющим отпрыском на парковку.
— Не в ту сторону, дорогая, — заметила она, когда Мэдди метнулась черт знает куда.
В машине Мэдди изображала из себя типичного тинейджера: мрачного, неразговорчивого и питающего глубокое отвращение ко всему живому.
— Так. Твой кофе. Твой пончик. Угощайся. Сейчас мы поедем домой, ты вымоешься и переоденешься, чтобы не выглядеть так отвратно, доешь вчерашнюю пиццу — и я отвезу тебя до школы. До лета свою машину ты не увидишь, когда б тебе права ни вернули. Пару дней я, так и быть, тебя буду подбрасывать с утра; потом, когда нашу остановку включат в маршрут, станешь добираться на школьном автобусе. И месяц домашнего ареста. Все понятно?
— Ненавижу тебя, — сообщила вместо ответа Мэдди.
— Может, скажешь что-нибудь новое?
— Хочу жить с папой.
— Твой папа прохлаждается во Флоренции до следующей недели. И, между прочим, за попечительство над тобой Фрэнк боролся куда менее активно, чем за загородный дом под Оттавой, так что у него едва ли будет в приоритете вытаскивание тебя из полицейских участков.
— А то у тебя оно в приоритете!
— Ты будешь крайне удивлена. И твое воспитание — в приоритете тоже, да. Надеюсь, свой урок ты усвоила? Будь умнее в следующий раз. Если уж делаешь что-то противозаконное — так не попадайся. Я не всегда смогу грудью на амбразуру за тебя броситься.
Брукс одарила ее выразительным взглядом и вдруг заметила что-то блестящее, торчащим из ее кармана.
— Мэдди. Это что?
— Ничего, — пробурчала Мэдди, запихивая блестящее поглубже в недра куртки.
Брукс свернула на обочину и остановила машину. Отстегнула ремень. Повернулась всем корпусом к Мэдди.
— Мэдисон Линда Сазерленд. Я сейчас настроена не человеколюбиво. Из-за тебя я не выспалась и приеду на работу на пару часов позже обычного. Или ты выворачиваешь этот карман сейчас сама, или я тебя заставлю — и тогда да поможет тебе бог.
Мэдди не менее упрямо таращилась на нее, прежде чем с очередным "ненавижу" вытащить-таки…
Полицейский значок.
— Два месяца домашнего ареста, — наконец сказала Брукс и отобрала значок. Рассмотрела его как следует. Нет, точно был настоящий. Наверняка дурында малолетняя увела со стола у какого-нибудь офицера или, не дай бог, детектива. — Чем ты вообще думала?
Мэдди скрестила руки на груди и насупилась. Очевидно, решила, что продолжать разговаривать — выше ее достоинства.
Брукс тяжело вздохнула и порылась уже в своем кармане, чтобы найти бумажку с телефоном офицера Рирден. Набрала номер; пристегивалась, выруливала назад на дорогу и разворачивалась она под аккомпанемент гудков.
— Офицер Рирден? — Она улыбнулась, хоть и отлично понимала, что яркая офицер увидеть ее не сможет. — Это Бруклин Сазерленд. Моя дочь, кажется… переместила вещь, которая ей не принадлежит. Случайно.
— И вовсе даже не случайно! — заорала Мэдди, пользуясь преимуществами хэндс-фри. Брукс сказала ей "три месяца" одними губами и продолжала уже в голос, снова обращаясь к офицеру:
— Давайте, как у вас кончится смена, я заеду и повезу вас угоститься тем самым кофе, и мы замнем этот невинный инцидент в зародыше?..
Возвращать Мэдди в полицейский участок Брукс не улыбалось, какими бы плохими их отношения ни были. Не место там было девочке-подростку. Даже такому не блиставшему интеллектом, как Мэдди.
Значок Брукс водрузила рядом с кивающим головой котом, чтобы по возможности не выпускать из поля зрения.

7

- Куда делся этот идиотский значок?.. - пробормотала Стеф себе под нос, роясь в одном из ящиков. - Да что сегодня за день такой?
Значок не был бы идиотским, если бы прошедшая голова не выявила у офицера Рирден чрезмерно плохого настроения. Вроде бы - не с чего. Ну день паршивый, так и похуже бывали. Тем более, даже мамаша ради разнообразия попалась вполне приличная.
Ну точно. Дело ведь в ней как раз. Стеф хорошо знала, что делать и как себя вести, когда нравишься парням, а вот с женщинами все было сложнее. Да и понравилась ли она вообще? Тут хрен поймешь - то ли Бруклин просто так себя вела, чтобы дочка легко отделалась, то ли она со всеми так разговаривает. Стеф совсем не привыкла к такому повышенному вниманию. Оно ей нравилось, конечно, но ей упорно казалось, что нет в ней ничего такого... особенного, чтобы разводить шумиху. Поэтому просыпалась паранойя, желание искать скрытый смысл и, как итог - плохое настроение.
Дома она, пожалуй, сядет перед теликом с пивом и чипсами, да посмотрит какое-нибудь рубилово. От депрессии - самое то. У нее вон "Ходячие мертвецы" недосмотрены.
И будет надеяться, что Бруклин не позвонит.
Стеф уставилась на свой мобильник, который ровно в ту же секунду начал вибрировать. Нет, мироздание, серьезно? Она даже на потолок посмотрела. Конечно, всем интересующимся она громко заявляла, что в бога не верит, но... но. Кто-то там должен быть, все же. В бога отца она не верила - это уж точно.
Трубку она все-таки схватила, по-прежнему смотря вверх и пробормотала что-то приветственное.
Конечно же, это была Бруклин. Конечно же, ее дочь сперла значок. И, конечно же, она хотела, чтобы все осталось между ними.
- Я заканчиваю через полчаса. От кофе не откажусь. Там и поговорим.
Стеф повесила трубку и улыбнулась. Настроение почему-то улучшилось.

8

Брукс удовлетворенно кивнула.
— Значит, ждите на парковке около участка, — сообщила она в трубку и отключилась. В полчаса надо было уложить великие воспитательные дела и две короткие поездки.
Не особенно-то и вызов для матери, уже вырастившей двойняшек.

***

Брукс не опоздала. Мэдди была напоена кофе, накормлена пончиком и впихнута под душ; из штаб-квартиры примчался взмыленный интерн, который вылупил на Брукс глаза и так и таращился все то время, пока она объясняла воспитательную задачу. Интерн был новеньким. Брукс была бессердечной. Сообщив безмерно успокаивающее "отвечаешь головой" и понаблюдав за тем, как покрасневший и побледневший интерн пытается взять себя в руки, она взглянула в зеркало, поправила сбившийся в неправильную сторону волосок и отправилась назад в машину — ехать воссоединять офицера Рирден с ее значком. И, конечно, пить кофе с ослепительно рыжей молодой женщиной. Брукс заслужила. Должно же ей было хоть как-то воздаваться за непосильные воспитательные труды.
Опять же, только идиот на ее рабочем месте станет пренебрегать шансом завести очередной потенциальный контакт в полиции. Офицеры не то чтобы о многом были в курсе, но они приезжали на места происшествий первыми и поболтать были горазды больше детективов. В общем, даже если и не пригодится, то лишним не будет всяко.
Офицер Рирден ждать себя не заставила.
— Запрыгивайте, — улыбнулась Брукс, опустив оконное стекло. Даже до двери пассажирского сидения дотянулась, чтобы ее распахнуть. — Ваш значок в целости и сохранности, офицер Рирден. Или можно просто Стефани?
Сама офицер Рирден своего имени ей не называла: его упоминал тот офицер, с которым Брукс заполняла бумажки и у которого интересовалась, кто арестовывал Мэдди. Брукс, конечно, намотала на ус. Полезная вещь — цепкая память на имена и лица.
Брукс перехватила значок с приборной панели и задумчиво на него посмотрела.
— Но верну я вам его только после того, как вы сделаете тяжелый выбор, — с непроницаемым лицом сообщила она, прежде чем повернуться назад к офицеру Рирден, и дразняще подмигнула. — Ближайший Старбакс или что-нибудь не такое, м-м, стильное-модное-молодежное?

9

Стеф ждала Бруклин с тех самых пор, как повесила трубку. Ей было даже уже плевать - свидание или нет, но все равно это казалось чем-то... волнующим. Тем, что должно, в идеале, разбавить скуку и привычный ход жизни. Стеф, правда, легче верила в то, что они с Бруклин переспят, чем в то, что станут подругами. Ну не было у нее подруг женщин. Были те, на кого хотелось равняться, кто служил примером, но вот так, чтобы встречаться за кофе и болтать о жизни - нет. Стеф и не хотела, если откровенно. Ей был близок тот тип дружеских отношений, когда на все жалобы по поводу паршивого дня, ей просто наливали текилу. И тот, когда можно было сидеть на диване, смотреть хоккейный матч и орать от каждого забитого гола.
Поэтому Бруклин была чем-то непривычным и, чего уж там, волнующим. Стеф старалась не особенно спешить к ней и даже зашла в туалет, оценить свой внешний вид. Вид был тот еще: синяки под глазами, бледная кожа, помятые волосы. Стеф расчесалась и решила, что хватит. В конце концов, не свидание же, по крайней мере, никто об этом не говорил..
- Сложный выбор, - отозвалась она после того, как села в машину. - Пожалуй, все-таки не Старбакс. И я просто настаиваю, чтобы мы перешли на "ты". Иначе я не смогу спокойно пить кофе.
Она улыбнулась - было сложно этого не делать, когда Бруклин так искрометно шутила. По крайней мере, серьезное лицо Стеф оценила. Она устроилась поудобнее, пристегнулась и покосилась на Бруклин снова.
- Не представляю, как ваша дочь смогла утащить значок. Я обычно внимательно за всем слежу... такой талант бы - в мирное русло. Кстати, вы знаете, полиция занимается экскурсиями в тюрьму, обычно для школьников. Если вам будет интересно, я узнаю подробности. В том смысле, что иногда все так и начинается. С какой-то мелочи. Но, конечно, я не настаиваю.
Она почувствовала себя немного глупо и неудобно, как будто не пыталась помочь, а скорее оскорбить Бруклин, назвав ее дочь воровкой. Кто знает, вдруг она решит больше ничего общего со Стеф не иметь?

10

Брукс вручила пристегнувшемуся офицеру Рирден ее значок.
— В целости и сохранности, как и обещала, — улыбнулась она и принялась выворачивать руль, выезжая с парковки. — Значит, просто Стефани. Тогда я — просто Бруклин.
Местонахождение кофейни Брукс раскрывать не собиралась. Ехать, впрочем, было близко: меньше пяти минут. Далеко увозить явно уставшую после смены Стефани даже Брукс с ее сложными взглядами казалось бесчеловечным. Она все-таки хотела обзавестись потенциальным информатором и, вероятно, чем-то более… личным, но никак не головной болью.
От предложения Стефани Брукс коротко рассмеялась.
— Я не думаю, что это поможет, — заметила она после. — Да и, если что, она там не пропадет, основные принципы вроде "не сдавай ближнего своего" она усвоила. Может, заодно и мозги на место встанут. Но вообще я подозреваю, что единственное, что заставило бы ее успокоиться — это лишение меня родительских прав.
Брукс притормозила на светофоре. Поправила на носу очки, глянула в зеркало заднего вида, с улыбкой покосилась на Стефани снова. С Мэдди она собиралась разбираться самостоятельно, без привлечения полицейской экскурсии. Еще раз, например, объяснить, что если уж Мэдди делает глупость, то пускай делает так, чтобы не поймали.
— В любом случае — спасибо. — Брукс пристукнула пальцами по рулю и вытянула шею, выискивая местечко на припарковаться, лихо вывернула руль и въехала на нужное парковочное место. — И сейчас я к нему присовокуплю что-то более существенное. Мы приехали.
Она вылезла из машины первая, подождала, пока выйдет и Стефани, и нажала на кнопку на пульте сигнализации. После чего кивнула в сторону неприметной двери с неприметной же вывеской.
Кофейня, в которую Брукс привезла Стефани, была небольшой и выдержанной в более классическом стиле, чем типичные Старбаксы. Не то чтобы Брукс имела что-то против хипстерских заведений, но стоять у стойки в ожидании возможности сделать заказ ей не нравилась. Здесь к тому же работала миленькая официантка, а баристы делали правильный лонг блэк — или café allongé, как он здесь был указан в меню. Эта сеть, как-никак, пришла в Галифакс из Монреаля.
— На самом деле, — сказала Брукс, когда обслуживавшая их девушка уже отошла с заказами, — я даже благодарна Мэдди за ее… акт неповиновения. Иначе мы с тобой бы сейчас здесь не сидели.
Брукс наклонилась к Стефани ближе, опираясь руками о стол. Декольте она обычно демонстрировала в беседах с мужчинами, но шестое чувство подсказывало, что очаровашка Стефани его оценит не меньше.
— И я надеюсь, что это будут далеко не последние наши посиделки, — подытожила она, подмигивая.
Брукс, что самое главное, не лгала. Она действительно на это надеялась. Упускать шанс завести полицейский контакт было нельзя, на дороге они не валяются.
Такие юные и симпатичные — тем более.

11

Стеф подавила желание выхватить значок и основательно его спрятать, чтобы он больше не пропал. Она-то тоже хороша. Не смогла заметить, как у нее что-то сперли со стола. Коп называется. Пусть даже у нее тогда болела голова, которая, к слову, сейчас понемногу утихала. Что тому поспособствовало - таблетка или приятная компания, - Стеф не знала. И ей, в общем-то, было не очень важно.
Она покосилась на Бруклин как раз в тот момент, когда женщина посмотрела на нее. Отводить глаза смысла не было, тем более, что ничего такого во взгляде Стеф не было. Только любопытство и слабая улыбка.
- Все, что угодно. Лишь бы на нее это подействовало. Я тоже была не слишком... послушным подростком, но, если честно, всякие разговоры на меня мало действовали. Чувство противоречия и все такое. Это собственный опыт, а не какие-то там советы. Вдруг пригодится. И - мой телефон у тебя есть, так что если вдруг - обращайся.
Стеф тут же почувствовала себя неловко. Делиться своим опытом ее никто не просил. И вообще как-то глупо получилось - как будто она хотела подчеркнуть, что Бруклин намного старше. Мысленно обругав себя последними словами, в том числе и матерными, Стеф выбралась из машины и пошла следом за женщиной в кофейню. Чувство неловкости никуда не делось, но стало немного полегче. Может быть, потому, что они больше не были одни в ограниченном пространстве.
Продлилось это недолго - очередной неловкий момент наступил тогда, когда Стеф осознала, что откровенно пялится на грудь Бруклин, как какой-то озабоченный мужик. Да, она была после дежурства, да, она устала, но, черт возьми, что с ней сегодня не так?!
Она моргнула и все-таки посмотрела Бруклин в глаза.
- Да, это хорошо, что мы познакомились, - пробормотала она не очень громко и попыталась улыбнуться. - Ты частично восстановила мою веру в существование клевых родителей. Я уже начинала думать, что это миф.
Тут, к счастью, им принесли заказанный кофе и Стеф с удовольствием отпила свой американо. Вот это - это было кайфово. Она посмотрела на Бруклин, вздохнула и чуть виновато улыбнулась.
- Извини. Я не очень хороший собеседник сегодня.

12

Брукс улыбнулась — больше сама себе. Стефани ей все же нравилась. Определенно не только как полезный полицейский контакт, но и как весьма милая и разумная девушка. Разница в возрасте ее не смущала традиционно. Да и с чего бы? Стефани была полицейской, а, значит, совершеннолетней, а в излишние подробности Брукс вдаваться не собиралась. Подробности часто только мешали. Они все усложняли в разы.
Брукс сделала глоток своего лонг блэка и засмеялась.
— О, слышали бы это мои девочки! Особенно Мэдди. Думаю, что все уважение к бравым офицерам полиции она бы растеряла моментально.
Она подмигнула, делая еще глоток. Много времени у Брукс не было: ей нужно было возвращаться и руководить подготовкой очередного выпуска. Общество Стефани было несомненно приятным, но работа есть работа.
— Ничего страшного. Скорее мне нужно извиняться, что я выдернула тебя на кофе после ночной смены. — Она задумчиво пожевала губами. — Пожалуй, я буду тебе должна. Как ты смотришь на то, чтобы, скажем… поужинать? Не думаю, что с учетом Мэдди мы совсем не увидимся больше, но я бы предпочла, чтобы это было не исключительно из-за работы.
По крайней мере, исключительно из-за работы Стефани. Против встреч из-за работы самой Брукс Брукс ничего не имела. Но тоже — не исключительно. Стефани была очаровательно яркой даже с темными кругами под глазами и в не самой свежей одежде. Пройти мимо этой юбки Брукс, вероятно, не смогла бы, даже если полезного для новостей из общения со Стефани почерпнуть она бы не смогла.
В конце концов, приятная компания — тоже полезно. Брукс давно не смеялась так искренне.
Лонг блэк закончился немного слишком быстро. Как и все хорошее. Оно ведь хорошо только понемножку, так?
Жаловаться Брукс при любом раскладе было совершенно не на что. Контакт был установлен, приятное с полезным — совмещено. Что могло быть лучше?
— Значит, ужин, — сказала она, отодвигая чашку. — Звони мне, когда поймешь, когда тебе удобно. Я не могу, к сожалению, тебя подвести до дома, мне пора назад в офис, но я заплачу за такси. Даже не думай отказываться.
Уже провожая Стефани в такси, Брукс улыбнулась и, наклонившись к ее уху, заметила:
— Ты замечательный собеседник. Не сомневайся.


Вы здесь » FREAKTION » Архив завершенных эпизодов » 2015.03.25 Mother of the Year


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC